Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 01-02 2010
Владимир Иванович ДРОЖЖИНОВ  28 января 2010

Непрерывность бизнеса: рынок формируется

Концепция, методы и средства обеспечения непрерывности бизнеса (Business Continuity Planning – BCP) и восстановления деятельности после бедствий (Business Disaster Recovery – BDR) широко известны и апробированы на Западе, особенно там, где постоянно «трясет», бесчинствуют торнадо и заливает. В России они используются в атомной промышленности, энергетике, на флоте, начинают обосновываться и в телекоме. Но у нас это называется по-другому – просто безопасностью.

Владимир ДРОЖЖИНОВ канд. физ.-мат. наук, АВСР, советник руководителя Росинформтехнологий, председатель правления Центра компетенции по электронному правительствуБизнес-аспекты непрерывности бизнеса

В России термин «непрерывность бизнеса» появился в конце 90-х годов прошлого столетия, когда перед человечеством встала «проблема 2000 года». У нас она решалась в том числе и на деньги Всемирного банка, предоставившего российским спецам методологии по планированию предотвращения последствий перехода компьютерных счетчиков времени на новое тысячелетие и составлению соответствующих национальных планов. С тех пор необходимость подготовки к нештатным ситуациям очень неторопливо, особенно в условиях мирового кризиса, пробивает себе дорогу в различных отраслях народного хозяйства нашей страны, и в первую очередь в банковской сфере.

Например, в опубликованном 5 марта 2009 г. Указании ЦБ РФ № 2194-У «О внесении изменений в Положение Банка России от 16 декабря 2003 г. № 242-П "Об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах"» говорится: «Кредитная организация должна иметь план действий, направленных на обеспечение непрерывности деятельности и (или) восстановление деятельности в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, предусматривающий использование дублирующих (резервных) автоматизированных систем и (или) устройств, а также восстановление критически важных для деятельности кредитной организации систем, поддерживаемых внешним поставщиком (провайдером) услуг. Кредитная организация определяет порядок проверки возможности выполнения плана действий, направленных на обеспечение непрерывности деятельности и (или) восстановление деятельности в случае возникновения непредвиденных обстоятельств». Таким образом российское государство заботится о сохранении вкладов физических и юридических лиц, и немудрено, что основными потребителями консультационных услуг по формированию в организациях системы обеспечения непрерывности бизнеса являются именно банки.

В других странах обеспечение непрерывности деятельности – постоянная забота высшего руководства компаний и организаций, в основном открытых акционерных, которые заинтересованы в сохранении и развитии своих предприятий. Именно первые лица отвечают за их безопасность и финансовое здоровье, в первую очередь используя технологии обеспечения непрерывности деятельности в чрезвычайных ситуациях.

А какие российские компании и подразделения зарубежных фирм небанковского сектора, работающие в России, занимаются обеспечением непрерывности бизнеса? Во-первых, это предприятия, бизнес которых невозможен без инфокоммуникационных технологий (ИКТ) и стоимость простоя бизнеса при отказе ИКТ можно вычислить и заранее оправдать затраты на проведение работ по обеспечению непрерывности бизнеса (см. таблицу). В этом случае применяются структурные методы повышения надежности ИКТ (в русской терминологии – катастрофоустойчивые ИС). Однако от базуки, теракта, природной стихии или техногенной катастрофы они не спасут.

Во-вторых, это компании, находящиеся в зонах повышенного риска природной стихии (землетрясения, наводнения, торнадо и др.) или техногенного фактора (аэродром, опасное производство и др.). И в первом и во втором случаях страхование бизнеса (а точнее, имущества) поможет возместить ущерб и продолжить бизнес.

Страхование бизнеса как залог его непрерывности

На Западе страхование является неотъемлемой составляющей производственного процесса, защищающей интересы предприятия при несчастных случаях, авариях, пожаре и других непредвиденных ситуациях. Привыкший к этому западный инвестор ищет адекватную страховую защиту и при совершении операций на российском рынке. Однако отечественный страховщик может обеспечить защиту далеко не всегда: большинство страховых компаний образованы сравнительно недавно и их финансовые возможности по принятию риска ограничены. В этом случае следование закону влечет за собой либо перестрахование, т.е. передачу части обязательств по договору страхования зарубежному перестраховщику, либо открытый франтинг, когда полностью перестраховываются все обязательства по договору страхования. При этом уплачиваемая перестраховочная премия по договору перестрахования перечисляется как цена за перестрахование зарубежному перестраховщику. В том, что обязательства по страховым выплатам при наступлении страхового случая будут выполнены, сомневаться не приходится. Но не целесообразнее ли было бы обеспечить юридическое присутствие западных страховщиков и перестраховщиков на российском рынке?

 Страхование имущества (на примере российского подразделения американской страховой компании AIG)

Полис по страхованию имущества покрывает убытки, возникшие у страхователя в связи с повреждением или гибелью имущества вследствие рисков, указанных в полисе (так называемый имущественный ущерб). Помимо этого страхователь может приобрести страховое покрытие убытков от перерыва в производстве (деятельности), вызванных имущественным ущербом; дополнительных расходов, возникших в связи с необходимостью переезда в новый офис, вызванного имущественным ущербом; убытков, возникших во время перевозки грузов.

Кроме того, страхователю возмещаются расходы, понесенные им в случае наступления убытка с целью его предотвращения или уменьшения, а также спасения имущества. Однако размер возмещения этих расходов вместе с размером возмещения за поврежденное или погибшее имущество не может превышать установленную полисом страховую сумму.

Страховка покрывает следующие риски: пожар и повреждение дымом; удар молнии; взрыв бытового газа; падение на застрахованное имущество пилотируемых летающих объектов или их обломков; наезд или столкновение с транспортным средством, принадлежащим третьим лицам; природные стихийные бедствия; повреждение застрахованного имущества водой; кражи со взломом и грабеж; злоумышленные действия третьих лиц; бой оконных стекол, зеркал и витрин; случайные повреждения; перерыв в производстве после пожара или потери прибыли в связи с этим.

При наступлении ЧС страхователь должен:

принять все возможные меры к спасению и сохранению поврежденного имущества, изложенные в плане восстановления после бедствия;

немедленно известить о случившемся страховщика;

обеспечить право на суброгацию (переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба) к виновной стороне;

При требовании страхового возмещения страхователь обязан предоставить документы, подтверждающие наличие интереса в застрахованном имуществе, факт наступления страхового случая, размер своей претензии по убытку.
К сожалению, страхование имущества не входит в российские традиции ведения дел. Вспомним хотя бы крупнейший пожар на Останкинской телебашне. Поскольку она не была застрахована, все финансовые затраты на ее восстановление легли на плечи государства. После восстановления стоимость годовой страховки башни составила около $180 млн.

Обеспечение непрерывности бизнеса в России

За последние 5–10 лет в России образовался рынок услуг и продуктов обеспечения непрерывности бизнеса, и требуются специальные маркетинговые исследования, чтобы оценить его размер. В США, например, в конце прошлого столетия этот рынок оценивался примерно в $3 млрд в год. Появился отряд сертифицированных профессионалов в этом деле. Сегодня в России более 20 компаний предоставляют услуги по обеспечению непрерывности бизнеса. В их числе IBS DataFort, TopsBI, КРОК, «Инфосистемы Джет», «Информзащита», «ЭкоПрог», «Энвижн Груп», HP, IBM и многие другие.

Установлены связи с признанными международными организациями по обеспечению непрерывности бизнеса DRII («Алмитек») и BCI («Эрнст и Янг»). Начато преподавание курсов этих организаций на русском языке, где слушатели знакомятся с передовым опытом в области управления проектами по созданию систем обеспечения непрерывности бизнеса, новейшими програм-мными системами и примерами выхода из реальных кризисных ситуаций. Слушатели курсов приобретают практические навыки по созданию и поддержанию системы управления непрерывности бизнеса в организации и после успешной сдачи квалификационного экзамена могут получить профессиональный сертификат того или иного уровня. Например, в случае DRII это:

> ABCP (Associate Business Continuity Professional) – базовый уровень сертификации для специалистов с опытом работы менее двух лет;

> CBCV (Certified Business Continuity Vendor) – сертификация для поставщиков решений в области непрерывности бизнеса с опытом работы более двух лет;

> CFCP (Certified Functional Continuity Professional) – сертификация для практикующих специалистов с подтвержденным опытом работы минимум по трем различным направлениям (из перечисленных выше) более двух лет в каждом;

> CBCP (Certified Business Continuity Professional) – сертификация для практикующих специалистов с подтвержденным опытом работы минимум по пяти различным направлениям (из перечисленных выше) более двух лет в каждом.

В России начались продажи программных продуктов для поддержки планирования и сопровождения планов обеспечения непрерывности бизнеса. Так, по итогам 2008 г. компания «Алмитек», авторизованный представитель SunGard Availability Services в России и странах СНГ, заняла третье место в списке дистрибьюторов SunGard по объему продаж решений по управлению непрерывностью бизнеса в мире, уступив только Бразилии и Голландии. Эта же российская компания локализовала программный продукт LDRPS 10 компании SunGard Availability Servi-ces, предназначенный для разработки и поддержания в актуальном состоянии планов обеспечения непрерывности бизнеса и свыше 20 лет служащий эталоном планирования обеспечения непрерывности бизнеса.

  


Таким образом, благодаря стараниям ряда коммерческих организаций и заботам ЦБ РФ, в стране созданы предпосылки для успешного развития бизнеса услуг и продуктов по обеспечению непрерывности бизнеса. Хотелось бы надеяться, что с уходом финансового кризиса этот бизнес получит дополнительные импульсы для качественного и количественного развития. 
Шесть шагов к управлению непрерывностью бизнеса

Усилить свои возможности по предотвращению чрезвычайных ситуаций и устранению их последствий и смягчить влияние катастрофы на предоставление услуг связи операторам поможет модель управления непрерывностью бизнеса, как правило, состоящая из 6 этапов:

1 Получение полного представления о работе предприятия; определение ключевых элементов для его выживания; выявление проблем, которые могут им угрожать, путем оценки рисков и анализа виляния на бизнес; оценка возможных потерь и указание приемлемого времени восстановления бизнеса.

2    Выработка стратегии управления непрерывностью бизнеса с учетом операционных целей, ресурсов и затрат предприятия, а также выбор мер по снижению рисков на основе глубокого анализа состояния предприятия.

3 Выработка и реализация плана реагирования, частью которого является распределение обязанностей и обучение персонала; определение условий, при которых план вступает в действие, мер чрезвычайного реагирования, механизмов поддержки и процедур восстановления после катастрофы.

4 Интеграция механизма управления непрерывностью бизнеса в корпоративную культуру для создания процесса постоянного управления, координации и руководства, который позволит достичь целей управления непрерывностью бизнеса.

5 Проведение хорошо спланированных тренировок в соответствии с планом реагирования для обеспечения его успешной реализации и устранения любых проблем, выявленных во время тренировок.

6 Выработка сопутствующих политик и процедур гарантирования и улучшение управления проектными группами управления непрерывностью бизнеса.

По завершении шестого этапа следует вернуться к первому и начать новый цикл самосовершенствования для постепенного, но постоянного улучшения способности предприятия реагировать на чрезвычайные ситуации.

Роберт Сянь, Фрэнк Су, Чжифенг Хе, «Эрикссон Китай»
 
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!