Rambler's Top100
Статьи ИКС № 2 2005
А.Ф. КЛИМОВ  Э. РУММУКАЙНЕН  Г. БЕЛЬЧЕНКО  01 февраля 2005

TeliaSonera: кэрриер-бизнес плюс

«Цены будут падать, а кэрриер-рынок – расти»,–
считает коммерческий директор TeliaSonera International Carrier Russia А. Ф. КЛИМОВ и поясняет: «С увеличением объемов интернет-трафика в ближайшие годы на кэрриер-рынке России будут укрепляться тенденции снижения цен на IP-транзит и одновременного роста потребности в аренде каналов высокой пропускной способности».

– Александр Федорович, что такое кэрриер-бизнес и как вы оцениваете перспективы рынка магистральной передачи данных в России?

– Термин «кэрриер» применяется для обозначения деятельности «оператора для операторов». Как правило, это аренда каналов и IP-транзит. Каналы в аренду предоставляют те операторы, которые построили собственную инфраструктуру. А IP-транзит может обеспечиваться на базе и арендованных каналов, и собственных магистралей. В России TeliaSonera ведет свой бизнес в обоих направлениях на основе собственной инфраструктуры. В нашей стране этот рынок развивается с некоторым опозданием по отношению к Европе, где линии построены с избытком (используется лишь малая часть проложенных ВОЛС), а конкуренция высока. На этом рынке сменить провайдера очень легко, потому и цены резко падают. Два года назад в Москве подключение на уровне 1 Мбит/с стоило $1 тыс. , а в Праге в то время американский магистральный провайдер Teleglobe продавал эту услугу за $50. Сейчас цены в Европе еще понизились, в условиях сильной конкуренции начались банкротства кэрриер-операторов, и некоторые аналитики предсказывают, что уже в скором будущем на европейском рынке останутся операторы, за которыми стоит другой бизнес, не «чисто кэрриерский». Скажем, у TeliaSonera это мобильный бизнес в Швеции, все телекоммуникации – в Швеции и Финляндии.

В России ситуация иная: сегодня здесь цены примерно в четыре раза выше, чем в Европе. Хотя можно вспомнить, что в 1996 – 1997 гг. , когда на рынок пришли Telecom Finland с «Раскомом», двухмегабитный канал от Финляндии до Москвы стоил $30 тыс. в месяц (сегодня до $600). Цены были огромными, доходы – колоссальными. Оценив перспективы, свои кабельные системы международной связи с выходом на Европу стали строить Sonera (ВОЛП Москва – Санкт-Петербург – Хельсинки)и Telia (ВОЛП Москва – Санкт-Петербург – Кингисепп – Хельсинки – Стокгольм). После объединения компаний в 2003 г. TeliaSonera получила две раздельные кабельные системы, каждая из которых обеспечивает IP-транзит из Москвы и Санкт-Петербурга в любую точку земного шара (каждая из компаний имела развитую кабельную инфраструктуру в Европе).

В условиях неизбежного снижения цен на IP-транзит наличие собственной инфраструктуры дает компании важные преимущества на кэрриер-рынке: с колоссальным увеличением объемов интернет-трафика в России (до 100%в год)растет емкость арендуемых каналов. Есть свои плюсы в том, что мы находимся сейчас в этом отношении «на периферии» Европы, т. е. в стадии бурного роста. Цены будут падать, а рынок – расти. Скажем, в Швеции всего 9 млн. жителей, а доступ в Интернет имеют около 7 млн. У нас же пока лишь около 10%россиян являются пользователями Интернета. Очевидно, что пространство для роста очень перспективное. И, возможно, мы даже не предполагаем, какая очередная услуга, какое приложение овладеет массами. Даже если не повторится ситуация, аналогичная той, что сложилась в Корее, где стали суперпопулярны игры, рост интернетрынка будет сохраняться еще не один год. Свою роль должно сыграть и введение универсального обслуживания: будет активно развиваться телекоммуникационная инфраструктура в сельской местности, будут открываться пункты коллективного доступа в Интернет в небольших населенных пунктах. И, что очень важно, на все это будут средства. Российский рынок будет догонять Европу.

Что касается нашего бизнеса – я оптимист. Конечно, таких темпов, какими растет мобильная связь и интернет-трафик, мы не ожидаем. Но стабильное развитие сохранится.

– Кто арендует каналы у TeliaSonera?

– Это в основном ISP, в том числе такие крупные компании, как РТКОММ, «МТУ-Интел», «Комстар». В Европе у TeliaSonera самая разветвленная сеть с охватом 20 стран и более чем 40 точками доступа. При этом нередко мы оказываем своим клиентам, арендующим каналы, одновременно и услугу IP-транзита. Скажем, одному из ведущих московских интернет-провайдеров мы предоставляем канал плюс IP-транзит до Стокгольма и канал до Нью-Йорка с включением в сеть MCI.

– Как отразилось слияние компаний Telia и Sonera на бизнесе?

– К сожалению, я не могу привести конкретные цифры, поскольку объединение состоялось в 2003 г. Но, несомненно, у нас появилась уникальная возможность привлекать клиентов в России, поскольку мы единственная компания, которая имеет полностью резервированные кабельные системы. В нашем бизнесе собственная инфраструктура – это самое главное. На территории России у нас теперь две кабельные системы, на каждой из которых установлено оборудование DWDM. Кроме того, была проведена модернизация узлов IP в Москве и Санкт-Петербурге; наши маршрутизаторы, установленные в двух российских столицах, обеспечивают передачу трафика по двум резервируемым каналам уровня STM-16 (по 2, 5 Гбит/с).

Сегодня в Европе покупают, как правило, резервируемую емкость, потому что при всеобщем падении цен начинает играть роль такой фактор, как надежность сети. И если есть провайдер, который может обеспечить на 100% зарезервированный канал от любой точки до любой, его преимущества бесспорны.

***


«Ожидаем либерализацию российского рынка голосовой связи»,-
говорят Э. РУММУКАЙНЕН, президент TeliaSonera International Carrier Russia, и Г. БЕЛЬЧЕНКО, технический директор.

– Какие тенденции вы бы отметили на российском рынке дальней связи?

– Российский рынок рос очень быстро в течение последних четырех лет. Мы уверены, что рост этот будет продолжаться, и видим тому две причины. Во-первых, российская экономика продолжает быстро развиваться и, чтобы достичь западного уровня развития коммуникаций, рост должен продлиться еще несколько лет. Во-вторых, мы видим, что большинство операторов увеличивает емкость своих сетей с помощью оборудования DWDM. Мы также следуем этой практике. При этом наращивание мощности наших собственных систем передачи идет опережающими темпами – наши технические возможности превышают текущие потребности рынка. Интересным направлением развития рынка можно считать попытки российских операторов заработать на транзите трафика из Азии в Европу и США через Россию.

– Как вы оцениваете плотность конкурентной среды на российском рынке дальней связи, возможность появления на нем новых фигурантов?

– На рынке сейчас присутствуют несколько игроков, имеющих возможность предоставлять услуги связи между Санкт-Петербургом и Москвой, между Россией и западными странами. Это тот рынок дальней связи, на котором наша компания работает с середины 90-х годов. При этом только наша компания обладает полностью собственной инфраструктурой от Нью-Йорка (США) на западе до Москвы (Россия)на востоке. Конечно, мы ожидаем либерализации российского рынка голосовой связи. Будучи компанией, акции которой обращаются на западном рынке, TeliaSonera считает прозрачность компаний необходимым условием для обеспечения равной конкуренции, развития рынка и привлечения западных инвестиций. С появлением новых игроков конкуренция на рынке связи, естественно, усилится. Активными игроками здесь можно считать компании «Ростелеком», «ТрансТелеКом» и «Голден Телеком». Для появления нового активного игрока необходимы достаточно большие капитальные затраты либо на строительство собственной сети, либо на приобретение других операторов. Последний вариант представляется в настоящее время более реалистичным. Мы внимательно следим за развитием рынка дальней связи в регионах. Думаем, в обозримом будущем можно будет ожидать определенных событий на этом рынке.

– Как менялись приоритеты в маркетинговой и технической политике вашей компании в последние три четыре года и почему?

– Мы видим устойчивое развитие IP-сетей и разнообразных продуктов, основанных на таких сетях. Поэтому мы всегда уделяли и продолжаем уделять много внимания развитию нашей собственной IP-инфраструктуры. И переводим на «новые рельсы» многие продукты. Совершенно естественно, что мы прилагаем больше усилий в области маркетинга, продвижения и продаж, так как конкуренция на рынке растет.

– Какие из реализованных вашей компанией проектов считаете наиболее удачными?

– Наша компания за все время существования на российском рынке реализовала много успешных проектов. Среди них можно отметить строительство собственной линии связи от российско-финляндской границы до Санкт-Петербурга и Москвы, построение первой в России международной линии связи Лаппенранта – СанктПетербург – Москва с использованием технологии DWDM, предоставление услуг связи в регионах (прежде всего в Великом Новгороде и Твери), совместный проект с «Ростелекомом» по реализации Балтийской кабельной системы и др.

– Как вы оцениваете перспективы компании в свете принятия нового закона «О связи» и подзаконных нормативно-правовых актов?

– Наша компания – ЗАО «ТС ИК Раша» – всегда следовала и следует одной простой политике: все должно быть сделано по закону. Может быть, это у нас в крови, так как наша материнская компания является шведско-финской. А и в Швеции, и в Финляндии принято чтить законы. Поэтому мы не видим для себя принципиальных изменений – у нас есть все необходимые лицензии для предоставления наших услуг, и мы по-прежнему будем выполнять требования всех нормативных актов. Новые нормативные акты скажутся прежде всего на тех игроках, которые предоставляют услуги голосовой связи в обход «Ростелекома».
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!