Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 4 2005
Наталия КИЙ  01 апреля 2005

Законодательство на опережение?

Что старого?

Законодательный и нормотворческий процесс в области связи и IT трудно назвать динамичным: об этом свидетельствуют элементарные формальные признаки. С июльских 2004 года парламентских слушаний, посвященных той же законодательно-правовой теме, список федеральных и иных законодательных актов, требующих разработки и переработки, практически не изменился.

Как и восемь месяцев назад, первым в очереди на обновление стоит ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (от 1994 г.), который должен обеспечить «единый концептуальный подход к урегулированию базовых вопросов правоотношений, связанных с использованием информации». По-прежнему говорится о том, что необходимо определить информацию как отдельный объект гражданского права, раскрыть, систематизировать и унифицировать терминологию (информационные технологии, ресурсы, услуги и т. д.) в действующих и разрабатываемых нормативных актах.

Как и восемь месяцев назад, на повестке дня разработка новой редакции ФЗ «О почтовой связи» (от 1999 г.), которая должна отразить развитие рынка услуг почтовой связи, определить правовой статус почтового оператора, пережившего реструктуризацию (подробно об этом см. «ИКС» №10’2004, с. 29–62).

Как и восемь месяцев назад, не работает ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (от 2002 г.). По мнению министра Л. Д. Реймана, причина – отсутствие подзаконных актов и неясности трактовок закона. Среди прочего необходимо внести изменения, связанные с отменой лицензирования деятельности в области ЭЦП.

Как и восемь месяцев назад, отсутствует закон «Об электронной торговле», а большая и активно растущая сфера деятельности не регулируется соответствующими правовыми актами.

Как и восемь месяцев назад, нет проектов по внесению изменений и дополнений в ФЗ «О средствах массовой информации» (от 1991 г.) и «О рекламе» (от 1995 г.) в части, касающейся развития и использования современных инфокоммуникационных технологий (речь идет и об электронных СМИ, о борьбе со спамом, который должен рассматриваться как административное правонарушение, и о многом другом).

По-прежнему нет законов, реализующих конституционные нормы о праве граждан на свободу информации, в том числе на доступ к информации о деятельности органов госвласти и местного самоуправления, а также регламентирующих правовые методы и механизмы защиты персональной информации (речь о необходимости законов «О праве на информацию», особенно актуальном для начала работы «электронного правительства», и «Об информации персонального характера»).

Более года говорится о пакете из 35 нормативных документов для закона «О связи», который перестал уже быть новым. За год и три месяца действия обновленной связистской конституции правительством принято лишь около трети необходимых для его работы подзаконных актов. Среди них на момент подписания номера в печать все еще не было таких жизненно важных для отрасли, как «Правила присоединения сетей электросвязи и их взаимодействия» (подробнее см. «ИКС» №2’2005, с. 4–5, 30–31), пяти документов по универсальному обслуживанию, правил оказания разного вида услуг… «До сих пор живем по правилам присоединения 1996 г.,–сетует президент ОАО «Мобильные ТелеСистемы» В. В. Сидоров. –Ввиду отсутствия нормативной базы операторы-монополисты – прежде всего МРК ОАО «Связьинвест» – решают самостоятельно, какие прейскуранты на услуги ввести и как часто их менять, в первую очередь в сторону повышения. В итоге мы имеем семь подходов к работе – по числу МРК. Они часто затягивают заключение договоров на присоединение и взаимодействие, отказывают в расширении действующих связей из-за декларируемого отсутствия технических возможностей, повышают плату за пропуск местного и зонового трафика, подключение и т. д.».

Что нового?

«Сегодня мы пытаемся не просто заполнить «законодательные пустоты», но и действовать на опережение с учетом международного опыта»,– заметил министр Л. Д. Рейман и предложил в 2005 г. предоставить возможность мобильному абоненту сохранять свой номер телефона при смене оператора. «В мире такая услуга стала стандартом,– поддержал его К. Ю. Солодухин, новый гендиректор «Межрегионального ТранзитТелекома», планирующего выходить на потребительский рынок услуг фиксированной и мобильной связи. –Переносимый персональный номер можно использовать как для голосовых, так и для неголосовых услуг, а в перспективе и на фиксированных сетях».

Еще одна зарождающаяся, но еще не вылупившаяся новинка рынка –виртуальные операторы (подробно см. «ИКС» №7’2004, с. 50 –53;12 ’2004, с. 4 –5;3 ’2005, с. 19), которым, по прогнозам Strategy Analytics, в 2005 г. прочат 10% ($65 млрд) от доходов операторов сотовой связи в мире, а по расчетам Mobile Metrix –25% рынка мобильной связи через 3 –5 лет. Администрация связи России (не без давления со стороны общественности и бизнеса) выразила готовность «определить правовой статус MVNO и правовые гарантии виртуальным операторам при взаимодействии с операторами базовой инфраструктуры»: для стимулирования, как сказано, конкуренции, расширения зон обслуживания сетей подвижной связи, внедрения технологических новшеств и передовых бизнес-моделей. Участники парламентских слушаний рекомендовали правительству разработать нормативно-правовой акт по вопросу регулирования модели виртуального оператора на СОП.

Не менее модная нынче тема – технопарки как способ поддержки IT-отрасли (всесторонне об этом см. «ИКС» №3’2005, с. 30 –70) и проект ФЗ «Об особых экономических зонах», подготовленный МЭРТ. Однако президент некоммерческого партнерства «Руссофт» В. Л. Макаров, как и академик Е. П. Велихов, считает, что такой закон был бы хорош 10 лет назад, когда действующие в настоящее время технопарки только зарождались. А сегодня пионеры оказались вне сферы влияния потенциального закона. «Привязка предоставления налоговых льгот к размещению компаний в создаваемых технопарках задержит процесс принятия мер поддержки экспортной индустрии на 3–4 года, что является непозволительной роскошью. Поддержка отрасли будет носить весьма ограниченный характер, поскольку, с учетом размаха и географического распределения индустрии разработки ПО в России, в ITпарках смогут разместиться не более 15% от существующих компаний», – говорится в заявлении «Руссофта» в Правительство РФ.

По мнению Л. Д. Реймана, режим особых экономических зон в его узком понимании не учитывает специфику IT: «В нынешнем варианте законопроекта не решены ключевые для отрасли проблемы возврата налога на добавленную стоимость на продукцию и услуги в сфере IT. А льгота по единому социальному налогу оказывается неприменима к большинству компаний-разработчиков, имеющих территориально разветвленную структуру производства». Предложение Мининформсвязи – введение отдельного отраслевого упрощенного налогового режима. Рекомендация депутатов и сенаторов – изменения и дополнения в Налоговый кодекс РФ: установить для IT-компаний нулевую ставку налога на добавленную стоимость при экспорте товаров и услуг и снизить суммарную налоговую нагрузку на фонд оплаты труда. Цель – достижение к 2010 г. темпов роста IT не менее 30% (в 2004 г. рынок IT вырос на 20% против 24,1%-ного роста почтовой связи и 38%-ного роста электросвязи).

***


Как видно, к старым незаполненным «законодательным пустотам» добавляются новые. В отнюдь не школьного уровня задачке в условии – «опережение», в решении – «опоздание». Скорость событий далека от телекоммуникационных гигабит в секунду и темпов расширения рынка, а ширина пустого правового канала во много раз превосходит любую широкополосную магистраль. Рынок живет и растет по правилам иной раз десятилетней давности. Его правовая система нуждается в реконструкции, по размаху близкой к радикальным переменам начала 90-х.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!