Rambler's Top100
Статьи ИКС № 6 2005
01 июня 2005

А ввоз и ныне там

– Деятельность вашей компании связана с ввозом из-за границы РЭС, необходимых для ведения вашего бизнеса и работы партнеров. Какими организационными и административными проблемами при ввозе РЭС вы озабочены?

– Проблемы в бизнесе существовали всегда. А при смене структуры федеральных органов исполнительной власти их возникает особенно много. И неудивительно. «Во власть» приходят новые люди со своими взглядами и своими понятиями о том, какие задачи и как следует решать.

Но самое плохое для бизнеса – либо отсутствие правил, либо их постоянная и непредсказуемая смена. Что касается ввоза, то сейчас здесь соединились оба фактора. Дело в том, что таможня продолжает руководствоваться никем не отмененным Постановлением Правительства №643 от 1994 г., в котором указана необходимость получения разрешения на ввоз, а Мининформсвязи считает, что новый закон «О связи» это постановление отменил, как и процедуру выдачи радиочастотными центрами разрешения на ввоз. Но ввозим-то мы не через министерство, а через таможню, а таможня требует это самое разрешение предъявлять. Вот такая карусель.

– Как ввозились РЭС до введения в действие нового закона «О связи»?

– До декабря 2003 г. порядок ввоза был определен Постановлением Правительства России №643 от 1994 г. и осуществлялся по разрешениям органов надзора за связью России (позже – ФГУП «Главный радиочастотный центр» и радиочастотными центрами федеральных округов). Процедура была довольно простой. Достаточно было получить решение ГКРЧ, указывающее, какое оборудование компания может ввозить с целью продажи (между прочим, до 2000 г. такие решения выдавались на пять лет) либо с целью эксплуатации (в таких решениях указывалась конкретная территория, и выдавались они на 3 года). Имея такой «входной билет», а точнее – «контрамарку» (потому что решение ГКРЧ, вероятно, один из немногих документов, которые выдавались и до сих пор выдаются бесплатно), можно было получить разрешение на ввоз. В разрешении, которое выдавалось сроком на один год, указывалось, чего и сколько можно ввезти. Документ прекращал действие либо по истечении года, либо с того момента, когда границу миновало последнее из указанных в разрешении РЭС.

Конечно, проблем хватало и тогда. Так, по традиции, сохранившейся со времен Союза, ввоз для создания сети связи разрешался только после назначения рабочих частот. Это правило – родом из тех давно минувших лет, когда дорогостоящую высокочастотную часть устройства делали под конкретный заказ. Техника ушла вперед, создав перепрограммируемые и легко перестраиваемые станции, а некоторые устаревшие требования слепо копируются из документа в документ.

Однако на рубеже веков было ведено новое правило: при запросе разрешения на ввоз оборудования с целью продажи необходимо было приложить контракты на поставку – кому и сколько. И разрешение стали давать только на конкретное, указанное в контрактах число РЭС.

Процедура, увы, не без сложностей, но все же это были четко установленные правила. Все участники рынка их знали и старались не нарушать.

– Что изменилось с 2004 года? Какие документы необходимо было оформить для провоза РЭС через таможню с 01. 01. 04 по 01. 01. 05?

– А в 2004 г. систему сломали. Причиной стали две фразы из нового закона «О связи». Причем подозреваю, что те, кто их писал, не имели в виду ничего плохого.

Первая: «…выделение полосы радиочастот – разрешение в письменной форме на использование конкретной полосы радиочастот, в том числе для разработки, модернизации, производства в Российской Федерации и (или) ввоза на территорию Российской Федерации радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств с определенными техническими характеристиками» (статья 2).

Вторая: «…выделение полос радиочастот для радиоэлектронных средств гражданского назначения осуществляется Государственной комиссией по радиочастотам» (статья 24, пункт 2).

Юристы сложили эти два положения вместе и получили уравнение: «присвоение радиочастот» = «разрешение на ввоз». Логично.

В итоге 22 декабря 2003 г. ГКРЧ приняла решение, в котором говорится, что с 1 января 2004 г. решения ГКРЧ являются основанием для декларирования РЭС и высокочастотных устройств в таможенном органе, а также разрешением для их ввоза на территорию Российской Федерации.

СМИ восславили новые, революционные решения, либерализирующие рынок, дотягивающие нас до высокоразвитой Европы и приближающие светлый миг вступления в ВТО. Вместе с ними обрадовались операторы и дилеры. Но эта радость бесследно улетучилась после первой же попытки ввоза на основании данного решения ГКРЧ.

Во-первых, таможня отказалась «давать добро» – требовала разрешение на ввоз. И правильно требовала. Кто дал право комиссии – пусть даже и государственной – противоречить постановлению правительства? К тому же для таможенников чужое ведомство – не указ. У них свои командиры, свои уставы и свои порядки. Но на основании решения ГКРЧ в Минсвязи уже был подписан приказ, запрещающий ГРЧЦ выдавать разрешения на ввоз.

До сих пор с содроганием вспоминаю первые месяцы 2004 г. Разрешений на ввоз не дают – запрет министерства. Срок старых разрешений истек или в них не указаны новые, только что заказанные модели. Груз – на таможне.. А сумма, которую придется уплатить за хранение, скоро превысит стоимость самого груза. В салонах связи нет новых аппаратов, и менеджеры рыдают при отчетах. Продажи падают, долги растут, а ведомство хранит молчание. И что интересно, в прессе – тоже молчание.

Тем не менее по неотмененному приказу Минсвязи №17у от 2002 г. некоторые радиочастотные центры выдавали разрешения на ввоз. Но далеко не все. Спасибо всем, кто давал.

Порядок был несложный. Требовалось заполнить заявку, приложить к ней решение ГКРЧ (позже стали требовать заключение экспертизы ФГУП «Главный радиочастотный центр» ) и сертификаты и затем оплатить выставленный счет. Сумма в счете зависела от назначения и количества типов ввозимых РЭС. Так, например, за разрешение на ввоз для одного типа транкинговых станций платили 640 руб., а за каждый следующий тип – 390. Для радиорелейных станций цены соответственно составляли 550 и 305 руб., для земных станций спутниковой связи – 750 и 625 руб. Средний срок получения разрешения – месяц со дня оплаты счета. Хочешь быстрее – плати по срочному тарифу. На какое-то время опять все стало понятно и разумно.

– И каково же состояние дел с процедурой ввоза в нынешнем, 2005 году?

– Хороший вопрос. Может быть, кто-то думает, что при закреплении определенной процедуры и порядка дело закончилось и, так сказать, «граждане, довольные, разошлись по домам» ? Нет, простые пути – не для нас.

В марте этого года Россвязь отменила Приказ №17у, закрыв тем самым доступ фактически для всех радиосредств, кроме вошедших в перечень РЭС, для которых оного разрешения не требуется. Перечень утвержден Постановлением Правительства РФ №5 от 5 января 2005 г. Вы видели этот перечень? Посмотрите. Любопытно. В нем всего 16 строк. В одной поместились устройства, для которых таможня когдалибо требовала разрешение на ввоз, – это мобильные телефоны. В остальных 15 перечислены устройства, которые и раньше ввозились без разрешений, например факсимильные аппараты или «аппаратура приемная для радиовещания, совмещенная или не совмещенная в одном корпусе со звукозаписывающей или звуковоспроизводящей аппаратурой или часами», проще говоря – магнитола.

А вы говорите «состояние». Нет, у нас всегда «процесс».

– И какие же действия должны быть предприняты, чтобы сдвинуть воз ввоза с места?

– На мой взгляд, любой порядок лучше, чем его полное отсутствие. Наш рынок связи во многом зависит от инвестора. А инвестору не объяснишь, что порядок изменяется вдруг и сразу, как замок Фаты Морганы менялся с каждым взглядом на него. Особенно когда в интервью и заявлениях для прессы официальные лица говорят «о существенном упрощении» всех и всяческих разрешительных процедур. Реалии же совершенно иные: старые процедуры отменяются, а новые не разработаны.

Идея отмены разрешений была прекрасна. Но ведь и идея коммунизма тоже сама по себе великолепна. Вопрос в том, как реализовывать эту идею. На мой взгляд, здесь существуют две проблемы.

Первая: закон «О связи» требует пересмотра. Мы все помним, как его писали, сколько раз Госдума возвращала его на доработку, сколько произошло боев самого разного значения, сколько копий сломано и чернил пролито. В итоге получен документ, который является, вероятно, неким компромиссом. Всякий «тонкий» компромисс, как мы знаем, означает неоднозначность, а всякая неоднозначность рождает разные интерпретации, часть из них, увы, не в пользу «объекта регулирования».

Вторая: в России нельзя снимать кальку с европейских решений. У «супостата» спектр поделен совсем не так, как у нас, а радиосредства мы ввозим, между прочим, от них. В итоге европейские «гражданские» станции могут «попасть» в России как раз в полосы обеспечения безопасности полетов или правительственной связи. Поэтому против абсолютно свободного ввоза возражают и военные, и ФСБ. И они тоже правы.

Однако способы решения этих проблем существуют. Возможно, даже несколько. Но их надо искать, продумывать и продвигать в жизнь. Если нет возможности, времени, финансов для того, чтобы разработать и утвердить новую процедуру ввоза, то зачем отменять то, что верой и правдой «работало» почти десять лет? Кто выиграл в этой неразберихе с ввозом?

Не берусь выписывать рецепты, но для нормализации ситуации, пока она не зашла слишком далеко, требуется для начала восстановить отработанный порядок и тем самым снять напряжение. А затем спокойно и планомерно разработать и согласовать со всеми заинтересованными ведомствами новый порядок. А заинтересованных здесь, поверьте, легион. И только согласовав все позиции, подготовить новое постановление правительства, отменяющее необходимость получения разрешения на ввоз и определяющее порядок ввоза.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: