Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2005
И. В. КИРИЧЕНКО  01 декабря 2005

Информационный ключ

Коварный поток

Это не значит, что до сих пор субъекты экономики обходились без знаний и информации. Ведь и до того, как ИКТ вышли на современный уровень, проводились маркетинговые исследования, менеджеры управляли компаниями, опираясь на данные о рентабельности и оборотах, банки контролировали кредитоспособность клиентов, газеты печатали сводки с фондовых рынков… Да и в информационной экономике не обойтись без базовых природных ресурсов – земли, нефти, леса и пр.

Речь о том, что взрывной рост возможностей ИКТ, в том числе и с появлением Интернета, а также снижение стоимостного порога доступа к информационным потокам увеличили – взрывным же образом – массивы информации, доступной для людей, принимающих решения, повысили скорость ее обработки, расширили доступность информации и, следовательно, круг людей, способных с ее помощью влиять на социально-экономические процессы. Главное же – они свели к минимуму время монополии на информацию, что могла дать фору в конкуренции.

Впрочем, различия в формулировках все же имеют значение. Так, люди, предпочитавшие в свое время называть экономику конца XX века «новой», всерьез полагали, что в ней действуют совершенно другие экономические законы, нежели в «старой». Энтузиасты «новой» ждали бескризисного будущего (эти надежды на рубеже веков нарушил обвал акций высокотехнологичных компаний), законы конкуренции, движущей силы рыночного хозяйства, по их мнению, изменили свой характер с переходом экономики в новую стадию. В итоге масса инвесторов, принимая решение о вложениях в высокотехнологичные отрасли, ориентировалась на бурный темп, с которым компании сектора захватывали аудиторию или долю рынка. При этом практически игнорировались неблагоприятные показатели рентабельности, на что инвесторы наверняка обратили бы внимание, покупая акции компаний «старой» экономики. Итог – лопнувший «мыльный пузырь» NASDAQ.

Кстати, даже биржевые неудачи стали доказательством важности информационной составляющей в экономических решениях. Так, из-за недостаточной осведомленности о функционировании современных коммуникаций уже после знаменитого краха hi-tech 2000 г. произошло переинвестирование в компании, развивающие оптоволоконные линии, при полном игнорировании компаний, занимающихся «последней милей». Возникший дисбаланс вызвал падение капитализации сектора, из-за чего инвесторы потеряли $2 трлн.

Непросчитанный эффект

И тем не менее существует консенсус по поводу того, что ИКТ являются в современном мире ключевым фактором социально-экономического развития и повышения производительности труда. Так, исследование обрабатывающей промышленности, проведенное департаментом ИКТ Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2002 г., обнаружило высокую степень корреляции между вложениями в ИКТ, инновациями и рыночной долей компаний. Правда, с количественными оценками результатов использования ИКТ возникают трудности. Например, уже в конце XX века вклад ИТ в экономический рост в развитых странах оценивался в 20%. Ожидается, что в первой четверти текущего века этот показатель достигнет 40%. Но эту оценку можно считать заниженной, поскольку она отражает объемы производства и услуг собственно ИКТ-сектора. Между тем ИКТ являются одним из основных факторов развития экономики и повышения качества жизни благодаря интеграции во все сектора народного хозяйства, эффект от которой плохо улавливается современными методами оценки экономического роста.

Впрочем, несколько групп американских исследователей, пользуясь эконометрическими методами, оценили вклад ИКТ в рост производительности труда в США во второй половине 90-х гг. (в период перехода от индустриальной к информационной экономике) в две трети. Но это – университетские ученые. Группы экспертов, готовящие официальные отчеты о состоянии экономики страны, более осторожны. Они лишь констатировали, что с увеличением вложений в ИКТ действительно произошел перелом в тенденциях роста: 20-летний период замедленной динамики общей производительности факторов производства и производительности труда в 1995 г. закончился, наступило ускорение. После нефтяного шока 1973–74 годов первый показатель рос на 0,1% в год, а второй – на 1,4%, но с 1995 г. их прирост составил 1 и 2,9% соответственно, а прирост ВВП увеличился с 2,8 до 4,3%.

