Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2010
Александра КРЫЛОВА  09 ноября 2010

Так что же мы все-таки строим?

Три года назад «ИКС» уже пытался найти ответ на этот вопрос (именно так называлась тема номера 2007 г.). Впрочем, общество задается тем же вопросом уже как минимум десятилетие. Инфокоммуникационный ландшафт в России изменился, очередная госпрограмма готова сменить свою предшественницу. Тем не менее исчерпывающего ответа на вопрос «что такое информационное общество?» пока не дал никто.

Сегодня, когда на повестке дня преодоление «цифрового неравенства», наблюдающегося не только между субъектами РФ, но даже между федеральными органами исполнительной власти, когда необходимо создать инфраструктуру электронного правительства не только в 83 регионах, но и в 24 тыс. муниципалитетов, однозначно ответить на эти вопросы не предоставляется возможным.

 

Может быть, собранная нами мозаичная многофигурная картина, изображающая группу заинтересованных ведомств и участников ИT-рынка, которые каждое со своей стороны тратят средства, временные и интеллектуальные ресурсы для перевода нашей тяжелой бюрократической машины на электронные рельсы, позволит читателям самим прийти к тому или иному умозаключению.

 

Так что же мы строим? Сакраментальный вопрос еще на десятилетие впередДвижущие силы – заинтересованные ведомства

 

В России исторически сложилась ведомственная модель управления, при которой не государство, а каждый орган власти по отдельности устанавливает свои «правила» взаимодействия с бизнесом и гражданами. Некоторые из таких ведомств, например, из социального блока, имеют вертикальную структуру, включающую в себя подотчетные организации на каждом из трех уровней управления: федеральном, региональном, муниципальном. Полномочия других не распространяются на субъекты федерации. «Так и бродит наш гражданин между этими вертикалями и горизонталями, как в лесу, – констатирует Михаил Иванков из компании «Развитие бизнес-систем» (генподрядчик разработки типового решения АИС МФЦ), – не понимая толком, к кому ему обращаться со своей проблемой».

 

Такая модель государственного управления вкупе с федеративным устройством страны, при котором централизованный подход к построению электронного правительства не всегда возможен, усложняет и разделение полномочий между ведомствами, занимающимися электронизацией бюрократии.

 

Например, задача организации межведомственного электронного документооборота (МЭДО) на уровне администрации президента РФ, аппарата правительства и федеральных органов власти, согласно постановлению правительства РФ № 754 от 22.09.2009, решается Федеральной службой охраны.

 

На уровне федеральных органов исполнительной власти, региональных органов власти, а также органов местного самоуправления для технологического обеспечения информационного взаимодействия при предоставлении государственных и муниципальных услуг и исполнении государственных и муниципальных функций в электронной форме, по постановлению правительства РФ № 697 от 08.09.2010, к концу 2010 г. должна быть введена в коммерческую эксплуатацию единая система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Ее госзаказчиком и оператором определено Минкомсвязи РФ.

 

Сегодня оба проекта реализуются ответственными ведомствами независимо друг от друга, но, как считает Владимир Баласанян («Электронные офисные системы»), такая картина будет наблюдаться недолго: «Внизу они все равно сойдутся, потому что оба проекта решают одну задачу с двух сторон: первый связан с организацией электронного документооборота в федеральных органах власти, а второй – с организацией взаимодействия между ведомствами в процессе оказания электронных госуслуг». Вместе с тем, по его убеждению, наличие двух «громких» проектов, по большому счету направленных на решение одной задачи, несколько «запутывает публику».

 

В области перевода госуслуг в электронный вид Минкомсвязи РФ тесно сотрудничает с Минэкономразвития, для которого информатизация органов госвласти – инструмент долгосрочной административной реформы. Для ее решения ведомство выступило в роли заказчика типового ПО федерального и регионального порталов государственных услуг (разработчик – ЛАНИТ), а также решения для автоматизации многофункциональных центров – АИС МФЦ. Оно же финансирует развитие и поддержку этих решений.

 

Вперед, к стандартам!

 

Всем упомянутым выше проектам в области информатизации органов госуправления на сегодняшний день для эффективного межведомственного электронного документооборота, как и для межведомственного взаимодействия, не хватает единых требований к информационным системам, регламентных процедур и единых форматов обмена как электронными документами, так и метаданными.

 

При этом каждое из ведомств-участников работает над решением «своей» части задачи. В конце сентября в Подкомитете-6 по стандартизации, который Ростехрегулирование создало на базе компании «Электронные офисные системы», был обсужден с профессиональным сообществом и утвержден национальный стандарт «Системы электронного документооборота. Взаимодействие систем автоматизации документационного обеспечения управления. Требования к электронным сообщениям». Одновременно Минэкономразвития РФ совместно с Высшей школой экономики и компанией ЛАНИТ разрабатывают подробный единый стандарт электронной услуги.

 

Требования к архитектуре электронного правительства с детализацией каждого из его компонентов будут определены в Техническом проекте, разработка которого ведется «Ростелекомом», а финансирование – за счет средств Минкомсвязи РФ при софинансировании национального оператора электронного правительства.

 

«Хороший стандарт в нашей отрасли рождается из опыта, – считает Борис Вольпе («Ситроникс»), – при появлении новаторского решения обычно между участниками рынка сначала разворачивается конкуренция, а потом на основе лучшего решения принимается стандарт».

 

Двойка за кадры

 

Мы попросили участников темы номера оценить по пятибалльной шкале уровень готовности органов власти к переводу взаимодействия с бизнесом и гражданами в электронный вид по четырем параметрам: наличие ИT-систем, развитость телекоммуникационной инфраструктуры, собственные ИT-кадры и грамотность пользователей.

 

Оказалось, что даже органы власти федерального уровня готовы к переходу на электронное взаимодействие на «четверочку». Единственная «пятерка», поставленная им за наличие телекоммуникационной инфраструктуры, отражает скорее уровень развития услуг телефонии и ШПД в столицах. В органах власти регионального уровня, которые находятся в крупных городах, для перехода на электронные рельсы не хватает не только ИT-систем, но и телекоммуникационной инфраструктуры. Но самые низкие оценки достались органам местного самоуправления. «Двойки» и «единицы» эксперты поставили и за наличие (вернее, отсутствие) в муниципалитетах ИT-систем, и за состояние телекоммуникационной инфраструктуры, и за уровень готовности кадров.

 

Также недостаточным, по мнению В. Баласаняна, остается оснащение госучреждений регионального и муниципального уровня. «Мы являемся разработчиками программы «Архивный фонд» для всех архивов России, так вот, одно из требований – приспособить продукт к уровню компьютеров, которые есть в этих учреждениях», – рассказывает он. И добавляет: «А если компьютеры в архиве не объединены в локальную сеть, сделать так, чтобы их базы синхронизировались».

 

Парадокс, но «облачные» модели – SaaS, IaaS, PaaS, – которые помогли бы существенно сократить затраты на развертывание инфраструктуры электронного правительства в муниципалитетах (напомним, их в России 24 тыс.), применимы далеко не везде по причине отсутствия надежных каналов связи. «Если, например, в МФЦ, организованном по такой модели, отключится связь, – говорит Виктор Серебряков (ЛАНИТ), – то его сотрудники у граждан даже заявление не примут, потому что не смогут его зарегистрировать».

 

Силами всех участников ИT-рынка

 

Алексей Нащекин («Ростелеком») убежден, что создать в России единую национальную систему электронного правительства силами одной компании невозможно. «Даже крупнейшие ИT-компании, – говорит он, – имеют лишь 5–10 экспертов в области региональной информатизации, которые в состоянии выполнить один-два проекта в одном-двух регионах. К тому сегодня же весь основной интеллектуальный ресурс сконцентрирован в Москве».

 

Вот почему единый исполнитель работ по созданию инфраструктуры электронного правительства в России ищет партнеров среди компаний – разработчиков прикладных программных решений, чьи продукты готов продвигать в регионы.

 

В. Баласанян считает такой подход совершенно правильным. «”Ростелеком” не должен быть носителем знаний по работе с документами, с финансовыми транзакциями, медицинскими услугами, – замечает он, – они должны решать те проблемы, которые умеют, и привлекать к сотрудничеству специализированные компании, обладающие компетенциями в своих областях».

 

Однако к компании «Электронные офисные системы», чью долю российского рынка СЭД по количеству новых установок в кризисном 2009 г. аналитики из компании DSS consulting оценили как самую большую – 34%, с подобным предложением пока никто не обращался.

 

Наверное, только так, объединяя интеллектуальный потенциал и прикладывая усилия одновременно сверху и снизу, методом проб и ошибок, и можно реализовать шансы, выпавшие каждому из участников процесса. Государству – повысить качество управления, бизнесу – предложить рынку инновационные ИT-решения и гибкие схемы сотрудничества, гражданам – обращаться за справками и свидетельствами к электронной бюрократии.

 

Деньги на эти цели выделяются немалые: бюджет госпрограммы «Информационное общество (2011–2020 гг.)» запланирован в объеме 88,03 млрд руб.; отдельно из средств Минэкономразвития, по источникам «ИКС», будет продолжаться финансирование создаваемых МФЦ; не останется без господдержки и проект МЭДО. В этой ситуации хорошо бы как-то скоординировать инвестиции органов власти всех уровней в возведение нового здания электронной бюрократии, чтобы всем было понятно: что, с какой целью и на какие деньги мы строим.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: