Rambler's Top100
Статьи
12 января 2009

Право на конвергентном поле: все впередиСм.также "ИКС" №12'2008

В оценке событий, произошедших в уходящем году  на правовом поле отрасли, аналитики расходятся во мнениях. А едины в том, что большие надежды возлагаются на следующий, 2009-й год.

 "ИКС" спрашивает  Как Вы оцениваете основные события на правовом поле связи и ИТ в 2008 г. (в том числе IV глава ГК РФ) с точки зрения правоприменительной практики?Какие сферы правового поля в области связи, ИТ и контента требуют корректировки? Ваше мнение о необходимости новой редакции закона "О связи".

Н. ДмитрикН. Дмитрик: Серьезных изменений в правовом регулировании отрасли ИТ и связи в 2008 г. не было. К вступлению в силу части 4 ГК РФ все готовились больше года, и это не стало новинкой. Да, правообладатели упрочили свои позиции, а нелегального контента стало меньше. Но это скорее проявление общей тенденции, чем конкретный результат реформы гражданского законодательства. С сугубо правовой точки зрения принятие новой части ГК РФ дало лишь один существенный результат: регулирование стало понятнее. Приходится иметь дело не с мутными нормами старого закона, обросшими толкованием и разнородной практикой, а с довольно четкими и хорошо проработанными нормами кодекса.


Еще на одно событие хочется обратить внимание лишь потому, что оно во многом прошло не замеченным. Речь идет о постановлении Правительства РФ от 15 сентября
2008 г. №687 «Об утверждении Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации». Данным документом были закреплены критерии разграничения автоматизированной и неавтоматизированной обработки персональных данных и, следовательно, критерии применения повышенных требований к обеспечению информационной безопасности при обработке персональных данных.


Г. СменцаревГ. Сменцарев: Опираясь на мнение юристов специализированной юридической фирмы – ЗАО «Юртелеком», с которой «МИС-информ» длительное время сотрудничает по вопросам юридического консалтинга на рынке ИКТ, могу сказать, что вступление в силу 4-й части Гражданского Кодекса РФ в январе
2008 г. стало наиболее значимым событием последних лет, в том числе затронувшим регулирование деятельности в отрасли связи. Однако, несмотря на значимость этого события, с принятием 4 части ГК РФ все же не произошло серьезных кардинальных изменений в регулировании отношений между авторами и пользователями произведений. Так, действующий до 1 января 2008 г. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» содержал нормы, предусматривающие исключительное право автора сообщать или разрешать сообщение произведения для всеобщего сведения в эфир или по кабелю, а специально для случаев использования произведений в публичной сети Интернет еще в 2004 г. было введено новое правомочие автора на доведение произведения до всеобщего сведения (поправка в Закон об авторском праве и смежных правах вступила в силу 1 сентября 2006 года). Аналогичные нормы содержатся в 4 части ГК РФ.


Не затрагивая общих принципов регулирования отношений, законодатель, тем не менее, изменил ряд положений или ввел новые подходы к охране и реализации авторских прав. Поскольку речь в данном случае идет о новеллах, не содержащихся в ранее действовавших законах, т.е. не апробированных временем, то оценить возможность и последствия реализации указанных норм на практике пока не представляется возможным. Имея в виду отрасль связи, здесь следует в первую очередь отметить следующее: изменение правового регулирования договорных отношений в области авторского права; введение расширенного коллективного управления авторскими и смежными правами при ограничении сфер, в которых допускается такое управление; введение новых объектов авторского права (например, программ для ЭВМ – по ранее действовавшему Закону они являлись разновидностью авторских произведений); появление в законе специальной нормы о правовом положении сложных объектов; усиление защиты прав авторов и других обладателей исключительных прав (впервые в гражданское законодательство включена довольно существенная санкция, предусматривающая возможность ликвидации юридического лица за нарушения исключительных прав в сфере интеллектуальной собственности).


Представляется, что новеллы, содержащиеся в 4 части ГК РФ, на первых порах послужат предпосылкой для использования участниками деятельности самых различных подходов и существенно изменят имеющуюся судебную практику.


Действующее в настоящее время законодательство в области связи сформировано в основном в начале 90-х годов прошлого века. Технологическое развитие телекоммуникационной отрасли сегодня значительно опережает развитие законодательной базы, в силу чего в последние годы произошла существенная трансформация содержания многих понятий отрасли. В настоящее время ощущается дефицит нормативного определения многих терминов как предметного свойства, так и терминов, касающихся видов субъектов, видов их деятельности. В ряде случаев отсутствуют адекватные термины для обозначения фактически сложившихся в отрасли правовых конструкций.


Наиболее существенно отсутствие внятного правового регулирования сказывается на деятельности операторов связи, осуществляющих пакетирование и распространение теле-, радиоканалов и, в первую очередь, кабельных операторов. Правовое регулирование деятельности таких операторов связи проходит на стыке законодательства в области связи и законодательства о средствах массовой информации. Здесь представляется необходимым определить новые дефиниции или откорректировать существующие определения в базовых законах отрасли (таких как законы «О средствах массовой информации», «О связи»), вокруг которых будут формироваться развивающие нормативные правовые акты. Необходимо устранить избыточные процедуры лицензирования для операторов связи, осуществляющих исключительно ретрансляцию телерадиопрограмм. Все процедуры лицензирования деятельности должны быть четкими и прозрачными, не допускающими возможности двоякого толкования правил и регулироваться федеральным законом (законами).


А. БогатовА. Богатов: Я довольно негативно отношусь к четвертой части ГК, поскольку, как мне представляется, ее нормы в совокупности нарушают один из основополагающих принципов правотворчества – необходимость обеспечения баланса субъективных интересов, баланса прав и обязанностей. К сожалению, законодательство об интеллектуальном праве защищает только правообладателя, но никак не защищает потребителя объектов интеллектуальных прав. В результате правообладатель имеет только права, а потребитель имеет одни обязанности.


Что же касается закона «О связи», то в тактическом плане мне представляется необходимым новация статьи 6 этого законодательного акта с целью установления ограниченной обязанности собственника недвижимого имущества предоставить оператору право ее использования для размещения хотя бы линий связи.


С другой стороны полагаю необходимым отказ от отсылочных норм и перенос в текст закона положений подзаконных актов, доказавших свою эффективность. Правда, здесь возникает другая проблема: таких эффективных
  подзаконных актов, к сожалению, наберется совсем немного.


В стратегическом плане мне кажется необходимым потихоньку приступать к разработке инфокоммуникационного кодекса, который объединит законодательство в области связи, в области СМИ, а также в области информации, информатизации и защиты информации. В конечном итоге все эти области суть разные проекции одного объекта, эффективное регулирование соответствующих общественных отношений возможно только при условии учета системной взаимосвязи всех правоотношений в сфере инфокоммуникаций.


О. ВласоваО. Власова: Наиболее дискуссионными правовыми вопросами в области связи является тарификация зоновой связи и регулирование дальней связи, в том числе введение режима hot-choice. Другим вопросом, вызывающим споры,
  является регулирование роуминговых тарифов при межоператорских расчетах.


Регулирование по вопросам информатизации, скорее всего, будет разрабатывать Совет по информационному обществу, созданный при Президенте РФ.


Предложения по новой редакции закона «О связи» предполагают уточнение определения существенности оператора с точки зрения обеспечения недискриминационных условий присоединения. По нашему мнению, новая редакция целесообразна лишь при четком определении условий недискриминационного доступа.



А. МишушинА. Мишушин: Заканчивающийся год в правовом отношении не поразил разнообразием и количеством принятых нормативных актов, как это случилось, например, в 2005 и 2006 годах. Если оставить в стороне майскую реформу органов исполнительной власти, происходил текущий анализ и накапливался опыт применения ранее принятого законодательства.

О судебной практике по нормам IV главы ГК РФ говорить в 2008 г. преждевременно. Для прохождение 2-х или даже 3-х судебных инстанций, что обычно происходит в сколько-нибудь серьезных случаях, обычно требуется полгода – год. Поэтому до появления заслуживающей внимания судебной практики следует набраться терпения и еще немного подождать.


Что касается совершенствования законодательства, то здесь есть колоссальное пространство для работы нормотворческих органов.

В целях государственной политики по уменьшению административных барьеров, было бы полезным уменьшить количество лицензируемых видов связи. Например, упразднить лицензирование оказания телематических услуг связи, предоставления каналов связи,  оказания услуг телеграфной связи. Логичным представляется сведение к одной лицензии трех ныне существующих лицензий в области оказания услуг местной телефонной связи.


При этом сам перечень лицензируемых видов деятельности следует переместить в ФЗ «О связи».


В отражении в законодательстве нуждаются мультисервисные сети связи и весь спектр вопросов, связанных с присоединением к ним сетей связи, построенных на иной технологии.


Следовало бы проработать идею объединения положений всех Правил оказания услуг связи в один нормативный акт или, как вариант, включить правила в ФЗ «О связи». При этом объединению должна предшествовать ревизия терминологии на предмет точности отражения физической природы описываемого явления, полноты и ясности формулировок, дополнить трактовку понятий «передача данных», «передача данных для целей передачи голосовой информации».


Единый нормативный акт, заменяющий ныне действующие Правила, должен подходить к регулированию услуг связи в комплексе, уделяя преимущественное внимание базисным правилам, таким как использование нумерации (включая нумерацию российского сегмента сети Интернет), гарантии качества и постоянства оказываемых услуг, условия компенсации за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств сторонами, порядок доступа пользователей к услугам связи на транспортной инфраструктуре, принадлежащей различным операторам связи, ответственность между участниками договора за содержание в безопасном и работоспособном состоянии пользовательского оборудования, средств и сетей связи на каждом участке «последней мили».


В регламентации нуждаются вопросы on-line взаимодействия сторон: принципы дистанционной идентификации пользователя услугами связи, порядок создания, изменения или прекращения договорных отношений посредством удаленного общения.


Требуется ясная нормативная фиксация обстоятельств и условий, при которых операторы связи обязаны предоставлять органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность и борьбу с терроризмом, сведения о своих абонентах. Здесь есть множество пограничных правовых ситуаций, в которых операторы связи каждый раз вынуждены балансировать на грани незаконного препятствования деятельности силовым государственным органов, либо противоправного разглашения конфиденциальной информации, персональных данны.


Не приходится говорить о насущности появления РАБОТАЮЩЕГО НА ПРАКТИКЕ закона об электронной цифровой подписи.

Как видно, объём пожеланий юридического характера - немаленький. Будем надеяться, что в 2009 году хотя бы часть из заявленных идей воплотится в реальность.

                                              
Подготовила Лилия Павлова

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: