Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2010
09 ноября 2010

Что нам стоит СЭД построить

Объем российского рынка систем электронного документооборота в денежном выражении не настолько велик, чтобы работающие в этой области аналитические агентства его оценили. Пока и они, и игроки рынка судят о масштабах бизнеса в целом по количеству подключенных к СЭД рабочих мест.

«ИКС»: Каковы сегодня критерии выбора систем СЭД для нужд  государства, субъектов РФ, муниципальных органов? Чьим –  российским или зарубежным – решениям отдается предпочтение?

 

Дмитрий РОМАНОВ, директор по развитию технологий информационного менеджмента, «АйТи»
Олег ГРЕШНЕВ, директор по развитию бизнеса, Digital Design
Любовь ПЕТРОВА, руководитель дирекции консалтинга и разработки приложений, «Verysell Проекты»
Валерий АНДРЕЕВ, заместитель директора по науке и развитию, ИВК

Дмитрий РОМАНОВ, директор по развитию технологий информационного менеджмента, «АйТи»: Едва ли можно говорить о наличии у органов государственной власти единых критериев для выбора СЭД. Если же говорить о выборе российских или зарубежных решений, то здесь ситуация такая: прикладные решения – всегда российские, ибо западные платформы ничего не знают про специфику российского делопроизводства, а вот платформы, на которых строятся данные решения, могут быть разными. И тут скорее предпочтение отдается западным вендорам, таким, как IBM, Microsoft, EMC и др.

 

Олег ГРЕШНЕВ, директор по развитию бизнеса, Digital Design: Основные критерии выбора СЭД – наличие успешных внедрений в органах госвласти, полнота функционала, поддержка интеграции с системой межведомственного электронного документооборота и цена. Еще один важный фактор – наличие таких дополнительных функциональных возможностей, как «Общественная приемная» и «Рабочее место руководителя». Для организации электронного документооборота в органах госвласти предпочтительнее российские системы в силу серьезных отличий отечественного делопроизводства, не имеющего аналогов за рубежом, существенно меньшего опыта партнеров зарубежных вендоров в области СЭД для органов госвласти, а также высокой цены владения подобными решениями. Большая часть преимуществ зарубежных систем сводится на нет необходимостью создавать специализированное приложение для решения задач делопроизводства. Эта разработка выполняется российскими партнерами, но, в отличие от российских СЭД, обычно является заказным, а не типовым решением.

 

Любовь ПЕТРОВА, руководитель дирекции консалтинга и разработки приложений, «Verysell Проекты»: Есть примеры внедрения и дорогих систем мировых вендоров, и отечественных продуктов. Проблема в том, что у этих систем различный уровень поддержки и развития. Если вендор гарантирует поддержку, то команда разработчиков решения может «уйти» вместе с исходными кодами. Компания-разработчик имеет «монополию» на свое решение, тогда как вендорские решения поставляют многие компании, что позволяет не завышать стоимость внедрения.

 

«ИКС»: Достаточны ли бюджеты региональных органов власти и муниципалитетов для полномасштабного внедрения СЭД?

 

Л. ПЕТРОВА: Бюджеты на внедрение СЭД зависят в первую очередь от применяемого решения (решение от мировых вендоров или «самописная» система), что определяет стоимость лицензий, поддержку и т.д.; количества пользователей; наличия у заказчика региональных подразделений; необходимости интеграции с другими системами. В зависимости от всего этого стоимость систем может колебаться от $20 тыс. до $1,5 млн и выше.

 

Д. РОМАНОВ: У большинства СЭД, присутствующих на российском рынке, стоимость внедрения «под ключ» (т.е. с учетом стоимости системного и прикладного ПО, а также работ по внедрению) составляет в среднем 15–30 тыс. руб. И если говорить о полномасштабном внедрении СЭД для всех сотрудников госструктуры, а не только для ее канцелярии, то на федеральном уровне деньги на такие проекты находятся достаточно часто, на региональном – иногда, а на муниципальном – весьма редко.

 

Валерий АНДРЕЕВ, заместитель директора по науке и развитию, ИВК: Однозначно, не располагают. Обычно на весь субъект РФ выделяется 5–10 млн руб. Не очень понятно, на кого рассчитаны такие бюджеты, поскольку они не учитывают разнородность и распределенность органов госуправления. Даже локальные ИТ-компании не уложатся в эти суммы, к тому же их компетенции для решения таких задач, как правило, недостаточно.

 

«ИКС»: Каковы, по-вашему, перспективы использования муниципалитетами СЭД по модели SaaS?

 

Д. РОМАНОВ: Именно для муниципалитетов использование СЭД в модели SaaS может быть очень привлекательным. Типичные опасения коммерческих заказчиков при передаче внутренних документов на внешние серверы не столь актуальны для госорганизаций, которые обрабатывают главным образом открытую информацию. С точки зрения простого пользователя вообще нет особой разницы, где именно находятся серверы и как именно хранятся документы.

 

Если пользователей муниципальной системы электронного документооборота несколько десятков, то разворачивать полномасштабную инфраструктуру для ее работы на территории заказчика не требуется. Главное – иметь надежные каналы связи с достаточной пропускной способностью. С мнением о якобы повышенной уязвимости облачных вычислений не согласен. Наоборот, именно в «облаке» проще обеспечить масштабирование системы, подключить средства резервного копирования, реализовать шифрование информации, защитить персональные данные.

 

О. ГРЕШНЕВ: По нашему мнению, документооборот по модели SaaS для муниципалитетов имеет много преимуществ: это и экономическая выгода, и организация межведомственного электронного документооборота, и унификация регламентов работы на региональном уровне. В то же время подобная инициатива имеет смысл, если она продвигается на уровне региона, а не выборочно по муниципалитетам. Только в этом случае могут быть успешно решены задачи обеспечения инфраструктуры связи, хранения информации и учета региональной специфики.

 

Л. ПЕТРОВА: Думаю, что в ближайшей перспективе модель SaaS вряд ли будет широко применяться для СЭД на муниципальном уровне. Дело в ограничениях со стороны нашего законодательства и текущем состоянии хранения и использования персональных данных. Эти вопросы у нас в стране еще недостаточно проработаны, и на практике защита информации при межведомственном обмене данными является большой проблемой. Мы все знаем случаи скачивания баз данных даже из электронных архивов силовых структур, где информационная безопасность – главный приоритет, что уж говорить о муниципалитетах!

 

«ИКС»: Как сегодня в органах власти разных уровней обеспечивается готовность систем электронного документооборота к взаимодействию с СЭД других поставщиков, установленных в других госучреждениях?

 

О. ГРЕШНЕВ: Сейчас основные усилия прикладываются к организации взаимодействия на уровне администрации президента, аппарата правительства и федеральных органов исполнительной власти. К ведомственным СЭД предъявляются дополнительные требования по поддержке интеграции с системой межведомственного электронного документооборота как с технологической, так и с регламентной точек зрения. Я считаю, что тот же подход можно успешно применять и для других уровней госструктур. Необходимо создание инфраструктуры обмена информацией и разработка общих регламентов и стандартов, обязательных для всех участников обмена.

 

Д. РОМАНОВ: Технических проблем тут значительно меньше, чем организационных и политических. Большинство производителей СЭД, реализующих проекты в органах госвласти, поддерживают стандарт взаимодействия СЭД, разработанный при активном участии Гильдии управляющих документацией. На федеральном уровне продолжается развитие системы МЭДО. Вся проблема создания эффективного межведомственного взаимодействия в том, что по-настоящему заинтересованы в создании такой системы не сами ведомства, а те, кто над ними. И именно то повышенное внимание, которое высшее руководство страны уделяет внедрению информационных технологий в деятельность органов государственной власти, и обусловливает позитивное движение, наметившееся в последние два года в вопросе межведомственного электронного взаимодействия.

 

В. АНДРЕЕВ: Пока что готовность к взаимодействию только декларируется, и то лишь в части МЭДО. А так – идет игра «кто круче», т.е. кто задаст правила взаимодействия, с которыми партнеры просто должны будут согласиться. Но, вообще-то, интеграционные тенденции в сфере систем электронного документооборота у нас существуют еще со времен известного стандарта СЭД, который пытались создать некоторые участники рынка под эгидой Гильдии управляющих документацией. Далеко это дело не зашло, но способность договариваться осталась. Поэтому перспективы взаимодействия имеются.

 

«ИКС»: Какие факторы сдерживают появление в России межведомственного электронного документооборота? Когда он станет реальностью?

 

В. АНДРЕЕВ: Наверное, уже никогда. Дело в том, что в современном виде МЭДО – почтовая система. Она не предоставляет пользователям никаких гарантий. Но без них нет никакого контроля. А без этого не может быть и межведомственного документооборота.

 

МЭДО можно построить только на «шине» данных, предоставляющей гарантии по доставке, обработке, хранению, безопасности и пр. «Шинный» подход сформирован сейчас в отношении СМЭВ – системы межведомственного электронного взаимодействия, заявленной в системном проекте электронного правительства. Возможно, что только в составе СМЭВ межведомственный электронный документооборот обретет реинкарнацию и станет тем МЭДО, который всем нужен.

 

Д. РОМАНОВ: Если говорить про систему МЭДО между федеральными органами государственной власти, то это уже реальность. Другой вопрос, что функциональность МЭДО пока очень далека от требуемого для действительно электронного государства уровня обмена данными и документами между различными ведомствами. Необходимо перейти от текущего состояния «защищенной электронной почты» к полноценной интеграции с ведомственными информационными системами и сквозному обмену данными и документами в электронном виде в рамках единых процессов и электронных административных регламентов.

 

О. ГРЕШНЕВ: Технически МЭДО уже стал реальностью. Больше года ряд федеральных органов исполнительной власти обмениваются электронными документами. Но бумажный документооборот никуда не исчез. По нашему опыту, уже несколько лет на уровне федеральных структур основные сдерживающие факторы – организационные, и прежде всего отсутствие регламентов, утверждающих нормативы и статусы электронных документов. Без этого весь электронный документооборот может только дублировать бумажный. Однако при наличии соответствующей политической воли этот вопрос может быть решен в течение нескольких месяцев.

 

«ИКС»: Каковы причины неудач при внедрении систем электронного документооборота в госструктурах?

 

Д. РОМАНОВ: Внедрение СЭД в госструктурах имеет ряд особенностей, которые необходимо учитывать для достижения успеха. Во-первых, документооборот в госструктурах – основной бизнес-процесс, этим обусловливаются высокие требования к функциональным возможностям и надежности СЭД. Во-вторых, квалификация и, что более критично, мотивация пользователей в госструктурах часто недостаточны для перехода к электронному документообороту. Поэтому нужно уделять особое внимание обучению и технической поддержке, задействуя при необходимости административный ресурс.

 

Распространенная причина неудачных внедрений СЭД – непонимание внедренцами специфики и традиций российского делопроизводства. Попытки решать задачу автоматизации работы с организационно-распорядительными документами за счет типовых средств управления бизнес-процессами вступают в противоречие с реальной деятельностью российской иерархически-бюрократической структуры управления. Невозможно заранее определить все возможные маршруты движения документа, если каждый руководитель в организационной «пирамиде» лично, накладывая резолюцию на документ, принимает решение об ответственном исполнителе и соисполнителях, о сроках исполнения и о том, что именно нужно сделать во исполнение данного документа.

 

Л. ПЕТРОВА: Причины неудач внедрения СЭД связаны скорее с человеческим фактором, поскольку персонал не всегда подготовлен к работе с электронными документами. В ряде случаев одновременно функционируют две системы – бумажного документооборота и электронного. Для этого есть объективные и субъективные причины, поскольку часто еще требуются документы только в бумажном виде (отчеты, справки, накладные и др.). Кроме того, есть целый ряд проблем с внедрением ЭЦП, существуют межведомственные барьеры и т.д.

 

В. АНДРЕЕВ: Главная причина – в разнообразных и невнятных требованиях, предъявляемых разными должностными лицами. Подчас эти требования просто взаимоисключающие. Но если руководитель проявляет заинтересованность, обеспечивает разработчика или интегратора необходимой правовой и технической поддержкой, то проект СЭД можно реализовать за год. Вторая причина – отсутствие ответственности за проваленный проект, причем как для исполнителя, так и для заказчика. А без этого механизм распределения заказов нормально работать не может.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!