Rambler's Top100
Статьи ИКС № 3 2006
Мистер ИКС  01 марта 2006

TETRA на распутье

23 ноября 2005 г. состоялось заседание НТС № 7 Мининформсвязи России, на котором было принято решение организовать рабочую группу по разработке проекта «Концепции создания и развития сетей подвижной радиосвязи стандарта TETRA в России» и обратиться в Россвязь и другие заинтересованные организации относительно порядка и условий финансирования. Все участники рынка транкинговой радиосвязи вздохнули с облегчением.

Была надежда, что Государственная комиссия по радиочастотам 19 декабря ушедшего года окончательно «разрулит» вопрос с частотами для современных транкинговых сетей. Но решение ГКРЧ так и осталось в проекте. Да и сам проект, мало сказать, разочаровал – согласно ему TETRA сможет полностью воцариться в полосах частот 410–430; 450–453; 460–463; 457,4–460 и 467,4–470 МГц – и всё. При этом сети любых других стандартов смогут работать до конца действия разрешений на частоты, но не долее 2016 г.

В данном решении вообще ничего не сказано о создании концепции, т.е. оно ставит жирный вопрос относительно использования стандарта TETRA и выделения для него частот.

Предложенный вариант решения ГКРЧ полностью отрицает возможность технологической связи в центральном регионе страны (зона радиусом 350 км от центра Москвы, т.е. там, где запрещены любые излучения в полосе 410–430 МГц) и отдает небольшой доступный ресурс (активно используемый сегодня МВД, РАО «ЕЭС России» и МПС) сетям связи общего пользования, читай – проекту ТЕТРАРУС. Напомню, что отведенные для ПМР «делянки» 410–430 МГц – зона МВД, где оно пока еще вольно’ развертывать APCO25 и прочие МРТ. Мало того, даже немногие действующие сегодня технологические сети стандарта TETRA в полосе 410–430 МГц должны будут отключиться не позднее 2016 г.

Любопытно, что транкинг общего пользования – чисто российская выдумка. Нигде в мире нет такой связи. Транкинговая связь, тем более TETRA, слишком дорога по сравнению со связью сотовой, и ее специальные возможности, придуманные специально для войсковых подразделений и служб быстрого реагирования, никогда не будут востребованы широкой публикой. Вряд ли кому-то из нас настолько важна скорость соединения, что мы заплатим за мобильную станцию $1,5–2 тыс. Транкинг оправдан только там, где малейшее промедление может повлечь за собой невосполнимые потери или непоправимые ошибки.

Но если такие «маркетинговые» промахи еще как-то можно оправдать, то трудно не заметить, что проект решения ГКРЧ во многом противоречит основному документу отрасли – Федеральному закону «О связи».

Во-первых, в решении регулятор диктует производственникам, какие технологии им использовать. Но администрация связи не властна над технологическими сетями. И в законе «О связи» это ясно сказано (ст. 15): «Технологии и средства связи, применяемые для создания технологических сетей связи, а также принципы их построения устанавливаются собственниками или иными владельцами этих сетей». Кто, интересно, позволил комиссии – пусть даже и государственной – менять федеральные законы и запрещать нефтяникам или, скажем, энергетикам пользоваться теми или иными технологиями связи?

Во-вторых, это решение совершенно явно отбирает частоты у железнодорожников (457,4–458,5 и 467,4–468,5 МГц) и энергетиков (458,5–459 и 468,5–469 МГц), не предлагая ничего взамен. Тем самым не учитывается государственная концепция безопасности движения на железнодорожном транспорте, в которой большую роль играет система технологической радиосвязи, предназначенная для управления сложнейшей инфраструктурой. Да и у энергетиков задачи не из последних в нашем государстве. Мы это ощутили и в прошлом году во время майской технологической катастрофы в Центральном федеральном округе, и совсем недавно, когда дружно экономили электроэнергию в январско-февральские морозы.

При этом статья 24 закона «О связи» гласит, что «присвоение радиочастоты или радиочастотного канала может быть изменено в интересах обеспечения нужд государственного управления, в том числе президентской связи, правительственной связи, нужд обороны страны, безопасности государства и обеспечения правопорядка с возмещением владельцам радиоэлектронных средств убытков, причиненных изменением радиочастоты или радиочастотного канала. Принудительное изменение… радиочастоты… у пользователя радиочастотным спектром допускается только в целях предотвращения угрозы жизни или здоровью человека и обеспечения безопасности государства, а также в целях выполнения обязательств, вытекающих из международных договоров Российской Федерации». Что-то ни про возмещение убытков, ни про предотвращение угрозы в решении ГКРЧ ничего не говорится. Да и международных обязательств по поводу TETRA у России никаких нет.

Кстати, что касается угрозы, то ГКРЧ, отводя полосы 450–453 и 460–463 МГц под развитие TETRA, отбирает их у Министерства внутренних дел страны. МВД и так, действуя в рамках ограниченного ресурса, с трудом отыскивает сквозные частоты для координации антитеррористических действий, а теперь и вовсе будет вынуждено «ютиться» в еще более узких участках спектра. К тому же данное решение полностью меняет Национальную таблицу распределения полос частот, в которой до этого были учтены требования всех участников рынка. Или это заявка на новую Таблицу?

Настолько ли коммерчески интересен проект ТЕТРАРУС, что ради него можно пожертвовать безопасностью сложных технологических объектов электроэнергетики и топливного комплекса и лишить связи силовые ведомства?
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: