Rambler's Top100
Статьи ИКС № 4 2007
В.Л. МАКАРОВ  01 апреля 2007

Информационное общество – идеал и угроза

Нет ничего плохого в том, что мы любим называть грядущее общество информационным. Как нет ничего страшного в том, что каждый понимает это общество по-своему.

В.Л. МакаровЭтот мир не столь страшен, как кажется

Что касается меня, то я отношусь к термину «информационное общество» (ИО) абсолютно серьезно. Более того, считаю, что благодаря ИТ человечество сегодня – на пороге больших перемен. Поэтому осмысливать понятие информационного общества придется по велению неумолимого исторического процесса. Главное: благодаря ИТ наша зависимость друг от друга становится все сильнее – мы все больше превращаемся в настоящее общество. Рушатся многочисленные красивые теории, в основе которых индивидуализм, абсолютная свобода личности, первичность человека как некоего суверенного начала. Это не значит, что мы возвращаемся к Платону, его пониманию общества как полиса. И Дж. Оруэлл с А. Замятиным отнюдь не выглядят пророками, ибо в их романах организация общества базируется, в общем-то, на старой идее тоталитаризма.

В развитом информационном обществе не нужно быть всемогущим правителем, чтобы организовать тотальную слежку за всеми и каждого за каждым. Электронные следы, которые повсюду оставляют его граждане, станут такой же привычной частью обитания, как сегодня свет, телефон, телевизор… В этой связи по-другому будет трактоваться право на частную жизнь.

Нетрудно представить себе недалекое будущее, когда у каждого всегда будет при себе коммуникатор, позволяющий получить любую справку, вид любого места на планете, мудрый совет и т.д. Из этого следует необходимость самых разнообразных баз данных, а главное – вездесущих датчиков, перманентно снимающих информацию, в том числе и визуальную. Разница между прямым познаванием мира через органы чувств, доминировавшим до сих пор, и познаванием с помощью искусственных датчиков резко возрастет. Уже сейчас мы получаем представление о происходящем в мире через информационные каналы (фильм «Хвост виляет собакой» убедительно показал, к чему может привести такая зависимость). Уже сейчас наши дети живут в искусственном мире компьютерных игр и получают представление о мире реальном далеко не непосредственно.

Сохранение аутентичности

Быстро растущий информационный барьер между реальностью и ее восприятием привел к появлению новых лозунгов, понятий и технологий манипулирования общественным сознанием (например, «кто владеет информацией, тот правит миром», «информационные войны», «захват умов, а не территории», «идеологическая диверсия» и т.п.). На первый взгляд все это выглядит как угроза идеологического захвата мира каким-то всемирным правительством, контролирующим информационную составляющую нашей планеты. В действительности это лишь далекий от реальности сюжет для фантастических романов.

Дело в том, что по своей природе ИТ развиваются децентрализовано (скажем, методология открытого кода более эффективна по сравнению с корпоративными закрытыми разработками). Интернет- и гридтехнологии базируются на так называемых социальных сетях, которые по определению не могут управляться из центра. Мне возразят: а стандарты? Windows заполонил весь мир, и деваться некуда от Microsoft. Но мировые стандарты рано или поздно становятся публичным достоянием. Когда-то Франсуа Виет придумал алгебраическую запись, а Бен Егуда – современный иврит, но все это стало мировыми стандартами. То же происходит и со стандартами информационными. И не страшно, что иными из них (буквы, цифры, железнодорожные колеи, розетки, SECAM и т.д.) пользуется лишь часть мирового населения, – разнообразие украшает жизнь.

Информационное общество убивает разнообразие

– такое мнение довольно распространено. В информационном обществе нет места национальным культурам, обычаям и вообще всему тому, что составляет национальную идентичность. То же и с государствами. В развитом ИО трудно себе представить жесткие государственные границы, разные налоговые системы и системы судопроизводства. В таком обществе экономика масштабов (economics of scale) заменена на экономику индивидуальных заказов (economics of scope): вы покупаете продукт, подробно описав, что хотите получить, а исполнитель «собирает» ваш заказ со всего мира. Это практически невозможно сделать при разных налоговых системах, таможенных границах и прочих барьерах. Уже сейчас идут споры, кому платить налог с продаж, если вы купили через www.amazon.com книгу, а принесла ее вам домой компания DHL. Что тогда говорить о грядущей мировой системе оперативной доставки органов для трансплантации больным. Тут уж не до национальных границ и прочих барьеров.

Короче говоря, унификация в информационном обществе достигает своего апогея, но жить там почему-то не очень хочется. На самом деле гибкие и универсальные ИТ – лишь инструмент для построения правильного общества. Возможно, не за горами то время, когда методы искусственного интеллекта приведут к созданию электронного переводчика с любого языка на любой – и человек сможет прекрасно жить в глобализованном мире, зная лишь родной язык. А другое устройство посоветует, как правильно общаться с человеком другой культуры, других традиций, других общественных норм. В таких условиях не может быть и речи об исчезновении национальных культур.

Мы не отстающие

Отсюда вытекает важный для России вывод. Коль скоро будущий информационный мир представляет собой калейдоскоп отличающихся культурой и другими ценностями «подмиров», Россия должна занять в нем место, достойное ее истории и духовности. Для этого надо не довольствоваться чужими ИТ, а развивать собственные, в первую очередь датчики и мониторинг. Никто лучше самих россиян не организует снятие информации о стране. И базы данных, и поисковые системы, и компьютерные игры – вся виртуальная реальность носит на себе отпечаток российской особости. Спрос на все российское тем выше, чем привлекательнее оно подается другим частям мира.

Таким образом, Россия в информационном обществе должна сбалансировано действовать на двух фронтах. Первый фронт: мировые ИТ, производители которых по определению интернациональны (их штаты многонациональны, а капиталы перемешаны). При таких условиях говорить об отставании той или иной страны некорректно. Например, технология открытого кода устроена таким образом, что получаемый продукт невозможно приписать к достижениям конкретной страны.

Второй фронт – использование ИТ в интересах России, а также создание таких ИТ, которые нужны только России. Адаптация ИТ к местным условиям – весьма непростое искусство. Взять, к примеру, ФЦП «Электронная Россия». Стратегия создания и внедрения универсального пакета средств, скажем, для электронизации муниципалитетов представляется крайне неубедительной. Потому что сами муниципалитеты очень разные. В одних запросто делают кадастр земель с помощью спутника, в регистре населения фигурируют компьютерные фото людей, а то и отпечатки пальцев и радужная оболочка глаз. В других само слово «кадастр» вызывает разве что недоумение.

Так что в создании ИТ Россия вряд ли отстает от мира хотя бы потому, что нет общепринятого определения лидерства страны в такой сфере. Вот в использовании ИТ Россия действительно отстает, если опять же брать страну в целом (Москва и Питер не отстают, ведущие НИИ и университеты тоже). По крайней мере, не стоит бить тревогу, что мы такие отстающие.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!