Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2009
Евгения ВОЛЫНКИНА  08 декабря 2009

Виктор ДВОРКОВИЧ. Как служить науке

Российская наука еще хранит редкие, но ценные кадры. В профессиональной судьбе Виктора Дворковича – история «физиков» 60-х, да и всей нашей радиоэлектроники. Они гордятся своим новаторством, результатами интеллектуального труда и тем, что учились у корифеев.

Виктор Павлович Дворкович, ФГУП «Главный радиочастотный центр»Один день ценою в жизнь

Я из семьи служащих: мама работала врачом, папа – экономистом. Дедушка был директором школы и преподавал пять предметов: математику, физику, химию, астрономию и русский язык. Тогда в Таганроге жило много моих родственников, и 19 из них погибли во время оккупации. Наша семья успела покинуть город – это было 16 октября 1941 г., а 17 октября немцы заняли Таганрог. В эвакуацию отправились в Ташкент, где тогда жил брат моей мамы, крупный ученый-биохимик. Домой мы вернулись только в 1947 г., и потом каждый год 30 августа, в день освобождения Таганрога от фашистов, мы с родителями ездили на Балку Смерти, где были расстреляны более 10 тыс. жителей города.

Учителя

 Досье «ИКС»

У Виктора Павловича Дворковича биография короткая. Родился в августе 1938 г. в Таганроге. В 1960 г., после окончания Таганрогского радиотехнического института (ТРТИ), был направлен на работу на одно из предприятий ВПК в Куйбышеве. С 1962 по 2007 г. – 45 лет (!) – работал в НИИ радио, где прошел путь от аспиранта до директора НТЦ цифровой обработки информации и метрологии. С 2008 г. – заместитель директора по науке .
Радиотехникой увлекся лет в семь – вместе с приятелями во дворе мы мастерили приемники. Школу окончил в 1955 г. с серебряной медалью. Вообще-то хотел поступать в МФТИ, но когда узнал, что на Физтехе конкурс 24 человека на место, то, честно говоря, испугался и отправился в Таганрогский радиотехнический, где конкурс был «всего» 16 человек на место. Кстати, потом МФТИ закончил мой сын, а сейчас там на первом курсе учится внук. Однако я считаю, что с институтом мне очень повезло. У нас было много молодых преподавателей из Московского энергетического института, приехавших в 1952 г. «поднимать» ТРТИ. «Драили» они нас так, что на учебе не сказались даже две продолжительные поездки на целину. Окончил институт с красным дипломом и по распределению оказался в Куйбышеве, в «почтовом ящике», где занимался разработкой радиоаппаратуры для военных применений. Через полгода меня уже назначили ведущим инженером.

В 1962 г. я приехал с докладом в Москву на конференцию НТО им. А.С. Попова. Здесь и состоялась встреча с моим будущим научным руководителем Марком Иосифовичем Кривошеевым. Он пригласил меня в аспирантуру в НИИ радио. Марк Иосифович – уникальный человек! Он знает все проблемы радиосвязи. Начиная с 1948 г., больше 50 лет (!) он проработал в международных организациях по стандартизации ТВ-вещания. В 70-х годах прошлого века, когда для этого еще не было никаких объективных оснований, он сказал, что будущее – за цифровым вещанием. Каюсь, я с ним тогда не соглашался.

Из Куйбышева меня не хотели отпускать, очень уговаривали остаться, обещали дать квартиру, но я хотел заниматься наукой и настоял на своем.

Недалеко от Покровских ворот

Со старшей сестрой. 1940 г.Моя столичная жизнь началась на последнем курсе института (дипломную работу я делал в Московской телевизионной филиал-лаборатории, ныне МНИТИ) и продолжилась в аспирантуре НИИР. Жил я в семье двоюродного дедушки недалеко от Покровских ворот. Обстановка была почти как в одноименном фильме: коммунальная квартира, замечательные соседи и никаких склок. Деду тогда уже за восемьдесят было, но он организовал мне очень строгий распорядок дня: прихожу с работы – обед уже разогрет, затем полчаса полежать отдохнуть, потом за стол работать, вечером – на улицу, дышать свежим воздухом, а еще я ходил на последний сеанс в кинотеатр «Колизей» (сейчас там театр «Современник»).

Кандидатскую диссертацию защитил в 1967 г. Основной оппонент на защите сказал, что материала в диссертации хватило бы на троих, но я уже понимал, что знаю слишком мало. В итоге новоиспеченный кандидат наук поступил на вечернее отделение МИЭМ, на факультет прикладной математики. Приходил домой с занятий в двенадцать ночи, а у меня тогда уже двое детей было. В общем, докторскую диссертацию защищал уже с двумя высшими образованиями.

Времена не выбирают

– Во времена моей учебы в ТРТИ фактически вся радиотехника была ламповая, лекций по транзисторам нам еще не читали, но в институтской лаборатории я паял чуть ли не первые в СССР транзисторы. В начале 1960-х, в Куйбышеве, я разрабатывал транзисторные усилители, а первой моей разработкой в НИИР был генератор телевизионных измерительных сигналов Г6-8, полностью построенный на транзисторах. В 1970-х годах мы уже работали с гибридными микросхемами, затем с полупроводниковыми, в 80-е начали делать аппаратуру на процессорах, а с 1989 г. занимаемся цифровой обработкой изображений.

В начале 90-х для российской науки наступили нелегкие времена. Тогда в отделе мы создали коммерческую фирму, которая занималась разработкой и продажей компьютерных измерительных приборов. Выигрывали гранты российских фондов фундаментальных исследований и технологического развития. Так что даже при мизерном госфинансировании проводили научно-исследовательские работы. Самое главное – удалось сохранить коллектив! Вот с этой командой в 2008 г. в ГРЧЦ и было создано Управление научных исследований и разработки цифровых систем передачи информации.

Будущий профессор В.П.Дворкович закончил институт. 1960В принципе всем давно понятно, что на аппаратном уровне мы сейчас ничего сделать не можем: нет ни технологий, ни производства, время упущено, уже не догнать. Но на программном уровне мы способны на многое и делаем порой просто удивительные вещи. Например, систему видеоконференцсвязи VPhone, которая благодаря специальным алгоритмам сжатия и обработки данных работает с любыми российскими каналами связи с пропускной способностью от 9 кбит/с. Западным системам такое не по зубам.

Но главная наша разработка – это Российская АудиоВизуальная Информационная Система вещания РАВИС. Она позволяет в одном канале шириной 250 кГц передавать до 20 программ стереофонического звукового вещания высокого качества или видеопрограмму, которую можно смотреть на небольшом экране в движущемся автомобиле в условиях плотной городской застройки. Теперь главная задача – выполнить ОКР и начать серийный выпуск аппаратуры, а для этого нужна хотя бы моральная поддержка государства, тогда и инвесторы найдутся.

Профессионализм в дефиците

Печально, что нам не хватает не только поддержки государства, но и профессионализма тех, кто принимает решения. Несколько лет назад у нас решили внедрять цифровой ТВ-стандарт DVB-T. Но в 2008 г. в мире был принят принципиально новый стандарт DVB-T2, позволяющий увеличить пропускную способность каналов и уменьшить потребляемую мощность передающих станций. Однако в недавно опубликованной Концепции ФЦП «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009–2015 годы» DVB-T2 даже не упоминается. А ведь мы могли бы, перескочив DVB-T, сразу заняться DVB-T2. Кроме того, та же Концепция не предусматривает никакого финансирования НИОКР по данной программе. Неужели все технические проблемы внедрения цифрового телерадиовещания уже решены?! Скорее всего, мнением специалистов просто пренебрегли, если вообще интересовались им. От этого многие наши беды.

В о п р о с ы   н а   п о л я х

– Имеет ли смысл молодежи в нынешние времена идти в науку?

– Без всякого сомнения! У нас сейчас с самых высоких трибун говорят об инновациях, а кто их делать будет?! Нужны специалисты, это сейчас самое главное!

– Как вы оцениваете подготовку современных студентов?

– Я уже многие годы преподаю в МГТУ им. Н.Э. Баумана, сейчас читаю курс лекций для шестикурсников и вижу, что общий уровень с каждым годом падает, подавляющее большинство студентов демонстрируют полную безграмотность. Сын преподает в МЭИ, там тоже непростая ситуация. Конечно, есть среди студентов и очень сильные ребята, но их, к сожалению, мало.

– Что считаете своим главным достижением в жизни?

– Двое детей и четверо внуков. Сын – мой главный помощник и соратник, два года назад защитил докторскую диссертацию. Дочь, как теперь говорят, бизнес-леди, имеет три высших образования. Старшие внуки – студенты МЭИ, МГИМО и МФТИ, а младшая внучка Юля – первоклассница.

– Чем занимаетесь в свободное время?

– Есть у меня дача. Лет 15 назад решил я там разбить сад и по неопытности посадил штук тридцать маленьких деревьев на расстоянии двух метров друг от друга. Сейчас это все выросло, переплелось, и не поймешь уже, где там яблоня, где груша. Весной вместе с женой сажаем на даче цветы. А еще в самом центре участка я посадил елку. На Новый год мы ее наряжаем. А когда внучка говорит ей «Ёлочка, зажгись!», она исполняет ее просьбу. Вот такая у нас Юлечка волшебница.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!