Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2005
Наталия КИЙ  01 ноября 2005

Сколько GSM'у ни виться, а конца не видно

Но период экстенсивного роста закончился. Время метаний и поиска новых источников развития сменилось периодом осознанных концепций и фокусных стратегий. Сегодня у российского мобильного мира новое божество, правда, имя у него не русское – Value Added Services, или VAS (услуги с дополнительной стоимостью – это длинно и неблагозвучно, короче – не бренд).

Юбилейное Общее собрание Ассоциации операторов сетей GSM почти не имело юбилейного характера, хотя воздушные шарики и цветы в зале Дома ученых РАН старательно напоминали о датах и достижениях. Развитие сферы услуг – центральный вопрос повестки дня. Востребованность новых сервисов со стороны абонентов – главная проблема. В 2005–2006 годах их доля в общих доходах операторов составит 22–24% (рост небольшой – 10% по сравнению с 2004 г.). По информации, приведенной в докладе исполнительного директора Ассоциации GSM В.В. Афанасьева, 56% абонентов в России и 68% в Москве имеют слабый опыт использования мобильного контента. (А именно на «содержательные» сервисы операторам предлагается делать ставку, поскольку доля контент-услуг в общих доходах от VAS, по данным «Современных телекоммуникаций», в 2004 г. составила 35%, прогноз на 2007 г. – 40–45%.) Основные проводники высокотехнологичных услуг – технологии GPRS и WAP не интересны соответственно 30 и 28,3% потребителей услуг сотовой связи; на начало 2005 г. 6% абонентов GSM были пользователями GPRS (данные «Современных телекоммуникаций»).

Список дополнительных услуг большой: SMS, EMS, MMS, LBS, RBT, передача данных и доступ в Интернет, мобильные коммерция, банкинг и конференции, многовариантные контент-сервисы. Единого рецепта продвижения VAS к абоненту не существует, лекарство многокомпонентное – в его составе и PR/маркетинговая активность, и простота настроек (в идеале – одна кнопка с литерой «i», как в сервисе i-mode), и работа с целевой аудиторией, и сегментация маркетинга услуг, и персонализация сервисов… Порой игра стоит свеч: по данным NEC, сервис Ring Back Tone (замена гудка на мелодию для ожидающего ответа абонента) окупается за несколько месяцев, а за несколько лет ее проникновение достигает 30–40% абонентской базы.

Мобильных операторов становится все меньше. Только на сентябрьском Общем собрании Ассоциация GSM потеряла восемь своих членов из Благовещенска, Ханты-Мансийска, Ростова-на-Дону, Москвы, Краснодара, Санкт-Петербурга, Ижевска и Челябинска. Пятеро из них присоединились к «Мобильным ТелеСистемам», двое – к «Уралсвязьинформу», один – к «ВымпелКому». «Если так пойдет и дальше, в пределе мы придем к тому, что останется четыре оператора», – пошутил председатель совета ассоциации и экс-президент МТС М.А. Смирнов. При этом дополнительные заботы о дополнительных услугах втягивают в «воронку» GSM все новых и новых игроков, которым сотовый бизнес позволяет зарабатывать на жизнь. Изменение парадигмы операторского бизнеса – констатируют эксперты. Скажем, одна, самая непритязательная контент-услуга собирает вокруг себя дюжину компаний. Правообладатели, разработчики контента, звукозаписывающие компании, провайдеры бренда, контент-провайдеры, агрегаторы, поставщики технологических платформ, медиаресурсов – несть им числа. Отношения между ними непросты, схемы распределения доходов сложны и не бесспорны.

У крупного оператора есть опасность превратиться в большую трубу для перекачки трафика (он уже идет в обход традиционных телекоммуникационных компаний). Это – с одной стороны. С другой – новые услуги, сгенерированные вместе с новыми участниками рынка, – это, пусть пока и небольшие, но новые источники дохода. Отсюда установка: «Нужно, чтобы бизнес был выгоден обеим сторонам (оператору и его партнеру по услуге. – Н.К.), если не выгодно – это не бизнес». Этот тезис операторы применяют и к участникам процесса предоставления контент-услуг, и к будущим виртуальным операторам. Потому и осторожничают. Кроме того, понятия о справедливости у всех разные. Как известно, МТС делит свои доходы с контент-стороной в отношении 50:50, «ВымпелКом» и московский «МегаФон» более лояльны и к «содержательным» услугам, и к партнерам – 30:70.

В мире же выделяют три модели взаимодействия оператора с другими участниками процесса предоставления сервисов: ограничивающая, открытая (например, финские Sonera Zed и TeliaSonera), полуограничивающая (британские Vodafone и Orange). По мнению В.В. Афанасьева, России милее последняя, компромиссная.

Сегодня GSM`у отводят еще 10–15 лет жизни на рынке, а там и до 4-го поколения рукой подать. Приверженцы GSM не спешат в UMTS, справедливо полагая, что возможности 2-го поколения (2,5 и 2,75G) еще не исчерпаны, а пользователи не встанут в очередь за новыми услугами. Зато с пристрастием смотрят на смежные рынки, прежде всего беспроводного широкополосного доступа (Wi-Fi, WiMAX, Flach OFDM), и ищут возможности осуществления конвергенции с фиксированными сетями, базовые услуги которых тоже находятся под угрозой. Значит, предстоит новый виток расширения круга игроков и усложнение бизнес-моделей, на выходе которых появятся «умный дом», «мобильный офис», «информационная среда», «интегрированный мир».

***


Впрочем, что мы все о доходах, расходах, моделях... GSM дал людям чуть ли не 100 тыс. достойных рабочих мест (только в МТС трудятся более 16 тыс. человек), вырастил немалый слой высокообразованной технической интеллигенции, поднял не самый высокий в советские времена престиж связистов. Сотовые компании платят налоги в местные бюджеты, вовлекают в экономику деньги населения. Наконец, дали «трубки» в руки детям и пенсионерам. И если этот бизнес выгоден всем сторонам – гражданам, операторам, стране, то долгие ему лета.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!