Rambler's Top100
Статьи ИКС № 5 2005
Шагит РЕЗНИКОВ  01 мая 2005

Контент-проблему решит конвергентный оператор?

– MVNO высокого уровня, имеющий свой коммутатор, MSC, HLR и, как следствие, свои sim-карты – идеальная модель для реализации концепции Mobail Number Portability. Сейчас средняя московская семья имеет договор с МГТС, несколько договоров с оператором сотовой связи, иногда договор с интернет-сервиспровайдером и ежемесячно получает соответствующее количество счетов. При этом для абонента МТС услуги «Би Лайн» и «МегаФона» недоступны, и наоборот. MVNO, имеющий договорные отношения со всеми этими операторами и принимающий от них потоки E1, может предложить этой группе абонентов единый договор и единый счет на предоставление услуг любого из операторов, не ограничивая свободу абонентов в активации интересующих их сервисов. Кроме того, для привлечения клиентов виртуальный оператор позиционирует себя как компания, специализирующаяся на предоставлении дополнительных услуг (VAS). В этом смысле он ориентирован на предугадывание запросов клиентов, на предложение им эксклюзивного, если хотите, VIP-контента, чтобы абонент чувствовал себя максимально комфортно. Для агрегации больших объемов разнообразного контента MVNO создает открытый интерфейс для всех (!) поставщиков контента. В этой роли могут выступать и известные на рынке компании, и студенты, и даже школьники. Замечу также, что к их разработкам абонент может получать доступ с мобильного терминала, из Интернета, со стационарного телефона.

– Шагит Тимофеевич, почему же сегодня лишь очень немногие операторы фиксированной связи предоставляют абонентам контент-услуги?

– Действительно, с точки зрения контента поле деятельности у фиксированных операторов непаханое. Между тем в мире и для них уже разработаны технологии SMS. Эта опция есть во всех современных дорогих телефонных аппаратах стандарта DECT, что создает среду для интерактива. Правда, в ходе сертификации эта функция была заблокирована. Убежден, что услуга SMS на фиксированных сетях будет востребована людьми со слабым зрением и нарушениями слуха. Известно, что доля дополнительных услуг в доходах фиксированных операторов, уделяющих внимание развитию VAS, может достигать 50%. Мне, например, непонятно, почему бы не внедрять в фиксированных сетях услуги на базе IVR?

– Примеры подобных сервисов есть, но они реализованы в регионах, где действует повременка.

– Я не знаю, откуда взялось убеждение, что за услуги, предоставляемые на стационарный телефон, не надо платить?У фиксированных операторов должны быть те же методы и меры воздействия на абонентов, что и у мобильных операторов, имеющих абсолютное право неплательщика отключить.

– По сравнению с затишьем, которое наблюдается с предоставлением дополнительных услуг операторами фиксированной связи, рынок контент-услуг сотовой связи выглядит оживленным.

– Поставщиков контента у нас пока еще мало. Я ожидаю, что к концу 2005 г. их число вырастет до 180, но для того, чтобы была конкуренция, их должно быть хотя бы несколько тысяч. Для такой страны, как Россия, это очень немного. Сравнение с Японией, где насчитывается около 42 тыс. поставщиков контента, показательно потому, что численность населения этой страны почти такая же, как у нас, – 138 млн человек. Достаточно узкий круг компаний, работающих на российском рынке, сказывается и на спектре предоставляемого контента. У нас не хватает сервисов на основе местного материала. Локальный контент развит только в точках присутствия крупных поставщиков – в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Воронеже. Новых продуктов, ориентированных не на тинейджеров, а на людей старшего возраста и домохозяек, не появляется. Кроме того, есть много русскоговорящих людей в Прибалтике, на Кавказе, в Средней Азии. Но пока предложений от российских компаний для них очень немного. Не происходит сближения поставщиков контента из этих стран с российскими.

– Каким, на ваш взгляд, должен быть деловой контент?

– Первоначально с этим сегментом были связаны большие ожидания. Поставщики контента надеялись, что бизнесмены заинтересуются возможностью получения новостей с биржи, однако этого не произошло. Пока услуги и сервисы для деловых людей – это открытая зона. Бизнесменам нужен специализированный, высокопрофессиональный контент, который достаточно дорог. На мой взгляд, это может быть либо некая банковская информация, биржевые вести в прогнозном варианте либо онлайновые сервисы – мгновенное оповещение об изменениях цены на нефть на Нью-Йоркской бирже или оперативная ситуация по предварительному запросу, например о наступлении важного для абонента события. Разработкой таких сервисов могут позволить себе заниматься только крупные игроки на рынке контент-услуг с большим объемом массовых услуг.

– А как вы оцениваете принятую на рынке мобильной связи схему распределения доходов от предоставления контент-услуг?

– До недавних пор доля прибыли от услуги у поставщиков контента составляла 70 – 75%. Однако в конце 2004 г. операторы «большой тройки» перешли в наступление. Как будто бы не сговариваясь, но все-таки практически одновременно они увеличили стоимость обратного SMS, ввели всевозможные ограничения, ужесточили сроки предоставления новых услуг и т. д., тем самым снизив долю дохода поставщиков контента до 60%. И, я думаю, в душе каждого члена «большой тройки» живет мечта – довести ее до 50%. Между тем распределение доходов в соотношении 50: 50 не позволит маленьким компаниям удержать бизнес, растущий постепенно и требующий немало средств и времени на продвижение новых услуг. К тому же ТВ-каналы не особенно выгодны для размещения рекламы.

– Зато все больше поставщиков контента начинают активно реализовывать совместные с телеканалами кроссмедиапроекты: SMS-голосования, викторины …

– Я не верю результатам проводящихся на ТВ голосований, потому что как технический специалист понимаю, что невозможно собрать и обработать голоса абонентов, отправивших SMS на один короткий номер, за 10 минут. На Западе интерактив организовывается подругому: там голосование более продолжительное, а его ход отражается с обязательным указанием, как проходит голосование. К тому же надо признать, что там значительно больше передач, идущих в прямом эфире.

– Вернемся к теме распределения доходов и устоявшихся на рынке бизнес-моделей. Как вы оцениваете деятельность контент-агрегаторов?

– Надо различать два явления. Первое: агрегирование контента, получаемого поставщиками от правообладателей (контентодержателей), перевод его в формат сотовой связи – явление положительное.. Второе – агрегирование,, а точнее, собирание мелких поставщиков контента под шатром крупных, явление безусловно отрицательное, поскольку препятствует появлению на рынке новых сильных компаний. Маленькая компания, предлагающая новую оригинальную услугу, не может выйти к грандам сотового рынка и подписать с ними договор напрямую, а вынуждена делиться с контент-агрегатором, который обдирает ее как липку. Между тем это не единственный путь.

– Какие же еще пути организации взаимодействия поставщиков контента и услуг и операторов вы видите?

– Первый путь – это учиться на опыте других стран. Я снова приведу пример Японии. В этой стране абонентам доступно колоссальное количество самых разнообразных услуг. У среднего японского оператора в месяц приходится 320 SMS на одного абонента (у нас – около 20). Однако с ростом интернет-трафика популярность коротких сообщений падает. Разумеется, надо понимать, что речь идет о стандартах IMT-MС-2000 и UMTS, где реальная скорость скачивания информации достигает 176 и 320 кбит/с. В Японии заявить себя поставщиком контента так же легко, как в России зарегистрировать электронную почту, необходимо только гарантировать соблюдение некоего «морального кодекса», имеющегося у каждого оператора: не потворствовать жестокости, насилию, преступности. Доступ поставщика услуг к абонентской базе любого оператора обеспечивается с помощью открытого интерфейса по протоколу TCP/IP. Зарегистрировавшись, новый поставщик сервисов попадает в поисковую систему и может предоставлять свои услуги, не имея при этом никаких отношений с оператором, получающим со своих абонентов только оплату интернет-трафика. При этом 98% дохода достается поставщику контента, за услуги которого пользователи расплачиваются либо с помощью premiumSMS, отправленного на его номер, либо с помощью скретч-карт, либо, указав на сайте номер своей кредитной карты. Крупные операторы в Японии отдали закупку контента в аутсорсинг компаниям, специализирующимся на увеличении трафика VAS. Эти компании внимательно следят за броуновским движением мелких поставщиков, выбирают услуги, создающие серьезный трафик, и после всесторонней экспертизы включают их в «обойму» дополнительных услуг оператора, где они и находятся о тех пор, пока трафик от их предоставления не начинает падать.

– А второй путь?

– По второму пути пошли европейские операторы, которые поняли, что главная их задача – с блеском пропускать трафик, а глыба под названием VAS (или контент) требует специализации, и отдали эти вопросы MVNO как конвергентному контентному оператору.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: