Rambler's Top100
Статьи ИКС № 4 2005
Галина БОЛЬШОВА  01 апреля 2005

Не отвергайте дары богов

Незабываемые дни

У меня было счастливое детство, несмотря на музыкальный прессинг: сын директора музыкальной школы должен быть первым. Начав с класса фортепиано, я, покоренный джазом, освоил скрипку, контрабас и даже тромбон, но профессионалом не стал, хотя любовь к музыке сохранил. И за это благодарен родителям. Другой предмет вечной любви – книги: я читал их даже во время занятий музыкой, положив книгу поверх нот.

Еще одно ощущение счастья – путешествия. Мы с родителями ходили горными маршрутами Карпат, а летом ездили по стране. С тех незабываемых лет осталась непреходящая охота к перемене мест.

В начале 70-х семья уехала в Израиль. Там я окончил школу и пошел учиться в медицинский: мама настояла. Но вскоре бросил и никогда об этом не пожалел. Помню свое патетическое заявление: «не хочу и не могу учить наизусть все косточки, сухожилия и мышцы – надо двигать мозгами, а не забивать их архивными данными». Свою роль сыграл и компьютерный бум 70-х.

«Без отрыва от производства»

Жизнь в компьютерном мире началась с поступления в Тель-Авивский институт (но до того я отслужил три года в армии Израиля). Получив диплом программиста, я нашел работу в университете Тель-Авива и одновременно поступил на факультет экономики и бизнес-менеджмента. Четыре года учебы – и я бакалавр, еще два в Business School (сегодня это называется MBA) того же университета, и вот я («без отрыва от производства») стал магистром в области маркетинга и IT.

К тому времени обычное программирование стало мне казаться односторонним и скучным. Шел 1986 г. , и мода на искусственный интеллект (ИИ), привела меня в разработку экспертных систем. Следующее высшее образование, по ИИ-системам, я получил в США. Учиться было безумно интересно – это ведь стык нескольких наук: компьютерных технологий, лингвистики, психологии и философии. Мы изучали их взаимосвязь и возможность использования «человеческих» понятий в ИИ-системах. Например, как сделать, чтобы компьютер понял: «Я люблю яблоко» – это не значит, что я на нем собираюсь жениться.

Окончив Сиракузский университет, я около семи лет трудился «на полях корпоративной Америки», в том числе в финансовых структурах (таких, как Merrill Lynch), инвестирующих в hi-tech. Это была отличная школа. Пытаясь найти себя, я стремился, с одной стороны, к аналитике, а с другой – к практике. Аналитики всегда дистанцируются от рынка, а практики, занимающиеся продажами, должны быть внутри него: приблизиться, влиться, понять внутренние течения, чувствовать его температуру. Мне хотелось испытать и то и другое.

Историческая родина в дымке отечества

Вернувшись более 10 лет назад в Израиль, я некоторое время продолжал работать с венчурными фондами, финансировавшими start-up фирмы в сфере высоких технологий, развивающие основном сервисы Интернет. Но в начале 2000 г. стало очевидно, что бизнесожидания явно превосходят возможности технологий. Приток инвестиций Интернет резко сократился, а пик интереса сместился к телекоммуникациям.

К тому времени я уже связал свою судьбу с телекомом. Первый опыт – работа в компании Tadiran. Но в момент успешного карьерного роста на ниве проводного доступа поступило предложение Gilat. Отказаться от него было невозможно, и не только по причине интереснейших технологий и решений: привлекательность его повышало мое российское происхождение.

Gilat тогда вообще не помышляла о России, но освоение этого рынка, где спутниковая связь обречена быть востребованной, показалось мне достойной профессиональной задачей. И очень хотелось поехать в Россию.

Я бывал во многих странах, но везде как бы командировочным. Первый же приезд в Россию в начале 90-х стал шоком: мой дом, где жила моя семья и которым я до того считал Израиль, раздвоился. Здесь все оказалось родным: и язык, и обычаи, и люди. Теперь у меня два дома: Израиль и Россия. И за это я тоже благодарен своим родителям.

P. S. «Деликатные» вопросы

– В чем разница ведения бизнеса в России и на Западе?

– Одно из различий – процесс принятия решений в госсекторе (частные компании принимают решения одинаково быстро). На Западе все проще и менее бюрократизировано, в России все сложно, долго и многофакторно. Аналогичные решения в Европе или США рождаются намного быстрее и гораздо менее «бумагоемкие»: все рамки для них установлены априори, чиновники их очень четко придерживаются.

– С кем вам приятнее работать, с «соглашателями» или с «ежами»

–С теми, кто понимает суть и цель задачи. Моя точка зрения не «последняя в инстанции», всегда полезно выслушать аргументацию.

– Значит, у вас демократический стиль руководства?

– Скорее демократически-тоталитарный. Демократия прекрасна, но иногда на нее тратится слишком много времени. Затраты, и прежде всего временные, должны соответствовать значимости решения. Если я как руководитель к чему и нетерпим, так к потере времени.

– Что для вас означает успех в карьере и в жизни?

– Успех в карьере — это выполненная задача, которая приносит выгоду моей компании и пользу тем, кто работает с сервисами, полученными благодаря нашему оборудованию. Пример: сеть ЯмалоНенецкого АО, где станция установлена на Полярном круге. Раньше там не было телефонной связи, а сейчас звонить можно в любое время. Это согревает мне сердце. Это я и называю профессиональным успехом.

Успех в жизни? Видеть, как растут мои дети, и гордиться ими.

– Получается, карьерный успех не связан для вас с положением в компании?

– Напротив! Для того чтобы реализовать проект, нужно много и тяжело работать. И долго. Почти всегда шансов не завершить проект намного больше, чем сдать сеть в эксплуатацию. Потому что помех больше, чем факторов, способствующих успеху. А чем выше положение в компании, тем больше возможностей влиять на успех проекта.

Но должность для меня все же не главный, а вспомогательный инструмент влияния. Движущий фактор бизнеса – искренность. Когда заказчик ощущает веру исполнителя в идею проекта и видит искреннее желание воплотить его, настрой неизбежно передается заказчику.

– Ваши ближайшие по времени задачи, профессиональные и личные (может, выучить японский)?

– Меня можно назвать апологетом сельской телефонии, и профессиональная цель одна –продвижение таких проектов. Не только в России, но и в других странах. База – огромный опыт компании: Gilat принадлежит 80% мирового рынка в этом секторе.

Личная цель – не японский, а испанский язык. Мне очень нравятся фильмы Педро Альмадовара и хочется ощутить вкус языка в оригинале.

– И последний вопрос. Не возникает ли иногда у вас мысль, что многое в профессиональной судьбе было как бы лишним?

– Нет. Считаю весь свой опыт хорошим и полезным. Грех пенять на разнообразие сфер деятельности и географии: каждая страна, народ, научная школа и культура обогащали мой внутренний мир и давали знания. И я всегда старался принять и сохранить в себе их частицы мудрости, считая это даром богов. На свете нет бесполезного и лишнего. Просто мы не всегда знаем или не понимаем, как использовать такие дары.

ДОСЬЕ «ИКС»

Арье Розичнер, вице-президент по продажам Gilat Satellite Networks, родился в семье советских интеллигентов в 1956 г. в г. Коломыя Ивано-Франковской области (в то время УССР). Отец –скрипач, директор детской музыкальной школы. Мать –детский врач. В начале 70-х семья переехала на ПМЖ в Израиль.

Ракурс 1

ИКС. У вас есть хобби?

А. Р. Я люблю животных, люблю выращивать бонзаи, но много езжу по миру и не могу уделять внимание ни тому, ни другому. Осталось одно хобби – работа.

ИКС. Вы трудоголик?

А. Р. Нет, я не хроник и стараюсь держать себя в рамках.

ИКС. Неужели нет других увлечений?

А. Р. Чтение, но это скорее привычка. Хотя …Ладно, признаюсь: люблю готовить японскую пищу. Много лет назад американские друзья подарили мне японскую поваренную книгу –и я «заболел». Но лишь позже, работая в этой стране, я осознал богатство ее кухни и сложность соблюдения принципов противостояния и сочетания разных вкусовых ощущений. Освоение предмета заняло не меньше семи лет. Мои сыновья выросли, можно сказать, не на молоке матери, а на суши.

Ракурс 2

ИКС. У вас есть жизненные или профессиональные правила?

А. Р. Первое: ничего не оставлять недоделанным. Второе: все начинается с головы. Если есть вера в идею, человек способен совершить почти невозможное.

Ракурс 3

ИКС. Ваш любимый вид отдыха?

А. Р. Дайвинг или катание на лыжах с сыновьями, их у меня двое: 18 и 19 лет.

ИКС. В чем вам уютнее –в костюме при галстуке или в джинсах?

А. Р. Безусловно, в джинсах, а еще лучше в шортах и кроссовках, а еще лучше –без кроссовок. Поэтому нам троим так нравится дайвинг: заходишь на лодку, снимаешь обувь, а надеваешь, только когда возвращаешься на берег.

Ракурс 4

ИКС. Вам ближе по духу Израиль, США, Франция, Италия? Или Япония?

А. Р. Думаю, все-таки Россия.

ИКС. Не лукавите? Даже ближе, чем Израиль?

А. Р. У меня типичное раздвоение личности. Пожалуй, я живу на стыке двух менталитетов и стараюсь насладиться лучшим в каждом из них.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!