Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 12 2006
Александр КРУПНОВ  01 декабря 2006

«Отрасли нужна мягкая опека государства»

3G: зеленый свет

– Александр Евгеньевич, шесть лет «артподготовки» под кодовым названием 3G не прошли даром. Сила аутсайдеров – в опыте первопроходцев и умении вовремя выйти на рынок…

– Все эти годы мы готовили платформу для старта. Вместе с основными участниками мобильного рынка сформировали пакет документов по всему спектру проблем: юридических, правовых, сетевых, распределения частот. Исследовали затраты на конверсию частотного спектра. Эти принципы легли в основу решения Мининформсвязи о проведении торгов на лицензирование сетей 3G. Лед тронулся! Исходя из минимально необходимого радиочастотного ресурса в 35 МГц для функционирования одной подвижной сети IMT-2000/UMTS, ГКРЧ 23 октября 2006 г. одобрила выделение в полосах 1935–1980 и 2125–2170 МГц по три непрерывных участка шириной 15 МГц каждый, а в диапазоне 2010–2025 МГц трех участков по 5 МГц. Таким образом, доступный для сетей третьего поколения IMT-2000/UMTS частотный ресурс позволяет в 2007 г. выдать операторам на конкурсной основе три лицензии на всю территорию России. По нашему мнению, срок действия лицензии составит порядка 25 лет. Важно, чтобы после ее оформления победитель приступал к операторской деятельности спустя два года.

– Какой будет сетевая 3G-география?

– Речь не идет о покрытии больших территорий, таких как Москва или крупные административные центры. Будет некое вкрапление в места средоточения потенциальных клиентов, способных оценить «вкус» услуги как в нынешней ипостаси, так и в движении к новому классу сервиса. Первый фрагмент сети появится уже в конце 2007 г. Для развертывания нужно не больше девяти месяцев. Сейчас разрабатывается конкурсная документация.

– В какoй цене сегодня технические чудеса?

– Лицензия бесплатная, но ее получатель должен нести затраты за высвобождение частот. А это десятки миллионов долларов. Когда «открывали» GSM, тоже не было ни одного свободного мегагерца и каждый оператор сам занимался высвобождением частот. На кошельке потребителя, думаю, это не отразится – не в интересах операторов на первом же этапе задирать цены на услуги. А трубки 3G сегодня стоят $250–300. В Европе услуги 3G стоят 15–25 евро в месяц.

– Сколько лет осталось жить российскому GSM, когда на подходе уже 3G и 4G?

– Голосовая услуга сохранится еще лет пятнадцать. И все сентенции, связанные с ее вытеснением передачей данных, несостоятельны. Поэтому идея развития всего рынка телекоммуникаций по-прежнему привлекательна. А что касается перспектив 4G, то хотя разработки идут полным ходом, продемонстрированы они будут не раньше 2010–2012 гг. Крупнейшие европейские операторы создали для этой цели мощный исследовательский пул. И это правильно – именно оператор должен диктовать требования разработчикам.

Союз операторов под сенью науки

– Какие приоритеты выбраны ассоциацией в этом году?

– Надеюсь, что на НТС Мининформсвязи будут рассмотрены наши концептуальные положения о взаимодополняющем развитии сетей беспроводного широкополосного доступа и сетей сотовой связи в России и приняты соответствующие решения. Мы считаем, что 3G + WiMAX может найти достойное применение у мобильных операторов.

Слаб у нас институт контент-провайдеров. Понятно, что контент не может развиваться, пока не работает сама технология, да и разработчикам не хватает порой денег для серьезной раскрутки. Решение о лицензировании сетей 3G открыло им широкие возможности для создания нового элемента бизнеса.

Проводим исследования с позиции увязки подпрограммы развития мобильного ТВ с концепцией развития цифрового телевидения (см. «ИКС» № 10'2006, с. 70–75; № 3'2006, с. 24–26. – Ред.). Задача – запустить мобильное ТВ и по другим сетям. Сегодня подвижные сети связи перегружены, и именно третье поколение при наличии развитых систем цифрового ТВ позволит решить эту проблему и дать потребителю новые услуги. Наша организация подготовила научно обоснованные предложения по проблемам развертывания сетей 3G. Сегодня ориентир – весь рынок услуг ИКТ.

– В этом году ассоциация стала Инфокоммуникационным союзом. Это функция отраслевого интегратора?

– Да. В наш союз вошли все крупные мобильные операторы и порядка 40 ассоциированных членов, среди них ЦНИИС и ЛОНИИС, НИИ радио, «Гипросвязь» и др. Еще несколько лет назад стоял вопрос о координации деятельности объединений, так как регулятору трудно работать в условиях большого количества ассоциаций. Мы же привлекли к работе самих операторов.В своих действиях мы неоригинальны: вся Европа со времен либерализации ушла от администрирования. На рынке услуг доминирует саморегулирование в лице независимого органа от правительства. В законе «О связи» прописано, что подобные нам структуры имеют право на жизнь, так что роль министерства как регулятора, безусловно, снизится. Участие государства в бизнесе должно сводиться к мягкому регулированию. Главная задача – уйти от администрирования. Оно все-таки давит.

– Как оцениваете правовую базу?

– Это постоянно обновляемая живая среда, и нужно уметь в ней жить. А изъянов много. Операторы недовольны долгой процедурой получения разрешения на частотное присвоение. Нестыковки в процедуре оплаты спектра, которая вообще законодательно не оформлена. Нужен внятный закон об РЧС, где будет все прописано, в том числе размер платы. Сейчас оператор обязан сразу по получении лицензии заплатить за присвоение. Но он же еще ничего не построил и не успел заработать деньги?!

Сигналы рынка

– Какие события уходящего года на рынке считаете важными?

– В сотовой связи – рост экспансии отечественных операторов (сегодня дешевле купить за рубежом компанию, чем строить там сеть). В дальней связи

– либерализация рынка. Однако ее перспективы неясны: условия лицензии обременительны, не все претенденты смогут справиться с финансированием проекта плюс проблема трафика. Увести его рентабельную долю от ветеранов трудно, планка слишком высока! Десятков миллиардов долларов требует хорошая транспортная система. Такова стоимость кабельных сетей «Ростелекома». Так что на этом поле останется, думаю, не больше четырех игроков. В политике Мининформсвязи происходит некоторое смещение акцентов с телекоммуникационных блоков на ИТ. Но на какой базе это сделано? Телекоммуникационной! Отрасль настолько умощнила свою инфраструктуру, что позволяет продвигать информационные продукты.

– Как оцениваете ход приватизации «Связьинвеста»?

– По предлагаемым ценовым параметрам сегодня продавать «Связьинвест» нецелесообразно. Похоже, какието силы хотят сначала снизить стоимость холдинга, а затем его купить. Вот этого всеми силами нужно избежать. Моя позиция очевидна: на рынке должны быть абсолютно прозрачные правила поведения, а цена компании должна устанавливаться путем добросовестных исследований и оценок.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!