Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 12 2008
09 декабря 2008

Фемтосота – надежда 3G?

К технологии Femtocell присматриваются и мобильные, и фиксированне операторы. Есть пилотные проекты, тестовые сети и анонсы. В пользу светлого фемтобудущего высказались аналитики: по данным ABI Research, к 2012 г. объем мирового рынка может достичь $5 млрд.

Однако – признают и операторы и вендоры – рынок только начинает складываться и правила игры на нем нуждаются в прояснении.

Бизнес-возможности фемтосот для российского рынка за круглым столом в редакции «ИКС» обсуждали:

Игорь АКУЛИНИН, первый заместитель генерального директора, «МегаФон-Москва»

Александр БАЛЮК, руководитель департамента развития сети доступа, «ВымпелКом»

Александр ГОРБУНОВ, вице-президент по стратегии и развитию, «Комстар-ОТС»

Михаил ГОЛУБЕВ, заместитель директора департамента PTS Wireless, Huawei Technologies

Артем КУЗНЕЦОВ, менеджер по решениям радиодоступа, Ericsson

Меир ЛИТМАНОВИЧ, менеджер по продуктам, Comverse/Netcentrex

Светлана СКВОРЦОВА, старший менеджер по маркетингу, Ericsson

Михаил СТАРОВОЙТОВ, региональный представитель по решениям для мобильного широкополосного радиодоступа, Nokia Siemens Networks

Юрий ТЕНИШЕВ, руководитель департамента беспроводных решений, Alcatel-Lucent

Круглый стол вела главный редактор журнала «ИнформКурьер-Связь» Наталия КИЙ.

Наталия КийН. КИЙ: За рубежом наблюдается повышенный интерес к технологии Femtocеll, которая может решить не только технические, но и рыночные проблемы. Например, улучшает покрытие внутри помещений для 3G-сетей. Поможет операторам развивать услугу FMC. Позволяет вернуть мобильных пользователей на домашнюю территорию, поскольку звонки через фемтосоту могут быть недорогими. Проводным операторам WiMAX-фемтосоты позволят без больших затрат на последней миле предоставлять мультисервисные услуги. Фемтосота может быть полезной на борту самолета, так как снижает риски помех навигационному оборудованию при предоставлении мобильных услуг.

Как известно, фемтосота формируется миниатюрной базовой станцией низкой мощности, которая подсоединяется к домашней или офисной широкополосной линии доступа, например на основе 3G. Вендоры давно продвигают идею фемтосот в массы. Авансов Femtocеll дает много. Что происходит в действительности, если судить по зарубежным источникам?

Первопроходцем стал Sprint Nextel (США), запустивший сеть фемтосот год назад на оборудовании Samsung. Ежемесячная плата – $50 в месяц за неограниченное количество звонков через фемтосоты. AT&T планирует построить 7 млн фемтосот с IP-доступом (оборудование ip.access) с началом тестирования в конце 2008 г. Абонентские устройства доступа будут стоить не больше $100. В фемтонамерениях замечены Vodafone и О2. В США при создании национальной WiMAX-сети исключительно для WiMAX-фемтосот выделена полоса частот шириной 5 МГц.

Femto Forum объявил, что достигнут консенсус по поводу стандарта подключения фемтосот к базовым мобильным сетям. 3GPP в конце 2008 г. планирует закончить работу над спецификацией 3G femto.

Готовность номер?..

«ИКС»: В каких сетях – GSM, UMTS, WiMAX – применение фемтосот наиболее оправданно?

М. ГОЛУБЕВ: Я думаю, для России наиболее актуальны фемтосоты 3G. Прежде всего потому, что у нас достаточно распространены 3G-терминалы, и в этом случае у оператора есть возможность использовать ШПД и предоставлять полный спектр FMC-услуг с привязкой к единому номеру.

И. АКУЛИНИН: Конечно, технология 3G для фемтосот подходит больше, чем GSM-900, впрочем, как и любая более высокочастотная технология – чем выше частота, тем меньше проблем из-за интерференции. Если каждый абонент поставит у себя в доме фемтосоту с частотой 900 МГц, то операторы это сразу почувствуют.

А. КУЗНЕЦОВ: Тестирование Femto GSM-1800 от Ericsson ведущими европейскими операторами показало, что технические вопросы уже решены: фемтосота не создает помех в макросети, plug-and-play работает надежно.

«ИКС»: Можно ли сегодня говорить о технологической готовности оборудования Femtocell?

Юрий ТЕНИШЕВ, Alcatel-LucentЮ. ТЕНИШЕВ:
Оператор, эксплуатирующий сеть 3G, не должен ориентироваться на то, каким оборудованием пользуется каждый конкретный абонент. Это относится и к базовым станциям Femtocell. Все они, согласно стандарту, должны работать с его сетью.

Сегодня же в данной области практически все вендоры реализуют свои частные решения. И, наверное, одна из задач нашего круглого стола – поднять вопрос о стандартизации интерфейсов. И тут свое слово должны сказать не только 3GPP, но и местные регулирующие органы.

Михаил СТАРОВОЙТОВ, Nokia Siemens NetworksА. КУЗНЕЦОВ: Придать импульс распространению фемтосот в сетях операторов сможет выход стандарта 3GPP, в котором будут четко прописаны все функции, определены интерфейсы и протоколы.

М. ГОЛУБЕВ: На мой взгляд, основной протокол – между терминалом и фемтосотой, и он стандартизован, тут никаких проблем нет. Что же касается интерфейса Iuh, аналога интерфейса между Node B и RNC, то ведь никто же не подсоединяет базовую станцию одного производителя к контроллеру другого производителя. И такая ситуация всех устраивает.

И. АКУЛИНИН: И все же, если мы говорим о массовом рынке, то он появится не раньше, чем стандарты, описывающие соединение фемтосоты с радиооборудованием оператора.

М. СТАРОВОЙТОВ: Важен или не важен стандартный Iuh-интерфейс? Важен. Года через три (это наш прогноз) в мире будет порядка 200 компаний, которые будут выпускать оборудование для фемтосот. А интегрировать их в сеть должен провайдер или оператор, у которого стоит фемтошлюз. И если этот фемтошлюз будет распознавать фемтосоты от многих производителей, фемтобизнес будет иметь широкий масштаб.

А. БАЛЮК: Завершить стандартизацию Iuh-интерфейса 3GPP, по моей информации, планирует к концу этого года. Думаю, что уже в I полугодии 2009 г. появятся решения, соответствующие стандарту.

А есть ли бизнес?


«ИКС»: Как обстоят дела с бизнес-моделями, которые операторам стоит взять на вооружениепри внедрении услуг на базе фемтосот?


Светлана СКВОРЦОВА, EricssonС. СКВОРЦОВА:
Сегодня есть два предкоммерческих внедрения – Softbank и Sprint. То есть первыми собираются выйти на рынок операторы, назовем их так, догоняющие. Поэтому они готовы пойти на определенный риск, не дождавшись завершения стандартизации технологии фемтосот. А операторы-лидеры, например France Telecom, решили, что надо все-таки подождать стандарта.

Бизнес-модели, на которые могут ориентироваться операторы, предоставляющие услуги на основе фемтосот, пока не ясны, как не ясны и принципы взаимодействия участников этого процесса. Их трое. Один эксплуатирует контроллер базовых станций – это оператор сотовой связи. Второй эксплуатирует домашнюю базовую станцию, это абонент. В случае, если сотовый оператор не располагает кабельной инфраструктурой, третьим участником может быть интернет-провайдер. Однако не совсем понятно, кто, собственно, будет отвечать за качество, безопасность и надежность сети? Как можно разделить такую ответственность?

Александр БАЛЮК, , «ВымпелКом»А. БАЛЮК: У мобильных операторов нет своей проводной инфраструктуры, как у конвергентных (вроде «ВымпелКома»), и им придется нести дополнительные расходы на соглашения с оператором, владеющим последней милей.

Если использовать сценарий без уведомления оператора фиксированной связи, то как только откроется факт использования его канала для получения дохода третьим лицом, то последует соответствующая реакция в виде блокирования определенных типов трафика. Это повлечет за собой проблемы с качеством предоставляемых сервисов.

А. ГОРБУНОВ: С моей точки зрения, модель организации услуги, в основе которой лежит канал к Femtocell через открытый Интернет, абсолютно нелегитимна. Поэтому мне кажется, что предоставлять такую услугу могут только операторы мобильной и фиксированной связи совместно. В этом случае мы придем наконец-то к модели такого цифрового дома, в котором стоит фемтосота, включающая и Wi-Fi для передачи данных, связанная с IMS-платформой IP-каналом. И счастливый абонент будет пользоваться дома мобильным телефоном по цене фиксированного и оплачивать все услуги по одному счету.

«ИКС»: На что можно сделать ставку при продвижении услуг на базе технологии фемтосот?

Михаил ГОЛУБЕВ, Huawei TechnologiesС. СКВОРЦОВА:
В идеале Femtocell должен быть неким зонтичным продуктом, адресованным семье как небольшому корпоративному абоненту. То есть нужно предоставить такую скидку, которая сделала бы выгодным переход на использование услуг «домашней зоны».

М. ГОЛУБЕВ: Но члены семьи могут пользоваться услугами разных мобильных операторов, а услуги на базе фeмтосоты явно стимулируют их переключение на одного оператора. Потребителю это надо будет еще объяснить.

М. ЛИТМАНОВИЧ: Сейчас 30–40% всех мобильных звонков делаются из дома. И если человек будет знать, что на такие звонки он может получить большую скидку от оператора, установив его фемтосоту, то, скорее всего, все члены семьи перейдут к нему сами.

«ИКС»: А каким операторам можно рекомендовать рассмотреть возможность применения технологии фемтосот в бизнесе?

М. ЛИТМАНОВИЧ: Оператору, у которого есть и фиксированная, и мобильная связь и который начинает задумываться о том, как за счет конвергенции получить с абонента больше, чем просто за услуги фиксированной и мобильной связи.

Российская судьба фемтосоты

«ИКС»: Рассматривают ли возможность реализации проектов на базе фемтосот российские сотовые операторы?

Игорь АКУЛИНИН, МегаФон-Москва И. АКУЛИНИН
: Пока мы рассматриваем Femtocell как одну из перспективных технологий, не имея в планах никаких проектов. Тут есть нерешенные правовые вопросы. Фемтосота – это излучающее устройство, базовая станция, а за базовую станцию, которая, в отличие от точек доступа Wi-Fi, работает в лицензируемом диапазоне частот, полную ответственность несет оператор. Его деятельность определена целым рядом документов: как получить разрешение, как строить базовые станции, как сдавать их в эксплуатацию и т.д.

Александр Евгеньевич ГОРБУНОВ, Комстар-ОТСА. БАЛЮК: Нам как оператору данная технология интересна. Но есть ряд нюансов, которые не позволяют говорить о широкомасштабном запуске. Сама идеология фемтосоты подразумевает, что это массовый продукт, который покупает абонент. Сейчас по закону фемтосоту нельзя сертифицировать как абонентское устройство. Для того чтобы ситуацию изменить, нужно вносить изменения в законодательство.

Ю. ТЕНИШЕВ: А почему бы российским операторам не сдавать фемтосотовое оборудование абоненту в аренду?

М. ГОЛУБЕВ: Ситуация с арендой очень неоднозначна по ценовым показателям. Дело в том, что стоимость разрешительной документации сопоставима со стоимостью самой базовой станции. Кроме того, абонент сейчас должен получать оценку ЭМС и технические условия на включение фемтосоты в розетку и принимать у себя комиссию Россвязькомнадзора.

А. ГОРБУНОВ: Говоря о планах, я бы разделял передачу голоса и передачу данных. Потребитель хочет получать мобильные голосовые услуги по цене фиксированных. И если с помощью технологии Femtocell он их получит, то, предполагаю, будет очень доволен.

Но «Комстар-ОТС» – оператор фиксированной связи, и голосовые услуги мы предоставляем по фиксированной линии. Если говорить о передаче данных, то в помещениях мы отдаем предпочтение проверенной беспроводной технологии Wi-Fi, которая уже хорошо развита. Мы планируем обеспечивать indoor-покрытие на базе технологий ADSL и Wi-Fi. Считаю, что это будет значительно дешевле и для оператора, и для абонента.

Фемторезюме

«ИКС»: Какие шаги вы рекомендовали бы предпринять для того, чтобы приблизить светлое фемтобудущее?

Меир ЛИТМАНОВИЧ, Comverse/Netcentrex М. ЛИТМАНОВИЧ: Я думаю, что именно мобильные операторы (когда решат, что они заинтересованы в технологии фемтосот) станут той силой, которая сможет добиться снятия существующих регуляторных ограничений. Кому как не им продвигать это решение?

М. СТАРОВОЙТОВ: Считаю, что на просторах нашей страны 3G-фемтосоты имеют будущее там, где кабель в каждый дом будет проведен еще очень не скоро или никогда. Это очень большая территория и огромное количество домов, жителям которых нужен широкополосный доступ и у которых с большой вероятностью будут иметься 3G-совместимые абонентские устройства. Фемтосота – это возможность для 3G-сетей проникнуть внутрь каждого помещения в таких зонах.

И. АКУЛИНИН: На мой взгляд, технология фемтосот – это некий катализатор инновационной деятельности на рынке: в области FMC, FMS, MVNO, по работе с частотами, вводу передового операторского и абонентского оборудования и т.д.

Ю. ТЕНИШЕВ: Я бы хотел добавить, что большое значение будет иметь процесс глобальной стандартизации этой технологии. Ее результаты могут стать решающими для операторов мультивендорных сетей.

М. ГОЛУБЕВ: Для того чтобы появилась воля снимать законодательные ограничения, необходимо прийти к какому-то бизнес-пониманию. Никто не будет вкладывать ресурсы в продвижение идеи, которую непонятно, как продавать. И здесь существуют два варианта: либо использовать бизнес-опыт других стран, когда он появится, либо развивать собственные идеи, связанные, допустим, со спецификой рынка в регионах. Тогда, возможно, и появится воля для лоббирования регуляторных изменений.

Я думаю, к моменту возникновения первых опытных зон для массового рынка (вероятно, в начале 2010 г.), 3GPP напишет не одну версию своих стандартов. Так что вопрос стандартов решится раньше, чем будет найдена бизнес-ниша.

Артем КУЗНЕЦОВ, Ericsson А. ГОРБУНОВ: Мне кажется, есть жесткая последовательность действий: это стандартизация, снижение стоимости, потом поиск бизнес-кейса конкретно в России, потому что далеко не всё, что имеет разумную стоимость на Западе, применимо у нас, и уже после этого – снятие регуляторных ограничений. И каждый следующий шаг без прохождения предыдущего преждевременен.

Кроме того, очень важно при формировании стратегии принимать во внимание прогноз развития всех параллельных технологий.

А. БАЛЮК: Практика показывает, что и регуляторные, и технические вопросы решаются. Сейчас, наверное, наступил момент, когда маркетологи должны сесть и подумать: а как это можно продать? Надо понять, сколько абонент готов за это платить, выгодно ли это оператору. Потому что любая технология должна быть выгодна и оператору, и абоненту.

С. СКВОРЦОВА: У операторского, как и у любого другого бизнеса, конкретная цель: увеличение продаж и рост прибыли. В центре – именно коммерческие цели, а для их достижения стоит рассматривать различные средства, причем не обязательно технологические. Может быть, какие-то задачи можно решить средствами новой тарифной политики.

А. КУЗНЕЦОВ: У меня пожелание к «ИКС» – пригласить на следующую встречу представителей регулирующих органов, потому что только путем тесного взаимодействия вендоры, операторы и госорганы могут приблизить светлое будущее любой технологии.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!