Rambler's Top100
Статьи ИКС № 5 2008
Алексей ПОЛУНИН  30 апреля 2008

Кому достанется котлета? Заметки о справедливости закона

Появление новых технологий создания, копирования и доставки информации, повсеместное распространение Интернета изменили условия применения механизмов защиты прав на интеллектуальную собственность. Новые законы появились, но всегда ли они справедливы?

А. ПолунинПиратство в области интеллектуальной собственности, особенно в части соблюдения авторских и смежных прав, давно уже стало дежурной темой СМИ. К сожалению, за рамками гневных филиппик остается анализ причин столь массового нарушения законов.

Есть показательный пример, когда в 50-е годы прошлого столетия в бундестаге ФРГ обсуждался вопрос ужесточения закона о запрете абортов. Тогда в ходе дискуссий этот закон был вообще отменен. Главным аргументом стал тезис, что не может быть справедливым закон, ежегодно делающий преступницами миллионы женщин. Почему же сейчас считаются прогрессивными законы, переводящие десятки миллионов людей в разряд вольных или невольных нарушителей?

С 1 января 2008 г. в силу вступила 4-я часть Гражданского кодекса РФ, целиком посвященная защите интеллектуальной собственности. Сведение в единый документ многочисленных законодательных актов, действовавших в этой сфере, безусловно целесообразно. Однако есть в нем несколько положений, в справедливости которых стоит усомниться.

Халиф – на час, а автор – на век

Речь идет о сроках действия исключительного права для различных областей интеллектуальной деятельности (таблица).

Как видно, сроки охраны исключительных прав очень сильно зависят от области интеллектуальной деятельности. Хотя то, что в ст. 1225, перечисляющей области деятельности, чьи результаты подпадают под правовую охрану, все они упоминаются вместе, должно подразумевать их равноправие.

Может быть, столь резкое различие в сроках охраны объясняется ценностью продукта той или иной сферы деятельности для людей? Но как сравнить полезность, например, веселой песенки и изобретение ремней безопасности? Оба этих плода интеллектуального труда нужны, и утверждать, что какой-то из них важнее, просто глупо. Может быть, при создании фонограммы затрачивается больше интеллектуальных усилий, нежели при разработке базы данных? Тоже ошибочное предположение.

Естественно спросить: почему сложилась и законодательно закрепилась такая дискриминация результатов интеллектуальной деятельности? Этот же вопрос, кстати, регулярно поднимают ведущие звукозаписывающие компании. Конечно, они преследуют собственные цели и хотели бы сделать срок действия прав на фонограммы сопоставимым со сроком охраны авторских прав. Это существенно увеличило бы их прибыли.

Корни различий в сроках охраны прав следует искать в прошлом, хотя и не столь далеком – ведь история авторского права не превышает трех столетий. Первый в мире закон об охране авторских прав был принят в 1710 г., он защищал авторов книг, карт и чертежей. По нынешним меркам, срок охраны был просто смехотворным, всего 14 лет.

Активная фаза законотворчества началась в XIX веке, когда востребованность интеллектуальной продукции значительно возросла. Постепенно увеличивался срок охраны и расширялся перечень видов деятельности, чьи результаты подпадали под эту охрану. Наконец, в 1886 г. была подписана Бернская конвенция, в которой определялись международные нормы в области авторского права. Стоит отметить, что не все страны сразу к ней присоединились, например США сделали это только в 1988 г. (а Россия – в 1994 г.).

Во второй половине ХХ века Бернская конвенция была пересмотрена и сфера применения авторского права значительно расширилась. Тут не обошлось без курьезов: одна телефонная компания обвинила в суде другую в копировании материалов телефонного справочника. Надо отдать должное судьям – они не пошли по пути введения новых ограничений и постановили считать адреса и номера телефонов граждан фактами, которые любой вправе собирать и публиковать.

Серьезным вызовом законам о защите интеллектуальной собственности стал Интернет. Первый процесс о нарушении авторских прав в глобальной Сети состоялся более 15 лет назад. За это время было принято немало судебных и законодательных решений, но проблема только обострилась. Пикантность ситуации придает тот факт, что зачастую ответчики выигрывают дела и суд признает правомерность размещения в Интернете тех или иных материалов, защищенных авторским правом. Обсуждению комплекса этих проблем посвящены сотни и тысячи публикаций, которые, кстати, тоже становятся объектом авторского права.

Несмотря на многолетние поиски, решения пока не найдено. Может быть, в эпоху цифровых технологий его вообще нельзя найти, оставаясь в рамках законодательных идей «века гусиных перьев»?

Куда заводит формальная логика

Остановимся еще на одной теме, имеющей непосредственное отношение к предоставлению медийных услуг операторами связи, – праве на фонограмму.

Не будем разбираться, в чем заключается интеллектуальная деятельность при записи исполнения на какой-либо носитель. На мой взгляд, это чисто производственный процесс, сродни, например, изготовлению мясорубок. И права автора изобретения или промышленного образца, по идее, не должны отличаться от прав автора музыкального произведения. Один из них написал популярную мелодию, а другой разработал механизм, облегчающий труд домохозяйки и профессионального повара. Однако получается, что с точки зрения закона популярная мелодия важнее, поскольку ее автор получает больше преференций.

Продажи фонограмм и мясорубок также не имеют принципиальных различий, те и другие приобретают тогда, когда в этом появляется необходимость. Различия проявляются позже, когда потребитель начнет использовать купленный товар. Известны случаи претензий адвокатов авторских обществ к людям, которые у себя на даче развлекали гостей записями известных исполнителей. Адвокатская логика формально верна и находит поддержку в законодательстве: хозяин на даче может вести деловые переговоры с гостями и музыка – часть антуража, способствующего их успеху. Следовательно, хозяин получит прибыль и частью ее должен поделиться с автором и исполнителем произведения, а также со звукозаписывающей компанией. Если продолжить наше мясорубочное сравнение, то получится, что представители изобретателя и завода-изготовителя мясорубок вправе требовать свой кусочек от каждой котлеты, изготовленной с помощью их оборудования. Попробуй они сделать это, вероятно, ими заинтересовались бы психиатры.

В то же время никого не смущает, что нынешняя практика лицензирования прав на доступ к медийным произведениям через сети операторов связи сильно напоминает ситуацию, когда отщипывается кусочек от каждой котлеты. Почему же продукт интеллектуальной деятельности должен покупаться многократно? Это вопрос риторический, но ответ на него важен для каждого абонента операторов связи, ведь в конечном счете за все платит потребитель.

. . .

Тему справедливости можно продолжать бесконечно, но закон есть закон и его надо исполнять. В то же время законы пишут люди. Может быть, настало время для очередного пересмотра Бернской конвенции и законов об авторском праве?
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: