Rambler's Top100
Статьи ИКС № 3 2005
И. В. КИРИЧЕНКО  01 марта 2005

Приглашение к аутсорсингу

Индийский вариант

Индия вступила на путь развития офшорного программирования в 80-е годы прошлого века, сумев найти свою нишу на мировом рынке. Крупные международные разработчики сложного программного продукта и уникальных IT-проектов заинтересовались возможностью сэкономить на издержках, размещая заказы на исполнение типовых задач, требующих массовых трудозатрат, на рынке с дешевой рабочей силой. Стоимость часа труда индийского программиста в 3 – 4 раза ниже, чем в странах-лидерах.

Впрочем, не только разницей в оплате труда можно объяснить масштабы индийского бизнеса ПО. Если в 1992 г. его обороты составляли $100 млн, то сегодня они оцениваются в $15 млрд. Столь быстрый рост обусловлен тем, что с 1986 г. развитие IT – один из приоритетов политики государства. Более того, в 1998 г. была принята национальная программа превращения Индии в течение 10 лет в «глобальную IT-супердержаву». Предполагается, что к 2008 г. сектор ПО индийской экономики вырастет до $50 млрд.

Большую роль сыграли налоговые и таможенные льготы: компьютерная техника ввозилась в Индию беспошлинно, софтверные компании получали 10-летние «налоговые каникулы», доходы от экспорта ПО освобождались от налогов, экспорт субсидировался. Государство обеспечило IT-сектор квалифицированными кадрами, сфокусировав систему высшего образования на подготовке программистов. Технологическая инфраструктура, необходимая для выхода разработчиков на мировой рынок, – компьютерные и телекоммуникационные сети – также формировалась при поддержке государства. По его же рекомендации была создана Национальная ассоциация разработчиков программного обеспечения (NASSCOM). В нее входит около 900 компаний, на долю которых приходится 90%оборотов индийской индустрии ПО. Задача ассоциации – консолидированное представление интересов национальных компаний на мировом рынке. Иными словами, индийский IT-сектор вступил в международную конкуренцию сразу в качестве крупного игрока. К тому же индийские специалисты владеют английским языком как вторым родным, и это значительно облегчает им взаимодействие с заказчиками.

Благоприятные условия выхода на рынок и господдержка позволили индийским компаниям превратиться в крупные фабрики по программированию – некоторые насчитывают по 20 – 30 тыс. сотрудников. Все это вкупе с наработанной за годы развития историей успешных проектов создало индийским софтверным фирмам репутацию надежных партнеров.

Акцент на добавленную стоимость


Оценивая путь длиной почти в 20 лет, нельзя отрицать, что Индия внесла существенный вклад в превращение мировой экономики в информационную. Однако вопреки ожиданиям IT-сектор не стал локомотивом роста национальной экономики. С одной стороны, при определении целей научно-технической политики государство приняло к руководству ложные ориентиры, связав экономическую мощь страны с уровнем развития собственно IT-сектора, а не с масштабами внутреннего спроса на его продукт. Определенную роль в смещении акцентов сыграла установка на укрепление военного потенциала. В гражданской же экономике спрос на продукт IT-сектора был незначительным, что само по себе является индикатором уровня технологического развития.

Второй фактор слабой обратной связи роста IT-сектора с ростом остальной экономики состоит в том, что офшорный продукт индийских компаний нес в себе слишком малую добавленную стоимость. Напомним, что изначальной их специализацией была разработка типовых задач программирования, т. е. индийский IT-сектор многие годы функционировал как «сырьевой придаток» развитых стран.

К тому же в начале XXI века над индийским офшорным программированием нависла угроза быть втянутым в разрушительную ценовую войну. На арене появился новый сильный игрок – Китай, начавший сбивать цены на услуги программистов-офшорников. По некоторым данным, в 2001 – 2002 гг. индийцы были вынуждены многократно снизить расценки за час работы программиста – до $6 – 9. Но и это не предел: китайские разработчики заявляют, что уже в ближайшее время доведут цену до $3. Предполагается, что в 2006 г. поставки Китая займут более 20%рынка.

Правда, пока еще действует ряд факторов, ограничивающих китайскую экспансию: недостаточное знание китайскими специалистами английского языка и слабая осведомленность о правилах существования в коммерческой среде. Впрочем, ликвидировать эти недостатки китайцы собираются с помощью индийских коллег, предлагая им более выгодные условия, чем «родные» фирмы. После такого «обмена опытом» китайское наступление уже не остановить.

Единственный выход для нас – искать новую нишу. . С этого в середине 90-х начинали Ирландия и Израиль. Они сочли бесперспективной конкуренцию с Индией на пути офшорного программирования в нише типовых задач и сразу принялись за создание программных продуктов, ориентированных на конечного потребителя. К тому же они взялись за аутсорсинг.

В последние годы услуги по аутсорсингу активно предлагают и индийские компании. Например, массовый характер приняло предложение услуг по созданию и поддержанию call-центров, начался бурный рост аутсорсинга по поддержке бизнес-процессов компании заказчика. В Индии обороты компаний в этой нише растут на 40 – 50%в год. Это вызывает беспокойство крупнейшей IT-державы – США, где на уровне президента в 2004 г. был поднят вопрос, не принять ли санкции против индийского IT-сектора, отнимающего работу у американских программистов. Видимо, администрацию США насторожили прогнозы IDC: по расчетам агентства, офшорная компонента сектора IT-услуг США ожет достигнуть в 2007 г. 23% против 5% в 2003 г.

Впрочем, вряд ли в данном вопросе американцы пойдут дальше общей риторики. С одной стороны, придется распространить санкции на весь развивающийся мир. Ведь свой кусок пирога хотят получить многие, да и есть за что побороться: к 2010 г. его размеры обещают вырасти до $150 – 200 млрд. И вот уже Аргентина заявляет о намерении предложить услуги аутсорсинга всему испаноязычному миру. А ЮАР сообщает Европе о своем бесспорном географическом конкурентном преимуществе: в отличие от Индии она расположена в том же часовом поясе, что должно облегчить коммуникации с заказчиками.

С другой стороны, санкции не отвечают интересам крупных американских софтверных компаний. Дело в том, что в отрасли разработок ПО намечается та же тенденция, что уже проявилась, например, в автомобильной промышленности. Автомобильные ТНК оставляют за собой конструкторскую разработку и дизайн, а производство передают в развивающиеся страны. В случае с отраслью ПО речь идет о распределении среди офшорных компаний заказов не только на исполнение типовых задач, но и на разработку целых блоков конечного продукта. Сборка же программных комплексов в окончательный продукт станет компетенцией IT-ТНК.

Россия на фоне мирового аутсорсинга


Обидно, но начавший формироваться 10 лет назад российский сектор офшорного программирования до последнего времени был все еще очень слаб. По оценкам экспертов, значимые объемы экспорт ПО из России принял лишь в 2003 г., достигнув $546 млн. Рост по отношению к 2002 г. составил почти 50%. В 2005 г. объемы вырастут почти до $1 млрд (рис. 1) (см. также «ИКС» №12’2004, с. 24). Большинство российских IT-компаний ориентировано на европейский рынок, но лишь 14% из них занимаются исключительно офшорным программированием, остальные оказывают и IT-услуги.



У российского софтверного сектора есть ряд конкурентных преимуществ, и одно из них – квалификация кадров. Этот фактор становится решающим на фоне того, что средняя зарплата российского программиста на 25 – 30% превышает заработную плату его индийских коллег и имеет тенденцию к росту (рис. 2). По свидетельству заказчиков, выбирая между Индией и Россией, они учитывают университетский характер подготовки наших специалистов. Из российских вузов, по мнению экспертов, выходят программисты-исследователи, склонные к анализу систем и поиску нестандартных решений. А вот индийских специалистов потенциальные заказчики называют «выпускниками профтехучилищ». Ориентация высшего образования на массовость сыграла с Индией злую шутку: со временем профессиональная квалификация специалистов приобрела слишком узкую направленность, стране не хватило ресурсов для поддержания университетской планки.



Важная конкурентная составляющая российского IT-сектора – высокий уровень безопасности отечественных программных комплексов, являющийся отголоском советского участия в «холодной войне». Российский IT-бизнес умело воспользовался наследием и усовершенствовал его.

К сожалению, в полной мере воспользоваться своими преимуществами отечественные разработчики ПО не могут: по некоторым оценкам, доля России на мировом рынке аутсорсинга в 2006 г. не составит и 10% (рис. 3). С одной стороны, этому препятствует организационная структура отрасли. Так, численность сотрудников большинства присутствующих на рынке компаний не превышает 100 человек, многие насчитывают от 10 до 30 разработчиков (рис. 4). Для таких фирм крупные иностранные проекты неподъемны, не говоря уже о том, что 57% компаний не имеют сертификата качества, признаваемого в мире.



Кроме того, российские компании часто упрекают в негибкости и неповоротливости: слишком много управленческих функций сосредоточено в руках первого лица, которому иногда при всем желании некому делегировать часть полномочий. В результате топ-менеджер вынужден заниматься стратегическими вопросами и одновременно решать проблемы оперативного управления, которые в профессионально управляемых компаниях находятся в компетенции функциональных менеджеров (финансового директора, директоров по маркетингу, по кадрам, по продажам). Из-за этого первое лицо IT-компаний зачастую не может полностью сосредоточиться на переговорах с потенциальным клиентом, затягивает изучение технического задания, не сразу вникает в условия контракта.



По мнению специалистов, развитие отрасли могло бы идти быстрее при условии более внятной господдержки. Правда, не все игроки рынка видят в участии государства благо для программного бизнеса. По данным CNews Analytics, примерно половина респондентов полагает, что попытки регулирования экономических процессов, предпринимаемые российским государством, как правило, неуклюжи и некомпетентны.

Определиться со стратегией


Впрочем, и скептики согласны с тем, что экономическое законодательство, заточенное до сих пор под интересы нефтегазового сектора, могло бы стать совершеннее, если бы законодатель повернулся лицом к наукоемким секторам отечественной экономики. В законах, регулирующих внешнеэкономическую деятельность, отсутствует понятие «аутсорсинг IT-услуг». А офшорное программирование на языке российских законов пришлось бы определить как «переработку сырья на давальческой основе» . С этой точки зрения никто не возражает против активизации лоббирования интересов отрасли во властных структурах. От государства действительно нужно добиваться благоприятного хозяйственного климата для наукоемкого бизнеса.

Но это не означает, что, как только государство осознает важность IT-сектора, наступит прорыв в развитии последнего. Прежде всего отечественные софтверные компании должны пересмотреть свои подходы к ведению бизнеса. Разработчикам ПО следует определиться со стратегией: выбрать для себя уникальную нишу на мировом рынке аутсорсинга, при освоении которой можно с максимальной эффективностью использовать креативность кадрового состава. Слишком долго они плелись в хвосте у конкурентов, проникая вслед за ними в образующиеся рыночные сегменты. Так, многие российские компании начали разработку интернетприложений лишь к концу интернет-бума. Сейчас, по мнению экспертов, для них важно не опоздать оседлать новую волну технологий, где ПО востребовано: беспроводные технологии связи, смартфоны и проч. А решение тактических вопросов и оперативное управление в компаниях необходимо передать профессионалам.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: