Rambler's Top100
Статьи ИКС № 7 2006
01 июля 2006

Требуется конвергенция

ИТ в юридическом образовании

Одна из лучших книг о современных ИТ в деятельности юриста – «Transforming the Law: essays on Technology, Justice and Legal Marketplace» (2000) англичанина Р. Зюскинда: она показала юридическому сообществу, как сильно новые технологии могут повысить эффективность правовой работы. Возможность получения дополнительных денег на ИТ была оценена даже самыми консервативными представителями нашей профессии – в результате в практику юридических компаний вошли правовые базы данных, электронная почта, видеоконференции, интранет и т.п. Все это почти сразу же было отражено в юридическом образовании: курсах правовой информатики или правовых информационных систем, где студентов учат пользоваться офисными приложениями, правовыми БД, реже – электронными подписями и др.

Результаты не были заметны в процессе их появления, но, если оглянуться назад, прогресс поражает. Документы в архивах, относящихся к началу 1990-х годов, почти всегда сделаны на пишущих машинках; нотариальные копии документов – не ксероксы, а перепечатка (или даже текст от руки), с пометками нотариуса, где стоит печать, с указанием содержания этой печати. Согласование текста договора между, например, московской и новосибирской компанией, занимало несколько недель, пока документы шли по почте. Сейчас все по-другому, и это – заслуга ИТ-составляющей юридического образования. Впрочем, эти ее успехи крайне односторонние. Юристов научили пользоваться ИТ, но не объяснили, как они действуют и какие вообще бывают. В результате, обсуждая между собой какие-нибудь сложные вопросы в сфере информационных технологий, большинство юристов обязательно говорят: «Возьмем, например, "Гарант" (или "КонсультантПлюс" и т.п.)». Более сложные вопросы, такие как устройство Интернета, ERP, IPTV, известны крайне малому числу юристов. А между тем они создают законодательство – но как регулировать общественные отношения, не понимая их содержания?

Проблема вызывает огромный интерес со стороны специалистов как технического, так и юридического профиля. Результат – так называемое «информационное право» и его разновидности – «телекоммуникационное», «медийное» право, «право СМИ» и т.п. В рамках этих дисциплин изучается, как действующее законодательство (те его кусочки, которые применимы к сфере ИТ) регулирует использование ИТ. Причем упор делается именно на ИТ – телекоммуникации, как правило, не рассматриваются. Необходимость подобных учебных дисциплин сложно отрицать, но все-таки: чтобы изучать информационное право, нужно создать информационное законодательство, но, чтобы создать это законодательство, требуются люди, обладающие необходимыми знаниями в области как права, так и ИТ. А этому не учат.

Юридическое в ИТ-образовании

Как-то после круглого стола с участием юристов, связистов и программистов из разговора двух коллег услышал реплику о «первобытном правосознании» айтишников. Реплика, безусловно, обидная, но за ней стоит серьезная проблема: ИКТспециалистам юридические знания никто не преподает. В технических вузах читают основы права, в некоторых даже дисциплины по специализации, например телекоммуникационное право или право СМИ. Но остаточные знания после таких курсов стремятся к нулю, что обусловлено как квалификацией преподавателей, так и интересом слушателей.

А правовые знания для ИКТ-специалистов важны: возможности, доступные на технологическом уровне, не всегда закреплены правом. Здесь надо различать два уровня несоответствий между техническими и правовыми возможностями. Несоответствия критические – когда что-то, технически возможное, правом прямо запрещено или существенно ограничено. В основном это уголовно-правовые запреты: нарушение тайны частной жизни, тайны переписки, авторских и смежных прав. Конечно, их большая часть очевидна людям, даже не имеющим специальных правовых знаний, но не вся: например, широко распространенный среди служб информационной безопасности просмотр рабочей почты сотрудников, как правило, нарушает уголовный закон и может повлечь за собой наказание.

Вторая, более широкая группа несоответствий между техническими и правовыми возможностями обусловлена внутренней структурой правовых знаний, их категориальным аппаратом. Так, для технического специалиста очевидно, что ПО, например, сервера в сети Интернет может проставлять электронную подпись и акцептовать заказы покупателей. Поэтому часто говорят об «электронной подписи сервера» и «заключении договоров Интернет-роботами». С точки зрения права это нонсенс, так как подпись, как и право на заключение договора, может быть только у субъекта права, лица (физического или юридического). Но никак не у компьютера.

Эти два вида правовых знаний, как представляется, необходимы ИТ-специалистам и должны преподаваться в рамках базовых правовых курсов. Не общее правоведение, рассказывающее человеку, как ему жить в обществе, а знания, необходимые студенту как будущему специалисту в той или иной области.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что правовые знания – лишь один из элементов хорошего ИТ-образования. С точки зрения юриста, и в остальных его элементах сейчас не все в порядке. Например, значительная часть даже молодых специалистов в области связи оперирует представлениями о телекоммуникационной инфраструктуре, основанными на построении сетей телефонной связи в СССР. Конечно, этому нельзя удивляться: ведь учат-то те, кто получал свое образование тогда, когда других сетей не было. Но, с другой стороны, именно благодаря таким представлениям мы сейчас имеем правовую базу в сфере связи, ориентированную на традиционные телефонные сети, а не на IP и NGN.

Конвергенция знаний

Сейчас юридическиеи ИТ-знания существуют практически параллельно. Но конвергенция их необходима как юристам, так и ИТ-специалистам. Конечно, «сильная» конвергенция нужна только узкому кругу специалистов – тем, кто работает на стыке двух отраслей: например, ведет правовую поддержку информационного и телекоммуникационного бизнеса, разрабатывает правовые акты для сектора ИКТ либо создает правовые ИТ. Однако конвергенция нужна и на более простом уровне: все мы пользуемся современными ИКТ, а значит, на всех нас распространяется массив норм, регулирующих их использование. Чем качественнее будут нормы и чем грамотнее их будут применять специалисты, тем проще и удобнее будет всем. А грамотно создавать и применять правовые нормы можно, только обладая соответствующими знаниями. Их и должно дать ИТ-образование.

Но кто будет учить учителей? Откуда возьмется первоначальное знание, внедряемое посредством ИТ-образования? Из общения специалистов в области ИКТ и права. Большая часть знаний автора этих строк в области ИКТ была почерпнута во время конференций, круглых столов, совместной работы с техническими специалистами, дружеских посиделок со студентами технических факультетов. Кстати, многие из тех студентов впоследствии занялись правовыми ИТ.

Между тем руководство вузов крайне редко организует общение специалистов из разных областей. Межвузовские конференции, как правило, проводят факультеты одного профиля.

Безусловно, в ИТ-образовании много аспектов, но о юридическом забывать нельзя: как и современные ИТ, право направлено на повышение эффективности человеческой деятельности. Поэтому лучше, если эти два фактора – правовой и информационный – будут действовать однонаправленно, а не вразнобой или, еще хуже, мешая друг другу. Залогом этого может быть только их совместное внедрение в рамках ИТ-образования.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: