Rambler's Top100
Статьи ИКС № 10 2009
Лилия ПАВЛОВА  13 октября 2009

Госсектор: игрок № 1

Государство наращивает долю на рынке и сокращает бюджеты госпрограмм.

Госсектор в России, как и во всем мире, – основной заказчик на рынке ИКТ, причем доля государства в структуре затрат на ИТ с каждым годом возрастает. Так, по оценкам ИК «Финам», в 2007 г. на госсектор пришлось 18% всех ИТ-затрат, в 2008 г. – 22% (см. рисунок). По данным IDC, затраты в целом на ИТ в госуправлении, образовании и здравоохранении в 2008 г. составили $4,1 млрд (объем всего российского рынка ИТ в 2008 г. оценивается в $24,6 млрд).


В 2009 г., по прогнозам ИК «Финам», доля госсектора в ИТ увеличится до 30%, что обусловлено, с одной стороны, активизацией госструктур в области внедрения ИТ-решений, с другой – стремлением ИТ-компаний получить государственные контракты, дающие определенные гарантии финансирования проектов, что в период кризиса особенно важно.


В то же время ИТ-бюджеты государства также подвергаются корректировке, особенно в области госпрограмм. Как сообщил летом этого года Минфин, программы по развитию ИКТ в 2010 г. будут урезаны на 5–55% от объемов 2009 г.


Так, программы Минпромторга «Национальная технологическая база на 2007–2011 гг.» и «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники на 2008–2015 гг.» планируется урезать соответственно на 31% и 7%. Финансирование первой из них в следующем году, по предварительным данным, будет сокращено с 4,5 млрд руб., заложенных в бюджетной росписи 2009 г., до 3,1 млрд руб. (в паспорте программы на 2010 г. предусмотрено финансирование в размере 6,3 млрд руб.), второй – с 5,8 млрд руб. до 5,4 млрд руб. (в паспорте программы на 2010 г. предусмотрено 6,3 млрд руб.).


Бюджет подконтрольной Роскосмосу программы «Глобальная навигационная система» предполагается сократить в 2010 г. на 11% к росписи 2009 г. – с 31,5 млрд руб. до 27,9 млрд руб. (в паспорте программы на 2010 г. этот объем был предусмотрен).


Но больше всех будет секвестрирована подконтрольная Минкомсвязи ФЦП «Электронная Россия». Согласно расчетам Минфина, бюджет ФЦП «Электронная Россия (2002–2010 гг.)» сократится в 2010 г. на 55% – с 2,7 млрд руб. до 1,2 млрд руб. к росписи 2009 г. (в первоначальном паспорте программы на 2010 г. было предусмотрено финансирование в объеме 3,2 млрд руб.).


Электронная Россия: перезагрузка?


Связка «государство–ИКТ» прочно ассоциируется в обществе с ФЦП «Электронная Россия (2002–2010 годы)» – и ассоциация эта окрашена отнюдь не в радужные тона. За 7 лет своего существования ФЦП превратилась в некий интеллектуальный аналог боксерской груши – критиковали ее неустанно и методично. В последние несколько месяцев, в отличие от самой программы, критика обзавелась системным подходом: в верхах (органах госвласти) много говорилось о ее неэффективности, об отсутствии общего проекта создания ее составной части – электронного правительства, а также стандартов, которые позволили бы связать уже сделанные вложения и технические решения в единую систему; осуждалась неудачная попытка запуска портала Общероссийского государственного информационного центра (ОГИЦ), на котором начиная с 1 января 2009 г. гражданам и организациям должны были оказываться госуслуги в электронном виде…


Между тем низы (ИКТ-бизнес) настаивают на первичности политической воли при реализации ИТ-программ в госструктурах. Скажем, губернатор Пермского края объявил, что будет рассматривать только документы, прошедшие через систему электронного документооборота – и очень скоро 1,5 тысячи сотрудников краевой администрации научились работать через электронный документооборот. Деньги, технологии, проекты – всё оказалось лишь средством исполнения воли губернатора. На уровне отдельного ведомства яркий пример – Федеральная налоговая служба, которая благодаря персональной инициативе своего руководителя запустила и электронный документооборот, и ЭЦП, и электронные услуги для юридических лиц. Характерно, что тот же человек реализовал затем те же идеи в Роснедвижимости, в российских особых экономических зонах. Подобные примеры, по мнению наших экспертов, свидетельствуют о том, что причины пробуксовки электронных госуслуг не в «неправильности» той же «Электронной России», а в неготовности руководителей ведомств их внедрять. Условия созданы, основы заложены, логика правильная, результат достижим. А дальше на передний план выходит роль личности. Причем на уровне всего государства только политическая воля его первых лиц способна запустить маховик электронизации России.


В феврале 2008 г. Президент РФ утвердил «Стратегию развития информационного общества в РФ» (СРИО) – и этот документ при всей неблагозвучности аббревиатуры, похоже, будет главной картой взаимодействия государства и ИКТ на ближайшие пять лет. Именно СРИО стала предметом особой заботы блоггера № 1 России Дмитрия Медведева. В феврале 2009 г. Президент РФ провел заседание совета по развитию информационного общества в России, на котором  одобрил ряд предложений по реализации СРИО (создание совета главных конструкторов в сфере ИКТ; создание рабочей группы по развитию ИКТ в регионах; организация в одном из регионов пилотного проекта по созданию комплексной ИАС; организация восьми профильных рабочих групп совета). Координация всей работы возложена на правительство, а ответственным назначен вице-премьер – руководитель аппарата правительства Сергей Собянин. Как объявил в июле с.г. советник президента РФ Леонид Рейман, на реализацию стратегии из бюджета может быть выделено 152 млрд руб. (для сравнения: на «Электронную Россию» в 2002–2009 гг. потрачено 16 млрд), из которых 54,5 млрд предполагается направить на инфокоммуникационные технологии для обеспечения безопасности жизнедеятельности населения, 22,9 млрд – на развитие инфраструктуры ИТ и связи, 22,4 млрд – на образование и науку, 17,9 млрд – на создание электронного правительства, 13,2 млрд – на здравоохранение и социальную защиту, 5,6 млрд – на культуру, 2,4 млрд – на преодоление цифрового неравенства регионов.


Преемницей же «Электронной России» вместе с ее составной частью «Электронное правительство» станет новая ДЦП «Информационное общество (2011–2018 годы)» (см. «ИКС» № 7–8’2009, с. 6).


Вообще нынешнее лето оказалось урожайным на государственные инициативы в области ИКТ. Вышло распоряжение Правительства РФ № 872-р с перечнем из 46 базовых госуслуг, которые к 2015 г. (начиная с 2011 г.) должны предоставляться с использованием ИКТ, в том числе в электронном виде (к сентябрю перечень услуг, которые министерства и ведомства должны перевести в электронный вид, был расширен до 61). А в конце августа распоряжением правительства «Ростелеком» назначен генподрядчиком по формированию инфраструктуры «электронного правительства». Иначе говоря, определен ответственный за доставку гражданам услуг этого перечня через Интернет.


Для этого на базе «Ростелекома» будет создан единый национальный оператор инфраструктуры электронного правительства РФ. Прототип единого портала госуслуг разместился на сайте www.gosuslugi.ru, а запуск портала запланирован на 31 декабря 2009 г. До этого дня должен быть утвержден график работ по внедрению электронных госуслуг и составлен план перехода федеральных органов исполнительной власти к предоставлению первоочередных и массовых общественно значимых услуг в электронном виде. Вероятно, первоначально это будет в основном единый электронный справочник с предоставлением чисто информационных услуг, а относительно сроков полноценного оказания госуслуг в электронном виде до обнародования графика и плана можно только гадать.


Тем не менее сам факт привлечения «Ростелекома» встречен рынком с оптимизмом: по мнению экспертов, после реорганизации «Связьинвеста» под эгидой «Ростелекома» национальный оператор получит уникальную инфраструктуру, на основе которой вполне реально построить электронный мост между властями и гражданами России. Не говоря уж о том, что дисциплина «Ростелекома» в части выполнения госзадач сопоставима с военной.


За неимением точных сведений о финансировании проекта аналитики рынка предположили, что на строительство этого моста «Ростелеком» получит 1,5 млрд руб. из бюджета «Электронной России» на 2010 г. Между тем, согласно предварительным расчетам Минфина, бюджет ФЦП «Электронная Россия» в 2010 г. будет урезан по сравнению с указанными в паспорте программы 3,2 млрд руб. на 55% – до 1,2 млрд руб. Но если финансирование курируемой президентом РФ «Стратегии развития информационного общества» не утопия, то за будущее этого проекта можно уж точно не волноваться.


За рамками программы


ИКТ-бизнес, присматриваясь и прислушиваясь к событиям в политических верхах, делает между тем свое каждодневное дело: телефонизирует, интернетизирует, автоматизирует, защищает. При этом десятки и сотни проектов выполняются в интересах госструктур за рамками каких бы то ни было целевых программ – на основе контрактов, выигранных в конкурсах и на аукционах. Из 20 экспертов, принявших участие в подготовке этого номера «ИКС», ни один не усомнился в перспективности госсектора как заказчика, особенно в кризисное время, хотя, как показал наш опрос, минусов в работе с госпроектами оказалось все же больше, чем плюсов.


«Точки роста» и технологического прорыва в сфере социально значимых инфокоммуникационных услуг, по мнению большинства экспертов (87%), сосредоточены в проектах, реализуемых для служб общественной безопасности и силовых структур, которых меньше всего коснулось сокращение финансирования и от которых во многом зависит обеспечение жизнедеятельности населения и стабильности государства. Как образно заметил А. Луговой (Optima), «силовые структуры по-прежнему являются «двигателем прогресса» в нашей стране». Другой эксперт, А. Гольдштейн (НТЦ «Аргус»), объясняет этот факт наличием в силовых структурах достаточного количества подготовленных специалистов и тем, что без развития ИКТ эти отрасли просто не могут эффективно функционировать. Как и сфера образования (63%), причем как высшего, так и начального профессионального и среднего специального. Не говоря уж о среднем – нацпроект «Образование» охватил все школы России. Автоматизацию судебной и исполнительной власти выделили 19% экспертов.


Наиболее перспективными названы сферы ЖКХ, сельского хозяйства и медицины. В этих областях достижения пока что точечные, однако рост заложен в запланированных соответствующих приоритетных национальных проектах.


«Электронная Россия» опережала развитие гражданского общества 

Виталий СЛИЗЕНЬ, генеральный директор ГК «Синтерра», в 2004–2006 гг. директор Департамента государственной политики в области инфокоммуникационных технологий Мининформсвязи России: 

– «Электронная Россия» была анонсирована в то время, когда, наверное, сам факт возникновения подобной программы для нашего государства был фантастическим. В 2002 г. госслужащие в большинстве своем работали на «ундервудах».

Хочу подчеркнуть, что изначально программа не предусматривала создание электронного правительства, но подразумевала создание технологического базиса, а к определенному моменту – ощущение у чиновника госаппарата необходимости иметь инструментарий, обеспечивающий реализацию в электронном режиме тех или иных государственных функций. А поскольку «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества», «Электронная Россия» должна была идти – и в общем-то шла – в определенной связке с развитием институтов гражданского общества, с антикоррупционным законодательством, с развитием гражданского законодательства.Вводить электронные процедуры, не ужесточив антикоррупционное законодательство, сложно. Вводить такие процедуры, не имея юридически значимого сопоставления электронного документа с бумажным документом, невозможно. Вводить электронное государство, более открытое, в то время как некому воспользоваться возможностями большей открытости, а именно институтов гражданского общества, – по меньшей мере крик в пустоту. Поэтому в этой части задача тех, кто занимался «Электронной Россией» (президента, премьера, вице-премьера, министра), состояла в синхронизации выполнения программы с остальными общественными процессами. Получалось, что «Электронная Россия» оказывалась все время чуть-чуть впереди. А идеально было бы, если бы шла чуть-чуть позади. Но это уже вопрос о первичности курицы и яйца.Успешна ли программа? Ответить на этот вопрос без сопоставления с исторической ситуацией нельзя. Думаю, что с учетом того, насколько успешной программа могла быть в той ситуации, на 80% она выполнила свои задачи.

Но, к сожалению, принцип «до основанья, а затем» в нашей стране все еще не изжит и то, что происходит сейчас с «Электронной Россией», это подтверждает. Понятие преемственности отсутствует. Может быть, в умах осталось, что, планируя следующие шаги, нужно опираться на фундамент, заложенный на предыдущих этапах? Реально пока не получается.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: