Rambler's Top100
Статьи ИКС № 6 2008
Евгения ВОЛЫНКИНА  16 июня 2008

FMC, обреченная на светлое будущее

Про FMC (Fixed Mobile Convergence) говорят уже давно. Оптимисты считают ее очень перспективным направлением, пессимисты твердят, что сейчас в России FMC невозможна. Но все сходятся в одном: FMC – наше неизбежное светлое будущее. О том, что тормозит движение к этому будущему, шел разговор на конференции «FMC-2008».

Первый (и, возможно, самый слабый) тормоз российской версии FMC – отсутствие для нее нормативной базы. По закону оператор не может от своего лица предоставлять и «F»-, и «М»-составляющие FMC-сервисов, а перепродажа телекоммуникационных услуг у нас запрещена. Правда, российские FMC-первопроходцы уже приспособились к ситуации и сумели построить бизнес так, что конфликтов с регулирующими органами не возникает. Во всяком случае, генеральный директор «Гарс Телекома» П. Гореньков и директор по маркетингу «Скай Линка» Н. Чураев говорили о том, что их схемы работы абсолютно легитимны, что даже в рамках нынешнего правового поля можно сделать очень многое и что если бы операторы действительно были заинтересованы в развитии FMC, эти сервисы активно развивались бы.

А. ГолышкоОднако они этого не делают. И тут мы подходим ко второму тормозу FMC – ситуации на рынке. Операторы сейчас предлагают преимущественно самые простые, дешевые и понятные клиентам FMC-услуги, отдачу от которых легко просчитать (это единый номер, переадресация вызова, короткие телефонные номера и передача данных по корпоративной сети). Но и на них ажиотажного спроса, мягко говоря, нет. Общее число пользователей всех российских FMC-сервисов, по разным оценкам, составляет порядка 20–25 тыс. Если сравнить его с размерами абонентских баз наших сотовых операторов, получатся сотые доли процента. Даже если ARPU от FMC-клиентов будет в 20 раз больше, чем у среднего сотового абонента, для оператора это все равно копейки, и перспектив их превращения в миллионы пока не просматривается. То есть какого-либо финансового интереса в продвижении FMC-услуг у операторов нет.

Имидж обязывает

Правда, отчасти они сами виноваты в такой ситуации. В течение последних трех-пяти лет мобильные операторы в пылу борьбы за территории и абонентов так сильно снизили тарифы на свои услуги, что зазора для FMC не осталось и заработать на этих сервисах на массовом розничном рынке уже нельзя. Немногочисленные FMC-предложения ориентированы исключительно на корпоративный сектор. Пока выгода сотового оператора от предоставления FMC-услуг может быть лишь косвенной: несмотря на отсутствие явных коммерческих успехов, FMC стала модным термином и элементом имиджа, поэтому наличие FMC-сервисов укрепляет лояльность абонентов и помогает оператору продавать другие продукты.

Можно было бы провести аналогию с ситуацией на рынке широкополосного интернет-доступа, на котором в джентльменский набор провайдера теперь входит пакет triple play (или как минимум dual play). Но «конвергенция» интернет-доступа, IPTV, видео по запросу и IP-телефонии понятна абонентам и уже пользуется массовым спросом, поэтому для ее внедрения провайдеры модернизировали или активно модернизируют свои сети. В случае с FMC операторы с модернизацией не спешат, поскольку не видят пресловутого killer application, с помощью которого они смогут окупить свои немалые затраты на эту затею.

Заняться модернизацией им все же придется: рынок сотовой связи близок к насыщению, тарифы у всех примерно одинаковые и для привлечения новых абонентов (или их переманивания у других операторов) необходимы какие-то конкурентные преимущества. Кроме того, расценки на голосовые услуги снижаются и нужно искать новые источники доходов. Правда, операторам придется потрудиться, чтобы убедить абонентов в полезности новых конвергентных сервисов, т.е. самим создать для них рынок сбыта.

Кто будет главным?

Пикантность ситуации с продвижением FMC-услуг в том, что конвергентность предполагает участие в предоставлении услуги более одного оператора или провайдера, т.е. всем участникам нужно договариваться о распределении доходов. Как показывает небогатая российская практика, именно это приводит к краху многих FMC-проектов. Партнеры зачастую видят друг в друге конкурентов. Фиксированные и мобильные операторы никак не могут решить, кто из них главный в данной ситуации. Если исходить из типичной раскладки бюджета среднего FMC-проекта, приведенной П. Гореньковым, на долю сотового оператора приходится лишь 10% затрат и он по определению не может быть главным. Однако наших крупных мобильных операторов такая арифметика, как правило, не устраивает, и они начинают получать лицензии на фиксированную связь. Еще один способ не делиться доходами с «чужими» – объединение фиксированных и мобильных операторов в холдинги (тому пример – недавняя покупка «ВымпелКомом» компании «Голден Телеком»).

Правда, как опять же показывает практика, проблему это не решает. Со «своими» тоже не спешат делиться. Как отметил В. Шапоров (Nokia Siemens Networks), производители оборудования готовы хоть сейчас обеспечить технологическую поддержку предоставления FMC-услуг, но при попытке реализовать любой FMC-проект выясняется, что компании, входящие в холдинг, не понимают и не хотят понимать друг друга. У каждой из них – свои бизнес-интересы, а при предоставлении FMC-услуг, даже при увеличении суммарного трафика (и доходов от него), происходит его перераспределение. Кто-то от этого выигрывает, а кто-то проигрывает, и от последнего вполне можно ожидать прямого саботажа проекта. Для успеха FMC нужно менять бизнес-структуру оператора и создавать конвергентного игрока с едиными бизнес-процессами, а на это должна быть воля владельцев холдинга.

А абонента спросили?

Ну, допустим, такой оператор создан. Вызовет ли это энтузиазм у потенциальных абонентов FMC-услуг? Интернет-провайдеры, предлагающие пакеты dual- и triple play, и операторы, продвигающие FMC-сервисы, уже давно стараются убедить нас, как здорово иметь «все в одном флаконе» и из одних рук: единый номер, единое устройство, единый счет и одну точку оплаты. На первый взгляд это действительно удобно. А со второго взгляда вспоминается народная мудрость о вреде складывания всех яиц в одну корзину.

Как рассказал директор по маркетингу «Системы Масс-медиа» Д. Багдасарян, опросы частных и корпоративных пользователей показывают, что их пугают не столько большие затраты на установку дополнительного оборудования и закупку универсальных терминалов, сколько зависимость от одного поставщика, который, став в данной ситуации монополистом, может повышать цены и навязывать ненужные услуги. Кроме того, клиент опасается, что, допустив отрицательный баланс, например при пользовании Интернетом, он лишится доступа ко всем остальным услугам, в том числе к телефонной связи. Полное отключение может произойти и при каких-то локальных проблемах у оператора. А единый счет абоненты вообще не считают удобством, поскольку он означает непрозрачность тарифов на отдельные услуги и возможность для оператора «химичить». В итоге абоненты соглашаются терпеть все эти «благодеяния» лишь при наличии скидки в 30–40%, что для оператора, как правило, неприемлемо (если он изначально не задрал цены самым бессовестным образом).

Поэтому FMC пока остается нишевой услугой для ограниченного круга клиентов. И для перехода в светлое конвергентное будущее в телекоммуникационном королевстве должны измениться не только технологии и бизнес-модели, но и уровень доверия между операторами и абонентами.

«ИКС» об FMC: 2008: № 1, с. 40; 2007: № 1, с. 58; № 2, с. 25; № 7, с. 20; № 11, с. 60; 2006: № 2, с. 6; № 5, с. 58, 62
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!