В дальнейшем экономический кризис, в котором соединились такие разнородные факторы, как переоценка рынком капитализации компаний «новой» экономики и 11 сентября 2001 г., затемнил картину взаимодействия ИКТ и экономического развития. Впрочем, эксперты полагают, что ИКТ вновь готовы дать очередной импульс экономике. Речь идет, во-первых, о распространении широкополосного доступа – на эти услуги в 2003 г. подписалось каждое пятое домохозяйство США. На полный охват страны этой услугой эксперты отводят от 15 до 25 лет. За это время американская экономика, по некоторым оценкам, должна получить от $300 до $500 млрд. Во-вторых, ожидается новое поколение суперкомпьютеров – пока, правда, в масштабах одной страны. Согласно докладу, подготовленному Советом по вычислительным наукам при президенте США, нынешнее поколение суперкомпьютеров не дает прорывного эффекта в решении многих задач, требующих большого объема вычислений. Между тем американские специалисты полагают, что могут разработать суперкомпьютеры, способные вывести на новый уровень разрешение многих проблем – от точного прогнозирования ураганов до моделирования аэродинамических свойств самолетов.

Методика оценки социально-экономического эффекта ИКТ, которую могли бы принять – в качестве официальной – международные организации и национальные статистические органы, еще только разрабатывается. И единственной достоверной оценкой потенциальных масштабов воздействия ИКТ на экономику и качество жизни могут служить затратные показатели: количество компьютеров на одного занятого, обеспеченность компьютерами школ и государственных учреждений, вложения в ИКТ и пр.

Информационная интеграция

Впрочем, пока эксперты бьются над количественными оценками, на описательном уровне можно показать, как ИКТ оптимизируют процессы социальноэкономического развития.

На заре информационной экономики между нею и интернет-торговлей многие практически ставили знак равенства. Создание интернет-магазинов приняло в конце 90-х ажиотажный характер: е-торговля позиционировала себя как альтернатива традиционным каналам сбыта, прежде всего по цене. Но сегодня на рынке осталось не так уж много виртуальных торговых точек, и занимают они в товарообороте незначительную долю, оставшись примерно в той же ограниченной нише, что и торговля по каталогам. Сильными игроками стали лишь торговцы однородной продукцией, вроде книжной сети Amazon.com. В других секторах интернет-торговля не смогла выступить сильным конкурентом традиционным розничным сетям. И как раз интернет-отделения традиционных розничных сетей оказались наиболее успешными субъектами е-торговли.

Установка на низкие цены грозила вовлечь производителей в разрушительную ценовую войну. Поэтому те предпочли пойти по другому пути. Экономический потенциал интеграции ИКТ в традиционные отрасли народного хозяйства реализуется в первую очередь как результат развития информационных систем (ИС) управления. Конкурентоспособность любой компании зависит от того, насколько быстро она уловит изменения на рынках и как быстро на них среагирует. А управляющие системы в последнее десятилетие развивались как раз в направлении оптимизации потоков информации не только внутри компаний, но и извне, с рынков. Отсюда и появление новых блоков в системах управления: к блокам, управляющим собственно производством или финансами, добавились средства управления маркетинговой информацией. Более того, блоки управления включают в себя аналитические возможности, расчет рисков и т.д. Разработчики предложили клиентам системы CRM. Нынешние системы управления позволяют распределять информацию по организации в зависимости от того, кто принимает решение по тому или иному вопросу. Путь информации спрямляется, реакция на рыночный сигнал ускоряется.

Правда, существует временной лаг между разработкой ИС с новыми возможностями и полной реализацией их потенциала в бизнесе. По данным Gartner, около 20% ИТ-бюджета большинства компаний используется с нулевой эффективностью, из-за чего в мире ежегодно теряется $500 млрд. Суть в том, что во внедрении ИС, как и в связи, существует «последняя миля», где происходит передача технологий от ИТ-специалистов менеджерам. Сбоивозникают, когда изменения в организации бизнеса отстают от возможностей ИТ-систем. Так, компании, начавшие использовать CRM в 2000 г., сначала разочаровались в них и только через два года смогли эффективно их использовать (Harvard Business Review, 2003).

Оптимизация информационных потоков создает возможность экономии не только производственных, но и трансакционных издержек, снижая риски невостребованности продукции, способствуя сокращению временны’х затрат, оптимизации логистики и пр. В производственных процессах ИТ давно используются для повышения уровня индивидуализации производства в ответ на стремление потребителя к индивидуализации потребления. Гибкие производственные комплексы позволяют выпускать предметы потребления малыми сериями. Но с появлением мировой информационной сети возможности индивидуализации производства и реагирования на изменения потребительского поведения резко возросли. Открылся новый путь снижения издержек, связанных с рисками неадекватного отражения рыночного сигнала. До сих пор вероятность издержек такого рода снижалась изощренными технологиями маркетинг-продвижения.

Потребительский подход

Экономический эффект ИКТ в конечном счете должен поддаться расчету. Однако ИКТ преобразуют не только экономику, но и качество и образ жизни людей. Эти аспекты не поддаются квантификации, хотя существенно меняют стереотипы поведения людей в экономической жизни.

Потребителю предоставляется глобальная возможность выбора потребительских ресурсов. В материальных отраслях ориентированная на заказчика (customized) производственная система оказывается более дешевой, чем массовое производство. В развитой рыночной экономике массовому потребителю станет доступна любая степень индивидуализации и комфортности потребления. Более того, он избавится от ненужных ему свойств продукта. В условиях массового потребления техническое усовершенствование можно было навязать потребителю, поскольку возможности выбора ограничивались технологической заданностью производства. И покупатель просто выбирал компромиссный вариант – товар, в котором полезность значительноперевешивала неадекватность некоторых характеристик.

Кроме того, глобальные культурные, информационные и образовательные ресурсы становятся доступными в режиме on-line. В секторе услуг все большая часть обслуживания – от диагностики в здравоохранении до управления банковскими счетами – будет доведена лично до каждого клиента. СМИ и развлечения перемещаются в Интернет.

Расширение возможностей удовлетворения широкого круга потребностей в домашних условиях приводит к тому, что индивидуализация многих сторон человеческой жизни усугубляется индивидуализацией информационных потоков. При этом оборотной стороной индивидуализации становится интернационализация образа жизни, знаний, интересов, стандартов потребления. Создаются так называемые сетевые общности людей, объединенные общими личностными ценностями и установками.

Индивидуализация доступа к информационным ресурсам будет означать снижение роли традиций и обычаев, складывающихся как усредненные нормы поведения. Ослабнут мотивы личностного поведения, проистекающие извне, усилится значение внутренней мотивации в потребительском и экономическом поведении человека.

Вызовы для России

ИТ ведут к глобализации рынков и бизнеса. Это создает вызовы российской экономике, сталкивающейся с совершенно по-новому организованной мировой экономикой. Актуальнейшей задачей российского бизнеса и государства становится интеграция ИТ в экономику. Контуры решения этой задачи уже наметились: внедрение ИС управления, интернет-торговля, дистанционное образование. Однако все это основывается на прямом заимствовании или адаптации иностранных фундаментальных разработок. А мир ждет новых прорывов в ИТ. Напомним о суперкомпьютерах нового поколения. Они, в частности, дадут нефтяникам инструменты виртуального поиска новых месторождений, а заодно помогут им оценить, осталось ли недоизвлеченное «черное золото» в уже задействованных скважинах. Такие данные для российского нефтяного бизнеса – и не только – могли бы стать стратегическим знанием.

Термин «экономика знаний» был введен в научный оборот Ф. Махлупом (1962) в применении к одному из секторов экономики. Сейчас этот термин наряду с термином «экономика, базирующаяся на знаниях», используется для определения типа экономики, в которой знания играют решающую роль, а производство знаний является источником роста. Широко применяемые понятия «инновационная экономика», «высокотехнологическая цивилизация», «общество знаний», «информационное общество» близки понятию «экономика знаний». В.Л. Макаров

Информационная экономика – понятие, распространенное в 70–80-х годах прошлого века и отражавшее концепцию прогнозов грядущего информационного общества, в которых акцент делался на ведущую роль электронно-информационных технических средств связи в развитии основных сфер экономики. При этом сама информация отождествлялась с товарной продукцией и исследовалась преимущественно с помощью статистических методов. В настоящее время наиболее применимым термином является «экономика, основанная на знаниях» или «новая экономика», определяемая как экономика, в которой бо’льшая часть ВВП обеспечивается деятельностью по производству, обработке, хранению и распространению информации и знаний («Глоссарий по информационному обществу. Сто базовых терминов», ИРИО и Британский совет в России, 2001). И. Задирако

Информационная экономика – всемирный процесс сбора, структурирования, анализа и производства информации. Его результатом является информация как продукт, обладающий потребительской стоимостью, которая формируется спросом на информационные услуги. Готовый информационный продукт все чаще называют контентным наполнением инфотелекоммуникационной инфраструктуры. А. Гургенидзе

В философском смысле информационные технологии – очередной виток эволюции производительных сил, еще одно средство повышения эффективности общественного производства и качества жизни социума, отличительными чертами которого являются глобальность, невиданная прежде скорость совершенствования и – большие деньги. Б. Ластович

В текущем году на одной из конференций по ИКТ в США былпущен в ход термин «экономика широкополосного доступа» . И. Кириченко

***


Лидирующие позиции в использовании ИКТ у США:

Вложения в ИКТ – $3000 на одного человека; на 100 жителей – 80 ПК: 5 в сфере образования, 30 в индивидуальном пользовании, 45 на рабочих местах; доступ в Интернет имеют 59% пользователей из работающих по найму и 48% из категории самозанятых. Данные IDC

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: