Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 3 2005
А. КАРАЧИНСКИЙ  01 марта 2005

Как мобилизовать национальный IT-ресурс

В настоящее время наша экономика, условно говоря, функция изменения цены на нефть. Индустрия IT – сервисная, зависимая от экономики отрасль. Развивается экономика – растет потребность в IT-продуктах. Государство инвестирует в IT столько, сколько может. Стимулировать этот уже организованный рынок, «влезая в него с отверткой», бессмысленно. Это ведет к перераспределению денежных потоков, а следовательно, к отвлечению средств от других важных направлений, в том числе социальных. Внутренний рынок IT должен лечить себя сам. Как? Дело известное: одинаковые правила игры для всех участников и прозрачность. Тогда появится и необходимая цепочка: конкуренция – рост производства – деньги инвесторов. Обратимся к внешнему рынку. Мировой объем продаж индустрии IT оценивается более чем в $1 трлн. На оборудование приходится порядка $400 – 500 млрд, на ПО – $250 млрд. В «железе» преуспели Сингапур, Гонконг, Тайвань, но самые блестящие результаты у Китая. За десятилетие его вклад вырос с $12 млрд до $225 млрд, что составляет около половины национального экспорта ($500 млрд). На этом фоне производство ПО выглядит более чем скромно – $600 млн. Суть тут в особенностях национального характера. То, что китайцы делают руками, уникально. У них редкое терпение и талант все делать по правилам. Поэтому изделия хорошие и дешевые. Но ниша «деланья руками» конечна. По сравнению с оборудованием производство ПО растет бешеными темпами. Про нас в мире говорят обратное: с руками плохо, а с головой все отлично. Я уверен, что экспорт ПО как раз то направление, где мы можем иметь успех. На внешнем рынке все жестко и просто. У тебя должно быть: имя, репутация, опыт, рыночные цены, высокое качество продукта и минимальные риски для заказчика. К нефти это не относится – ее можно добывать и под грохот канонад. Иное дело – создание программного продукта, где главный ресурс – люди. Они могут трудиться только в нормальной среде.

Как мобилизовать национальный ресурс? Первое: если мы собираемся конкурировать на внешних рынках, себестоимость нашей продукции должна быть не выше, чем у западных компаний. Речь идет о налогах. К примеру, у индийских предприятий, работающих на внешних рынках, интегрированный налог около 5% выручки, у нас – более 50%. В результате у них цивилизованный бизнес (компании работают на своей территории и помогают своей экономике), а у нас – «прачечная» (фирмы уходят в офшор). Государство должно внести коррективы.

Второе: чтобы воевать, в том числе и за денежный ресурс, нужна армия. И чем больше мы «завоюем» капитала, тем больше рабочих мест получим. Сырьевики, как известно, не воюют, а продают и перепродают свой продукт. Так, из одного доллара, полученного от проданной нефти, 75% уходит обратно в землю, чтобы добыть следующий баррель, и 4% – на заработную плату. С точки зрения экономики это ничто! В индустрии ПО в одном долларе до 70%– заработная плата. А это наркотик для экономики: человек на эти деньги организует себе и комфорт, и досуг, стимулируя таким образом развитие других отраслей. Потребление считается самым важным показателем качества экономики. К сожалению, у нас его уровень фантастически низок.

Для создания высококвалифицированной, обученной армии мир пока не придумал ничего лучше, как «собрать идею» в одном месте. Это называется «оплодотворение мыслями». Формируется огромный интеллектуальный ресурс, создается высококлассный университет и появляется мощная индустрия. Производство ПО – это завод с жестким стандартом качества. Обычно технопарки располагаются вдали от мегаполисов. Их обитатели не любят работать в небоскребах. Они любят ходить по земле, думать, играть в футбол, заниматься творчеством и при этом непременно получать удовольствие. Такие анклавы у нас уже потихоньку строятся. Поддержка государства требуется лишь на первом этапе – при создании производственной инфраструктуры. Остальное – коммерческая задача.

В России сейчас 200 тыс. программистов. Один только «Люксофт» планирует в ближайшие годы нанять 10 тыс. специалистов, собрав их по всей стране. Поэтому мы создаем такой анклав в Дубне. Сегодня еще около 40 компаний вынашивают такие же планы. Итак, мы пошли войной. Авангард – 50 – 60 российских компаний-разработчиков, экспорт которых оценивается приблизительно в $1 млрд. Пока экономика не имеет от этого ничего. И самое интересное – нет никакой капитализации, никаких известных бизнесов. Мы добились того, что настоящие герои не хотят быть героями. Это трагедия для страны. Впрочем, величие – это не к нам. По крайней мере, сегодня. Мне нравится просто идея, что все люди будут жить достойно. Поверьте, иного выхода нет!

И, наконец, третье – развитие системы образования. Тут у нас все более-менее хорошо. Министр и президент вопрос замечательно понимают. Пишутся программы. Вот мы и посмотрим. В целом же будем стараться, чтобы все получилось. Среди чиновников масса умных людей. Я прагматик.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!