Rambler's Top100
Статьи ИКС № 4 2007
А. КУРАЕВ  01 апреля 2007

«А Россию спросили, что она хочет строить?»

Судьба отечества в условиях формирования информационной экономики - предмет беспокойства старшего научного сотрудника философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессора Московской духовной академии, диакона Андрея Кураева

Андрей Кураев– Отец Андрей, каково отношение Церкви к формирующемуся информационному обществу?

– Чтобы стать полноправным гражданином такого общества, человек должен свободно лавировать в потоках информации. Возможности информационной среды позволяют ему пройти серьезную школу политической мысли и научиться разбираться в огромных и сложных информационных объемах, обращенных к нему и проходящих через него, научиться фильтровать и управлять ими. Тогда, с христианской точки зрения, можно только приветствовать его становление. Ибо это соотносится с культурой трезвления в православии, культурой контроля самого себя, видения собственных действий. Именно это и является необходимым условием существования и развития информационного мира.

Иное дело, если информационное общество обернется для своих граждан промывкой мозгов, контролем со стороны общественных институтов или государства, которые будут решать, какая информация должна стать общественным достоянием, а какая изыматься из оборота и утаиваться. Такое общество является полуинформационным, инвалидным и просто опасным.

– Каким образом институт Церкви может позитивно повлиять на ход событий?

– Церковь может помочь процессу своей объективной пристрастностью, критичной оценкой всего, что происходит. Возможно, опасности, которые на определенном этапе кажутся несущественными, позднее приобретут угрожающие масштабы. Некоторые могут быть столь серьезны, что никто, кроме нас, не дерзнет о них говорить. Поэтому критический взгляд Церкви на эти процессы необходим.

Например, вопросы о свободе человека, сохранении приватности его жизни в информационном обществе. В церковно-православном мире уже десять лет идет волна протеста против перевода отношений человека-гражданина и государства на язык компьютера (электронные документы, присвоение налоговых номеров и т.д.). По сути, впервые за свою историю Церковь выступает в защиту прав человека. Я думаю, что это один из тех выводов, которые мы сделали из нашего горького опыта гонений в двадцатом столетии.

И вот что удивительно, записные правозащитники, вроде г-жи Боннэр и иже с нею, молчат. Хотя именно информационное общество создает среду для такого тоталитаризма, который и присниться не мог ни Сталину, ни Гитлеру, дает такие средства промывки мозгов и контроля, рядом с которыми тоталитаризм двадцатого века – просто детсадовский эксперимент. Церковь выражает большую тревогу по этому поводу.

Иногда беспокойство наших людей принимает неадекватные формы, например протест части православных вызывал штрих-код, в котором они увидели зашифрованное «число Антихриста» (666), а после уступок со стороны налоговых органов основным аргументом уже против ИНН стал сам принцип нумерации граждан, в котором некоторые увидели попытку лишить людей их христианских имен. Такие утверждения, конечно, богословское хулиганство. Тем не менее сам импульс обеспокоенности серьезен, и его причина тоже. Мы бы хотели потребовать от общества, чтобы оно включило в круг обсуждаемых проблем и такую:

Как сохранить приватность жизни человека и где проходят ее границы? Готовы ли мы поступиться правом на свою частную жизнь ради удобства сборщиков налогов и служб безопасности?

– И какими путями Церковь будет регулировать эти вопросы?

– Самыми разными, вплоть до объявления со своей трибуны кампании гражданского неповиновения.

– Что же, на ваш взгляд, строит Россия?

– А Россию спросили, что она хочет строить? Мне созвучна мысль А. Зиновьева о том, что при рождении не дают расписки одобрять все, что говорит и делает власть. А пока Кремль или, например, В. Познер с В. Сурковым информируют нас по телевизору о том, какое общество мы теперь строим.

– Сегодня набирает темп интернетизация школ, но предусмотрены некие фильтры для защиты детей от вредного воздействия нецелевой информации…

– Понятно настороженное отношение православных христиан к компьютерам, незнакомое требует осмотрительности. Но они избавили детей от влияния улицы. (Хотя и немного жаль. Уже который год я не вижу весной мальчишек, пускающих бумажные кораблики, а зимой – атакующих снежные крепости. Даже снежные бабы во дворах стали редкостью.) Если ребенок с детства не приучен к работе с компьютером, он никогда вполне не овладеет возможностями технологической цивилизации XXI века и будет обречен на роль чернорабочего.

Уже несколько столетий мы живем в мире соревнующихся технологий. Позиция хулителей компьютеров ставит нас перед дилеммой. Если они победят и навяжут свое мнение всей стране, то Россия, окончательно лишенная научной, технологической, экономической и военной мощи, будет поделена между турками, китайцами, японцами и поляками. Если победа «компьютерофобов» не выйдет за рамки Церкви, православные навсегда потеряют право мечтать о какой бы то ни было «созвучности» с государством.

Сам я к Интернету долгое время относился с предубеждением, как это принято в церковном обиходе. Но однажды мне справедливо заметили, что если рассматривать Интернет как перспективу воцарения Антихриста, то дело обстоит как раз наоборот. Сеть может стать для православных отдушиной и средством борьбы против антихристовой пропаганды, ведь Интернет по сути своей не подвержен цензуре. В США он уже стал одним из самых эффективных способов проповеди православия и, в частности, полемики с протестантизмом. Задача религии во все времена была в том, чтобы придавать человеческое, нравственно осмысленное, ценностное измерение миру, в который человек погружен. Важно не бороться с виртуальной реальностью и компьютерным миром, а придать им вертикаль – человеческое, нравственно-иерархическое измерение, нужно этизировать эту сферу.

Если православные уйдут из Интернета – мир его станет плоским. Там останутся одни секты. Вместо того чтобы проклинать их активность, надо проявить собственную. Не осуждать демонизм телевидения, а вложить церковные деньги в создание собственного телеканала.

Только в одном случае компьютер и Интернет смогут по-настоящему навредить Церкви. Если сейчас псевдоправославные страшилки и пужалки о «сатанинской печати, излучаемой компьютером» станут популярны и будут восприниматься как общецерковная позиция, то на православии в течение многих поколений будет лежать позорная тень. Как столетиями, услышав слово «католик», говорят: «Это те, кто судил Галилея», так и о нас будут говорить: «Православные – это те, кто боялся компьютеров».
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: