Rambler's Top100
Статьи ИКС № 3 2006
Алексей МИШУШИН  01 марта 2006

Электронная торговля в зеркале отечественного законодательства

Правовые условия электронной торговли

Прежде всего определим задачи, которые электронная торговля ставит перед ее участниками. В числе наиболее актуальных из них можно назвать следующие.
  1. Нормативное признание (легализация) сделок, заключаемых, изменяемых, а в ряде случаев исполняемых путем обмена сообщениями, документами, составленными в электронной форме.

    На нормативном уровне должен равным образом признаваться и подлежать защите любой из организационных способов совершения сделок. Процедура совершения сделки не должна иметь правового значения, кроме некоторых, четко оговариваемых законодательством случаев (совершение доверенности, завещания, сделок с недвижимым имуществом и др.). Совершая сделку, стороны должны наделяться правом выбора, исполнять ли документы в письменной форме или вести переговоры дистанционно, а достигнутые договоренности скреплять электронной подписью или подтверждать их посредством обмена электронными сообщениями. В свою очередь, правовое значение должен иметь факт наличия признаков, идентифицирующих сообщение или документ, факт исполнения (подписания) его конкретным лицом, неизменности содержимого сообщения после отправки, получения или хранения сообщения.
  2. Легализация электронных сообщений и документов в качестве процессуальных доказательств. Законодательство, регулирующее порядок и условия рассмотрения споров, не должно отрицать или умалять значение сообщений или документов, используемых в качестве доказательств, на том лишь основании, что они исполнены в электронной форме.
  3. Легализация использования на территории РФ электронных подписей, созданных в соответствии с иностранным законодательством, а также сертификатов ключа подписи, выданных уполномоченными организациями иностранных государств.

    Электронные подписи, созданные в соответствии с иностранным законодательством, а также сертификаты ключей подписи, выданные в иностранных государствах, должны признаваться правоохранительными органами РФ на взаимной основе без необходимости прохождения дополнительных процедур легализации. Действительность электронной подписи или допустимость ее в качестве доказательства не должны ставиться под сомнение только на том основании, что подпись имеет электронную форму и создана без использования определенной заранее заданной технологии.
Российский алгоритм электронной торговли

В соответствии с п. 2 ст. 160 ГК РФ использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Заключенная подобным образом сделка признается совершенной в письменной форме, а требование п. 1 ст. 161 ГК РФ о письменной форме сделки для случаев, когда один из ее участников – юридическое лицо, оказывается исполненным. Согласно п. 2. ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Как видим, действующее законодательство позволяет использовать факсимильное воспроизведение подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи. Юридически значимыми моментами в данном случае являются: а) применение технологии, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору; б) наличие законодательно установленной возможности использования электронной цифровой подписи либо превентивно достигнутого соглашения об использовании любого иного аналога собственноручной подписи.

К сожалению, положения Федерального закона «Об электронной цифровой подписи» от 10.01.02 № 1-ФЗ по ряду причин до настоящего времени остаются нереализованными и вызывают у деловой общественности скорее теоретический интерес, нежели практическую заинтересованность. При фактическом бездействии федерального закона компании, выходящие в своей предпринимательской деятельности в он-лайн, вынуждены искать иные правовые механизмы.

Пример иного алгоритма, с помощью которого в сети Интернет можно организовать сколь угодно большие и разнообразные торговые площадки или витрины, заложен в п. 3 ст. 438 ГК РФ. Согласно ГК РФ совершение лицом, получившим оферту в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, уплата соответствующей денежной суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. При этом офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. В свою очередь, акцептом именуется ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии.

Таким образом, денежная сумма, направленная покупателем в качестве оплаты товара, а также заявка, позволяющая идентифицировать запрашиваемый товар и отправителя заявки в качестве покупателя, юридически связывают стороны в обязательство, подлежащее неукоснительному исполнению. Наконец, практическое применение в предпринимательской деятельности находят криптографические технологии, в частности с открытыми ключами, для создания электронных подписей. Правомерность использования подобного криптографического преобразования информации при одновременной подведомственности отношений, связанных с ЭЦП, фактически недействующему Федеральному закону «Об электронной цифровой подписи» вызывает определенные сомнения. Участникам сделки, совершаемой или изменяемой с использованием электронной подписи, не следует рассчитывать на благосклонность судебных органов только лишь потому, что принципы избранного ими механизма скрепления электронных документов декларируются законодательно. В ситуации, когда Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи» «молчит», при обращении в правоохранительные органы следует опираться прежде всего на иные доказательства волеизъявления противоположной стороны договора – письма, накладные, счета, почтовые квитанции и др., исполненные на бумажной основе.

Затронув арбитражное процессуальное законодательство, нельзя не отметить, что, несмотря на определенные изъяны формулировок, оно все же допускает применение электронных документов в качестве судебных доказательств. Согласно ст. 75 АПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа. Закон синхронизирует условия применения подобного рода доказательств с порядком, изложенным в п. 2 ст. 160 ГК РФ.

Так, документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также документы, скрепленные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, установленных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или договором. Это означает, что арбитражный суд, скорее всего, не примет во внимание апелляцию участника сделки к тому обстоятельству, что в отношениях использовалась электронная подпись. Такое предположение будет актуальным до тех пор, пока не начнется полноправная реализация положений Федерального закона «Об электронной цифровой подписи», а сами подписи будут создаваться в соответствии с его положениями. В то же время при наличии письменного соглашения сторон об использовании по ходу исполнения сделки документов, полученных посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также подписанных аналогами собственноручной подписи, кроме ЭЦП, применение перечисленных документов в качестве судебных доказательств правомерно.

Дороги, которые мы выбираем

Какие же нормативные изменения позволят упростить правовое регулирование отношений, свойственных электронной торговле, и в полной мере запустить механизмы, заложенные в российском праве? Давно назрела необходимость введения в фактическое действие федерального закона, регулирующего использование электронной подписи. Четкой регламентации следует подвергнуть каждый элемент: требования к надежности программно-технических решений, используемых при создании электронных подписей и хранении ключей подписи, порядок контроля за деятельностью лиц, выдающих сертификаты ключей подписи и др.

Представляется, что критерием допустимости используемых программно-технических решений должна быть не конкретная технология, а степень обеспечения надежности. Необходима максимально возможная унификация порядка признания цифровых подписей, созданных в соответствии с иностранным законодательством, а также сертификатов ключа подписи, выданных в иностранных государствах, с положениями иностранного законодательства. Ориентирами в этом деле могут быть такие международные акты, как Типовой закон об электронных подписях 2001 Комиссии ООН по праву международной торговли (UNCITRAL) или Директива 1999/93/EC Европейского парламента и совета от 13.12.99 (Мининформ связи уже указывало на их использование при подготовке законопроекта «Об электронной подписи». – Ред.).

Согласно ст. 12 Типового закона сертификат, выданный за пределами [принимающего государства], обладает такой же юридической силой в [принимающем государстве], как и сертификат, выданный в [принимающем государстве], если он обеспечивает, по существу, эквивалентный уровень надежности. Электронная подпись, созданная или используемая за пределами [принимающего государства], обладает такой же юридической силой в [принимающем государстве], как и электронная подпись, созданная или используемая в [принимающем государстве], если она обеспечивает, по существу, эквивалентный уровень надежности. Согласно Директиве 1999/93/EC на взаимной основе признаются все электронные подписи, сделанные в странах-членах ЕС. В случае, если электронная подпись сделана в государстве, не являющемся членом ЕС, при определенных условиях она может быть признана в государстве члене ЕС. Признание электронных подписей, сделанных за пределами государств-членов ЕС, может осуществляться путем заключения соглашений между государствами. В целях защиты прав участников отношений, складывающихся посредством использования сети Интернет, следует устранить существующую неопределенность в отношении порядка фиксации содержания информационного ресурса, размещенного в сети Интернет в качестве судебного доказательства. В настоящий момент мнения специалистов о том, какой нормативный порядок следует применять в случае необходимости получения признаваемой судебными органами «копии» информационного ресурса, размещенного в сети Интернет, в значительной мере расходятся.

В качестве общего вывода можно отметить, что российскому законодательству не следует оставаться в стороне от общемировых процессов, характерной чертой которых является стремление к унификации требований к использованию электронных подписей и максимально широкому обороту в деловой практике электронных сообщений.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: