Rambler's Top100
Статьи ИКС № 4 2008
Глеб ЛАДЫЖЕНСКИЙ  07 апреля 2008

«SOA в России – не арена для массовых проектов»

– считает Глеб ЛАДЫЖЕНСКИЙ, директор по технологиям Oracle СНГ. По крайней мере, сегодня и в ближайшем будущем. На то есть объективные и субъективные причины – «национальные особенности».

Глеб Ладыженский– Глеб Михайлович, чем вы объясните несоизмеримо малое количество внедрений SOA в России в сравнении с другими странами – ведь преимущества этой архитектуры бесспорны?

– Говорить о «внедрении SOA» неверно. Это совсем не то же самое, что внедрять, например, ERP. Речь идет о долгосрочной модернизации ИС компании путем осмысленных и четко просчитанных действий. Парадигма SOA выводит на качественно новый уровень обсуждение эффективности инвестиций в ИТ, вовлекая в этот процесс руководителей бизнеса. Специалистов в области ИТ часто просят привести весомые аргументы в пользу перехода к SOA, которые были бы понятны топ-менеджерам. Если формулировать кратко, то суть такого перехода сводится к формуле «модернизация в целях достижения высокой адаптивности ИС к быстро меняющимся требованиям бизнеса».

Истоки SOA лежат в постоянных усилиях ИТ-сообщества увязать возможности информационных технологий с потребностями бизнеса. Причины появления SOA – высокая динамика современного бизнеса и повышенные требования по изменчивости, или адаптивности, ИС. Сегодня уже недостаточно, чтобы ИС обеспечивала простую автоматизацию информационных и расчетных задач бизнеса компании. Необходимо, чтобы требования бизнеса находили в ИС адекватное отражение. Проще говоря, ИС должна меняться столь же быстро, сколь быстро меняются требования бизнеса и бизнес-процессы компании. Ключевое значение здесь имеет степень динамичности бизнеса. В России же далеко не все предприятия нуждаются в быстрых изменениях и далеко не всем необходим немедленный переход к SOA – кому-то было бы правильнее воздержаться от поспешных действий. Разговоры о высокой динамике изменений бизнес-процессов относятся к тем, кто находится западнее и восточнее нас, кто работает в таких секторах экономики, как телеком, финансы или ритейл, кто располагает высокими инвестиционными возможностями. Типичная же российская компания существует в иных бизнес-реалиях и испытывает давление со стороны совершенно иных факторов (налоги, правовой произвол, угрозы рейдерских атак и т.д.). О каком переходе к SOA тут можно говорить?

В России не происходит и в ближайшем будущем не произойдет ничего такого, что могло бы кардинально повлиять на развитие технологий в принципе. Пока мы находимся на периферии мирового процесса развития ИТ. Реально значимыми являются лишь те действия (подкрепленные финансово), которые крупнейшие российские корпорации осуществляют в части формирования современной компьютерной, телекоммуникационной и программной инфраструктур. Часть этого процесса – модернизация программных инфраструктур ИС. Там делается много такого, чего хотелось бы избежать, но все-таки малая толика средств расходуется и на благородные, правильные цели. Будем рады и этому. Ведь, как говорил Конфуций, «все истинно великое делается медленным и незаметным ростом».

– И все же «процесс пошел». Какие отрасли вы считаете наиболее SOA-ориентированными?

– Для западных стран здесь есть определенные статистические закономерности. Для России – нет и быть не может. Россия в этом смысле отличается полной иррациональностью, а возможная модернизация информационных систем в архитектурном стиле SOA настолько зависит от букета субъективных факторов, весьма далеких от деловых соображений, что становится просто не по себе. И все же отдадим должное сектору телекоммуникаций. Здесь ведущие операторы мобильной и фиксированной связи прилагают огромные усилия, чтобы быть на одном технологическом уровне со своими зарубежными коллегами.

– Что еще, по вашему мнению, тормозит SOA в России?

– Первый объективный фактор, препятствующий распространению SOA, – масштаб применения этой парадигмы. Она применима ко всей ИС, а не к отдельным ее компонентам. Любой проект в области SOA – это, по сути, проект модернизации всей ИС компании, а не отдельных ее элементов (например, кадровой или финансовой систем). Фактически проект SOA – задача обобществления полезного для бизнеса компании прикладного ПО, представленного в унифицированном виде (программные компоненты, обеспечивающие те или иные бизнес-сервисы).

В любой организации идея обобществления неизбежно наталкивается на скрытый саботаж руководителей подразделений, не желающих «делиться» информацией, услугами, кадрами и т.д. И в этом смысле проект SOA требует от руководства политической воли и изощренности мышления, последовательности и систематичности всех действий. Если у проекта SOA нет влиятельного спонсора в высшем руководстве организации, он обречен на провал, враги инноваций найдут способы загубить проект и уволить его инициатора. Кроме того (и это не зависит от индустрии), успех проекта в рамках SOA во многом зависит от личности ИТ-директора, его энергии, политической воли, влияния на высшее руководство компании и т.д.

Второй объективный фактор, также негативно влияющий на применимость SOA, – это тяжелейший кризис кадрового обеспечения инфраструктурных проектов (к которым относятся и проекты категории SOA). По своей сути и специфике задействованного ПО такие проекты требуют определенного числа специалистов очень высокой квалификации, обладающих отработанными методологиями ведения проектов и высокой проектной культурой. Таких коллективов – единицы, и портфель их заказов полон, а новых квалифицированных специалистов брать неоткуда. Дикие 90-е годы с укоренившимся презрением к знаниям и квалифицированному труду, а также безумная реформа образования, полностью разрушившая достойный советский опыт высшей школы, принесли свои ядовитые плоды: инженерный корпус России почти полностью уничтожен. Счет специалистов, способных успешно работать в сложных инфраструктурных проектах, идет на сотни. С таким малочисленным кадровым потенциалом браться за большое число сложнейших проектов не представляется возможным.

– Такие проекты уже есть у Oracle CНГ?

– В отношении реализации технологических проектов практика представительства Oracle в России и СНГ опирается на партнерскую модель. Это означает, что Oracle СНГ обеспечивает своих партнеров – российских системных интеграторов и независимых разработчиков ПО – всем необходимым для реализации проектов категории SOA, т.е. передовыми программными продуктами, методологиями и знаниями (предоставляя партнерам соответствующее обучение). Проекты партнеры реализуют самостоятельно, прибегая к помощи консультантов Oracle СНГ лишь на тех участках работ, где требуется глубочайшая технологическая экспертиза. Среди таких проектов, находящихся на разных этапах реализации (в том числе и завершенных), – управление бизнес-процессами в Росатоме, «Казахтелекоме», «СИБУР Холдинге», объединенной компании «РУСАЛ», Национальной логистической компании.

– Насколько сильна конкурентная борьба поставщиков ПО на российском рынке? Участвуют ли в ней российские разработчики?

– Уровень конкуренции среди четверки лидеров (IBM, Microsoft, Oracle, SAP) чрезвычайно высок. По сути, идет борьба за доминирование в классе разработчиков и поставщиков платформы новой программной инфраструктуры. Российских разработчиков, увы, здесь увидеть трудно – несопоставимы класс игроков и их финансовые возможности. Подавляющее большинство инфраструктурных проектов реализуется на ПО иностранного производства. И так будет всегда. Я не верю в возможности российских компаний разработать достойный продукт ни в категории СУБД, ни в категории связующего ПО.

– И все же каково, на ваш взгляд, будущее SOA в России?

– В России для SOA, несомненно, большой простор. Отечественные компании не отягощены унаследованными приложениями, которые тяжким грузом лежат на плечах наших западных коллег, а большинство ИС пока слабы и разрозненны. Для получения максимальной отдачи от инвестиций в SOA Е. Натис из Gartner Research рекомендует «рассматривать SOA как долгосрочную программную архитектуру и инженерную практику, требующую наличия соответствующих квалифицированных кадров, но не как способ решения текущих проблем департаментов ИТ». Это звучит как наилучшая рекомендация для российских заказчиков.

Я считаю, что в ближайшее время в России общее число проектов, претендующих на статус «реализованных в рамках SOA», останется небольшим. На такие проекты решатся самые зрелые, сплоченные, грамотные, технически и методологически подготовленные коллективы. SOA – не арена для массовых проектов. Причины – общая неподготовленность большинства коллективов, высокомерное и близорукое отношение «командиров бизнеса» к ИТ, неорганизованность и отсутствие систематичности и последовательности в работе, слабая проектная культура, недостаток знаний и навыков исполнительского состава.

Тем не менее сложности таких проектов не должны скомпрометировать саму идею SOA. Успех проектов в этой области будет целиком определяться не столько особенностями их технологической оснастки, сколько разумными, сбалансированными и последовательными мерами административно-политического и организационного характера, а также наличием адекватной методологии реализации проектов.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: