Rambler's Top100
Статьи ИКС № 7-8 2009
Евгения ВОЛЫНКИНА  20 июля 2009

Информационное общество. Для кого строим?

Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002–2010 годы)» скоро официально прикажет долго жить, но фактически она уже умерла. На смену ей, судя по всему, придет новая долгосрочная целевая программа (ДЦП) «Информационное общество (2011–2018 годы)» с гораздо б'ольшим бюджетом. Но каков будет результат? Заметит ли само «общество» в 2018 г., что оно стало «информационным»?

Благие намерения

Идея программы «Электронная Россия» возникла в 2000 г., но правительство одобрило ее лишь в 2002 г. после череды долгих согласований с различными ведомствами и заинтересованной частью делового сообщества. Читая программу по прошествии стольких лет, с высоты нынешнего опыта, становится ясно, что она изначально была обречена. Взять хотя бы первый пункт в списке основных целей программы: «создание условий для развития демократии». Глядя на сегодняшние реалии, так и хочется сказать: «без комментариев».

Вторая цель была не менее благой: «повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения и массового распространения ИКТ». Разработчики федеральной целевой программы также считали, что ее реализация «позволит преодолеть отставание России от развитых стран в уровне использования и развития ИКТ».

В 2001 г. уровень проникновения Интернета в Москве составлял 12%, а в среднем по России это были считаные проценты, тем не менее начальный вариант «Электронной России» предназначался, в общем-то, для широких слоев граждан. Однако с распространением Интернета работы, проводимые в рамках программы, наоборот, все больше съеживались и все дальше уходили от народа: органы госуправления решили ограничиться собственной информатизацией. В итоге в 2006 г. в ФЦП «Электронная Россия» были внесены изменения и поставлена задача создания электронного правительства. С первым этапом его формирования, реализацией внутриведомственной информатизации дела обстоят лучше всего: практически все ведомства накупили компьютерной техники, обеспечили себя доступом в Интернет, внедрили разные информационные системы, а кое-где даже наладили внутренний безбумажный документооборот. С межведомственной информатизацией картина выглядит похуже, ну а с предоставлением в электронном виде государственных услуг юридическим лицам и населению дела совсем плохи.

Причем за годы «ударного» строительства электронного правительства Россия в рейтинге ООН, характеризующем готовность 192 стран мира к электронному правительству, умудрилась скатиться с 50-го места в 2005 г. на 60-е в 2008 г., а по индексу развития государственных веб-сайтов с 56-го на 92-е. Следствием этого стало то, что в феврале 2009 г. на заседании Совета по развитию информационного общества Президент РФ Д. Медведев назвал российское электронное правительство химерой. Все опять зашевелились, и 25 июня с.г. увидело свет Распоряжение Правительства РФ № 872-р с перечнем из 46 базовых государственных услуг, которые к 2015 г. (начиная с 2011 г.) должны предоставляться «с использованием информационных и телекоммуникационных технологий (в том числе в электронном виде)». А 2–3 июля 2009 г. на Тверском социально-экономическом форуме «Информационное общество» состоялось обсуждение плана реализации стратегии развития информационного общества в России, и там же советник президента Л. Рейман заявил, что финансирование этого плана в 2009–2011 гг. составит 152 млрд руб. (куда там «Электронной России» с ее 32 млрд руб.).

Другого народа нет

В том, что российские чиновники смогут освоить любые суммы, никто не сомневается, но хотелось бы получить какой-то полезный для населения результат. А какой результат нужен нашим согражданам? Для кого строилась «Электронная Россия», а теперь будет строиться «Информационное общество»?

Выступавший на форуме административный директор Российского агентства развития информационного общества (РАРИО) С. Тактаев привел такие цифры: по данным ВЦИОМ, по состоянию на ноябрь 2008 г. 65% российских граждан не пользуются Интернетом, причем в относительно крупных городах компьютером пользуется лишь 46% населения, а в малых городах и сельской местности уровень компьютеризации граждан не превышает нескольких процентов. Более того, с компьютерами имеют дело практически лишь обладатели дипломов о высшем образовании, а вот людей со средним и средним специальным образованием они обычно мало интересуют. Есть еще и старшее поколение, чья молодость прошла до наступления эры ПК. И тут к образовательному барьеру добавляется еще и психологический. Выход один – обучение. Причем должны существовать несколько курсов с разными уровнями и разными скоростями обучения. Одним (например, пенсионерам) нужен какой-то базовый уровень, другим – навыки поиска работы в Сети, третьи хотят освоить процесс обучения через Интернет, четвертые мечтают удаленно работать…

А как «у них»?

По такому пути шли все страны, где информационное общество разной степени зрелости уже есть. Например, в Эстонии в течение трех лет работала программа по обучению 100 тыс. человек (и особенно пожилых людей) навыкам работы с компьютером и Интернетом. Причем развитие информационных технологий шло одновременно с административной реформой в стране. Зато теперь Эстония чуть ли не самое продвинутое с точки зрения информационного общества европейское государство. Как рассказал на форуме представитель Министерства экономики и коммуникаций Эстонии, через Интернет там голосуют на выборах, заполняют налоговые декларации, регистрируют компании, оформляют пенсии, узнают школьные оценки детей и состояние своих банковских счетов. В общем, в присутственное место гражданину Эстонии нужно приходить лично только в двух (!) случаях: для оформления рождения ребенка и смерти человека; все остальные государственные услуги можно получить от электронного правительства через Интернет, используя для авторизации и цифровой подписи идентификационную пластиковую карту с цифровой подписью.

Есть и другие примеры информатизации в государствах бывшего СССР. Пять лет назад начал строить электронное правительство Казахстан. В 2007 г. в республике была запущена программа снижения информационного неравенства: по всей стране было открыто более 2500 классов, где все желающие могли пройти единый курс компьютерной грамотности длительностью 40 часов с итоговым тестированием и получением сертификата. Основные цели программы: увеличить долю грамотного населения в сфере компьютерных технологий до 20% и до такого же уровня повысить проникновение сети Интернет (сейчас он составляет 14%).

В принципе в России есть регионы, где уровень информатизации намного выше общефедерального. Один из таких лидеров – Ханты-Мансийский автономный округ. Там разработан стандарт для обучения информационным технологиям государственных и муниципальных служащих, идет обучение и населения. В 2008 г. компьютерные курсы бесплатно прошли 5 тыс. льготников. Правда, в этом году денег на обучение народа из бюджета не выделили из-за кризиса, поэтому льготников, имеющих право на бесплатное обучение, смешивают с коммерческими слушателями в соотношении 7:3.

В общем, не имеющая нефти Эстония может себе позволить компьютерное обучение 100 тыс. своих граждан, а мы, выходит, нет.

Чего же боле?

Наши граждане давно привыкли к тому, что власти живут в каком-то параллельном мире. Поэтому, как показывают опросы, несмотря на довольно приличный уровень проникновения Интернета, мы не очень-то ожидаем от государства предоставления услуг в электронном виде. Возможно, потому, что не знаем, как это удобно и выгодно, ведь электронное правительство взяток не берет (именно поэтому чиновники будут сопротивляться до последнего). По данным Института развития информационного общества, всего пять федеральных ведомств (6%) позволяют на своих сайтах заполнять и отправлять бланки документов. И уж тем более мы не рассчитываем на пятую, высшую по методике ООН, стадию развития веб-сайтов госорганов, предполагающую наличие на них возможностей и соответствующего инструментария для «вовлечения граждан в обсуждение и принятие решений». Таких продвинутых сайтов федеральных органов исполнительной власти всего шесть, или 7,1%. Правда, есть большие сомнения, что предложения граждан на этих сайтах кто-то вообще читает, не говоря уже о том, чтобы их использовать.

О важности учета мнения «электората» по поводу компьютеризации взаимодействия государства и граждан говорили на Тверском форуме все выступавшие, реально занимающиеся внедрением электронного правительства. Для российских реалий это выглядит, мягко говоря, утопично – у нас привыкли загонять народ к счастью железной рукой. Поэтому, наверное, никто не удивится, если все опять пойдет по традиционному сценарию: деньги освоены, всем спасибо, все свободны.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: