Rambler's Top100
Статьи ИКС № 10 2009
Лилия ПАВЛОВА  13 октября 2009

Виталий СЛИЗЕНЬ. Человек из кадрового резерва

Виталию СЛИЗЕНЮ хорошо знакомы причуды времени, которое то сжимается до мгновений, то растягивается до бесконечности. И свою карьеру начинал он с отсчета времени… в поисках кнопки для включения компьютера. Справился, по его словам, «не быстро», но очень скоро вошел в кадровый резерв отрасли.

 Досье «ИКС»


Виталий Александрович Слизень родился 24 декабря 1970 г. в г. Ленинске (космодром «Байконур») в семье военного. В 1992 г. окончил с отличием Военный инженерный Краснознаменный институт (ВИКИ) им. А.Ф. Можайского. В 1992–1994 гг. служил в рядах Вооруженных сил.


В 1995–1998 гг. работал в «ПетерСтаре», в 1998–2001 гг. – в «Телекоминвесте».


С июля 2001 г. по октябрь 2004 г. – первый заместитель гендиректора МТТ. С ноября 2004 г. по июнь 2006 г. – директор Департамента государственной политики в области инфокоммуникационных технологий Мининформсвязи России.


С декабря 2006 г. – генеральный директор ЗАО «Синтерра».


Кандидат экономических наук, тема диссертации «Формирование механизма инновационного обеспечения конкурентоспособности предприятия».


Женат, трое детей.

Виталий Александрович СлизеньВключить компьютер в «ПетерСтаре»


В юности Виталий мечтал пойти по стопам отца – кадрового офицера – и поступил в ВИКИ им. А.Ф. Можайского. После окончания вуза и службы в войсках собирался заняться преподавательской деятельностью, но, получив в 1994 г. приглашение на инженерную должность в компании «ПетерСтар», входившей в холдинг «Телекоминвест», решил попробовать.


– При приеме на работу технический директор компании Владимир Акулич сказал, что возьмет меня, если смогу включить компьютер, – вспоминает Виталий. – Честно говоря, я очень удивился, но выяснилось, что речь идет о промышленной машине с защитой от «дурака»: кнопка-выключатель была хитро спрятана на системном блоке. Не быстро, но с задачей я справился.


За 4 года работы в «ПетерСтаре» В. Слизень прошел путь от инженера до заместителя техдиректора. Но как-то его вызвал гендиректор «Телекоминвеста» Александр Няго и сказал: «Ты у нас в кадровом резерве. Можешь оставаться замом техдиректора, а можешь возглавить дивизион фиксированной связи всего холдинга». «Я подумал и согласился. Моей задачей стало развитие новых проектов», – рассказывает Виталий.


Первым успешным проектом стала компания «ВэбПлас», обеспечившая своим абонентам широкополосный доступ в Интернет по технологии ADSL. Следующий проект – «Петербург Транзит Телеком» (ПТТ).


– Мы ввели в строй 1,5 млн телефонных номеров: 1 млн для мобильных операторов и еще 0,5 млн – емкость городской сети. Первым клиентом новой сети стал в то время заклятый конкурент «ПетерСтара» – «Метроком». Было лестно, что наша работа получила такую оценку. А в мае 2001 г. я перебрался в Москву. Как я понял, пребывание в «кадровом резерве» опять сыграло свою роль: мне предложили работу в «Межрегиональном ТранзитТелекоме». Надо мной тогда подшучивали: построил ПТТ, перешел в МТТ, а дальше что – ГТТ?..


Год за пять и пять минут за полжизни


– Тогда многие люди, переезжавшие из Питера в Москву, становились гендиректорами, но мне, слава богу, повезло, и в МТТ я стал просто первым замом, – продолжает свой рассказ В. Слизень. – Почему повезло? Моим непосредственным руководителем был Вячеслав Федорович Гуркин – последний министр связи СССР, а первым замом Гуркина – экс-министр связи России Александр Евгеньевич Крупнов. Три года работы с ними – это как 15 лет непрерывного вбирания опыта и полезных связей. Они помогли мне обрести чувство масштаба, лично познакомиться с сотнями людей и наладить с ними отношения. Тогда МРК только образовывались и роль каждого руководителя «Электросвязи» региона была гораздо выше, чем, к сожалению, сейчас, и с каждым надо было найти общий язык. Конечно, очень помогало, что я ездил с двумя экс-министрами. Я понимаю, что это звучит нескромно («Давайте действовать вместе: галантерейщик и кардинал – это сила»), но так экономилось много времени… Мы полностью перестроили организационную структуру компании, наладили бизнес. Когда я пришел в МТТ, оборот компании составлял $12 млн; через три года он вырос до $200 млн.


«Â þíîñòè ìå÷òàë ïîéòè ГЇГ® ñòîïàì îòöà…В»Много работали и с нормативной базой. В части отраслевого регулирования я старался участвовать в рабочих группах, комиссиях, совещаниях и проч. И, наверное, моя работа привлекла внимание руководителя отрасли Л. Реймана: в октябре 2004 г. он вызвал меня к себе и спросил: «А как ты отнесешься к тому, чтобы поработать в министерстве?». Я долго упирался. Ну как долго – минут пять, наверное. Когда разговариваешь с Леонидом Дододжоновичем, это очень долго – полжизни прошло. Потом согласился и был назначен директором Департамента государственной политики в области инфокоммуникационных технологий. Следующие два года не помню…


Два года за вечность


Хорошо «почувствовав разницу» между работой в министерстве и в коммерческой компании, В. Слизень резюмирует:


– В коммерческой компании я каждый день знаю, как отработал сам и как отработал коллектив. Там все понятно: как увеличился доход, такой ты и менеджер. А в министерстве таких критериев эффективности твоей работы нет. Да и какими они могут быть? Сколько деревьев ты извел на бумагу? Жалоб от граждан стало меньше? Каково мерило твоей работы? Поэтому работать там очень сложно, хотя и безумно интересно. Мы готовим закон, а потом целая отрасль разворачивается, меняются отношения, меняются финансовые потоки в макроэкономике, внедряются новые технологии... Вот если ты это почувствовал и поймал волну, то получаешь удовольствие. Но для такой работы нужен определенный склад ума. Люди, которые занимаются законодательным регулированием, – особая каста. Не просто умные технари, юристы или менеджеры. Должны быть математические и аналитические способности, чтобы человек мог представить себе, как каждое слово, каждый предлог, «и», «или» скажутся в разных плоскостях, насколько система получится взаимоувязанной…


А в середине 2006 г. понял, что выполнил все данные министру обещания и написал заявление об уходе. Просто дальше нужно было либо уходить, либо впрягаться в новый кусок работы по регулированию уже ИT-рынка. Я ушел. Еще три года ничего не помнить – это тяжело. Вообще, если работать так, как работали, меня хватило бы года на три максимум. А там на уровне заместителя директора департамента и выше все должны так работать. Я даже не уверен, уходил министр домой или нет? Приходишь – он уже там, уходишь в полпервого ночи – он еще там. В субботу всегда там, иногда и в воскресенье…


«Íà ïåðâîì ìåñòå Гў ìîåé æèçíè – ñåìüÿ…В»Главным итогом работы Виталия Слизеня в министерстве эксперты называют подготовку подзаконных актов, позволивших в 2006 г. начать либерализацию рынка дальней связи. Также при его участии была разработана законодательная база для бесплатных входящих звонков на мобильные телефоны.


И н т е р в ь ю   п о с л е   в е ч н о с т и


– Как развивались события после ухода из министерства?


– Месяц отдыхал. Но толком отдохнуть не получилось: позвонил Максим Коробов, возглавлявший подкомитет Госдумы по связи. Спросил: «Ну как, за госзарплату уже не можешь?» – «Не могу». – «А за бесплатно?» – «За бесплатно – готов». И следующие полгода работал в Думе его помощником. Продвигали законодательную инициативу, вылившуюся впоследствии в 14-й федеральный закон, который отменил громоздкую и утомительную систему сдачи объектов в эксплуатацию операторами связи, заменив ее процедурой регистрации сетей связи. А в конце 2006 г. мне предложили возглавить компанию «Синтерра».


– Говорят, что каждого человека вы сами интервьюируете при приеме на работу?


– Просто я думаю, что любой человек что-то делает лучше меня. Поэтому считаю важным общаться с каждым новым сотрудником, иначе как понять уровень персонала, как создавать кадровый резерв?


– Какие задачи стоят перед вами сейчас?


– Задачи, которые ставит мой работодатель, тривиальны – два доллара всегда лучше, чем один.


– А будущее свое как видите?


– Пока в группе «Синтерра». А предложат такое, от чего нельзя будет отказаться, или истечет срок контракта, пойду куда-то еще. Тем более что генеральный директор – это единственный сотрудник компании, которого можно заменить за одну минуту, простым решением акционера.


– Что любите в жизни помимо работы?


– Конечно, это семья. И не помимо, а в первую очередь. К слову, даже мое хобби – коллекционирование фигурок мышей – посвящено жене, родившейся в Год мыши. Для нас оно началось в 1998 г. Тогда мы еще не были женаты, работали в «ПетерСтаре». Возвращаясь со Славяной на автобусе из Хельсинки в Петербург, на одной из остановок решил купить ей сувенир, фигурку мыши. Но в финском супермаркете мышиных фигурок и не было. Выбрал лапландского оленя и убеждал ее, что это именно мыш, только рогатый. Она смеялась. Но тогда же я пообещал впредь дарить только безрогих мышей. Рогатый мыш положил начало коллекционированию – и с тех пор в коллекции скопилось больше 700 мышиных фигурок, каждая со своей историей. Даже дети пополняют эту армию пластилиновыми мышами, которых лепят сами. Когда их число перевалит за 1000, возможно, устроим выставку мышей всех времен и народов…

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: