Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2011
Александра КРЫЛОВА  07 февраля 2011

Или – или? И! И!

В странах Европы и в США, где уровень проникновения проводного ШПД достигает 90–95%, эта услуга давно относится к разряду commodity, т.е. ширпотреба. В России же, где соответствующий показатель втрое меньше и более половины интернет-пользователей за пределами больших городов выходят в Сеть по dial-up’у, до этого пока далеко.

Для бизнеса провайдеров ШПД, фиксированного и мобильного, открыт широкий простор. Осваивать его они могут либо конкурируя между собой, либо продолжая вести пока относительно мирное сосуществование. В том, какой сценарий реалистичней и предпочтительней, «ИКС» и хотел разобраться, замахиваясь на тему «ШПД. Фиксированный или мобильный? Кто – кого?».

 

В конкуренции технологий диспозиция очевидна: главное преимущество фиксированного ШПД – стабильная скорость и гарантированная доставка услуги пользователю, а мобильного ШПД – соответственно мобильность. В выборе же бизнес-моделей и сценария развития дороги участников рынка резко расходятся.

 

И это неудивительно. Ведущие игроки российского рынка мобильного ШПД обзавелись проводными активами и находятся на том или ином этапе процесса универсализации своего бизнеса, а потому в один голос говорят о взаимодополнении разных видов доступа и неизбежном партнерстве их провайдеров. Поставщики же услуг фиксированного ШПД заявляют о том, что не считают сотовых операторов своими конкурентами. Особняком стоит провайдер мобильного ШПД, отмечающий факт каннибализации сегмента фиксированного широкополосного доступа универсальными игроками.

 

Впрочем, бог, как известно, в деталях…

 

С небес – на землю

 

Выйдя на рынок намного позже операторов проводной связи, российские сотовые компании продемонстрировали чудеса бизнес-роста, в результате чего на каждого жителя нашей страны в среднем приходится около двух sim-карт. Однако, поскольку народонаселение России на протяжении всех этих лет не только не увеличивается, а даже, наоборот, сокращается, возможности наращивать бизнес прежними темпами вскоре были исчерпаны.

 

В поисках новых точек роста сотовики обратили взоры на «землю», где пользователей ШПД активно набирали проводные операторы. А поскольку объем рынка голосовой мобильной связи в разы превышает объем рынка фиксированного ШПД, то покупка даже крупного проводного оператора связи не является для сотовых компаний, к тому времени уже сделавших огромные инвестиции в развертывание сетей 3G, слишком обременительной.

 

Такова предыстория появления в России универсальных операторов связи, а заодно и набирающего обороты процесса консолидации на рынке фиксированного ШПД, проще говоря, скупки игроками «большой тройки» и их дочерними компаниями небольших региональных игроков рынка проводного доступа. Недаром сообщения «ВымпелКома» о приобретении 100% акций ЗАО «Белгородские цифровые магистрали» за 450 млн руб. и «Комстар-ОТС» – о покупке 100% акций ООО «Новосибирская мультисервисная компания» за 725 млн руб. с учетом долговых обязательств в самом конце декабря были сделаны с разницей в один день. Благо выбор пока есть. По данным iKS-Consulting, на исходе 2010 г. в российских регионах насчитывалось 148 операторов проводного ШПД с абонентской базой свыше 5 тыс. человек.

 

«На мой взгляд, существует единственный сценарий развития: на рынке будут работать только крупные универсальные операторы», – убежден Валерий Ермаков, первый заместитель гендиректора «Мегафона».

 

Позиция даже крупных провайдеров фиксированного ШПД проста: «Мы постоянно находимся в состоянии due diligence, предложат очень хорошую цену, продадимся»,– говорит Денис Лобанов, гендиректор «АКАДО-Столица».

 

Мобильный доступ по фиксированной модели

 

Акционеры и топ-менеджеры целого ряда компаний, специализирующихся на возведении антенно-мачтовых сооружений, заявляют, что от развертывания 3G-сетей, которое идет по России уже третий год, они доходов не увидели. Что, впрочем, вполне ожидаемо, поскольку на первом этапе базовыми станциями 3-го поколения дооборудовались уже имеющиеся у операторов «большой тройки» сайты.

 

В 2009 г. возведение новых объектов началось и будет продолжаться еще не один год. Тем не менее Олег Свирский, заместитель гендиректора бизнес-единицы «МТС Россия» по техническим вопросам, признается: «Новые башни мало кто строит, потому что пока нет хорошего кейса по продаже Интернета на загородных территориях. Там плотность населения маленькая, и потребление не позволяет окупать затраты». А это означает, что 3G-покрытие не скоро появится за пределами городов и их ближайших пригородов, и соответственно мобильный широкополосный доступ будет оставаться привилегией их жителей.

 

«3G-покрытие в городах с населением 10–30 тыс. жителей вряд ли кто будет строить, – уверена Гюльнара Хасьянова, гендиректор «Скай Линка», – операторы “большой тройки” будут получать дополнительные доходы за счет того, что существующие их абоненты начнут пользоваться мобильным доступом вместо фиксированного».

 

Недаром наиболее быстро растущим сегментом устройств, с которых выходят в Интернет 3G-абоненты, остаются USB-модемы. К сентябрю 2010 г., по данным A&CM Consulting, в России было продано более 6 млн таких устройств.

 

В условиях отсутствия повсеместного качественного 3G-покрытия абоненты оказываются «привязанными» к тем точкам, в которых оно есть, т.е. почти фиксированными.

 

Опасность, которую не видят в упор

 

Имея USB-модем, обеспечивающий хорошую скорость мобильного доступа (а скорости, которые заявляет сегодня «большая тройка», сопоставимы со скоростью доступа фиксированного), абонент может использовать его для выхода в Сеть и из дома, если цена услуги будет ненамного выше той, которую предлагает проводной оператор.

 

Если же услуги мобильного и фиксированного ШПД предлагаются одной компанией, то конкуренция между этими двумя направлениями ее бизнеса кажется неизбежной. Тем не менее никто из представителей «большой тройки», с которыми удалось поговорить, существование этой опасности не признал.

 

«Конкуренции нет и не будет, потому что фиксированный и мобильный Интернет прекрасно дополняют друг друга», – считает В. Ермаков. «Такое взаимодополнение наиболее оптимально», – соглашается с ним Сергей Иревли, директор департамента по развитию продуктов и конвергентных решений МТС.

 

«По большому счету для нас не очень важно, каким видом доступа в Интернет пользуется клиент. Лучше, если всеми сразу, потому что потребность есть и в проводном, и в беспроводном», – убежден Антон Телегин, директор по маркетингу «ВымпелКома» по странам СНГ.

 

Однако поскольку потребитель ленив, чем, кстати, и пользуются операторы сотовой связи, реализующие сценарий постепенного замещения проводного ШПД мобильным, тот факт, что ему удобно использовать одно и то же устройство для выхода в Интернет повсеместно, включая собственную квартиру, не кажется таким уж неправдоподобным.

 

Но так ли уж он ленив на самом деле? Тут, не подвергая сомнению приводимые аналитиками цифры, свидетельствующие о том, что от 75 до 90% абонентов универсальных операторов в мире пользуются услугами и мобильного, и фиксированного доступа, хочется задать вопрос: а сколько пользователей «Корбины» стали абонентами «Билайна» после покупки этого провайдера группой компаний «Вымпелком»? Или: как много абонентов МТС уже поменяли привычного для них провайдера ШПД и платного ТВ на «МТС СТРИМ», заинтересовавшись выгодным по цене пакетным предложением?

 

«Пакетное предложение, – считает Д. Лобанов, – это не более чем маркетинговый ход, рассчитанный на разные группы потребителей: абонентов, акционеров, инвесторов. Но кого-кого, а абонентов не обманешь, они сами любят выбирать, чьими услугами им пользоваться».

 

Точка зрения на рынке не общепринятая, но, согласитесь, в ней есть хорошая доля правды.

 

Разыскиваются конвергентные продукты

 

Уйти от конкуренции разных технологий внутри компании – универсального оператора можно по пути конвергенции сетей на платформе IMS, при которой все возможные сервисы оказываются доступными пользователю и с мобильных устройств, и по проводным линиям, так что ему действительно становится неважно, каким видом доступа к ним пользоваться.

 

Наиболее благодатная почва для взращивания таких продуктов – корпоративный сегмент рынка, где и абоненты достаточно продвинуты для того, чтобы оценить удобство подобных решений, и операторы «большой тройки» имеют богатый опыт предоставления подобных услуг. Достаточно вспомнить голосовые FMC-услуги, предлагавшиеся двумя разными операторами – «ВымпелКомом» и «Голден Телекомом», а также аналогичные FMC-услуги МТС.

 

Другой вариант решения, основанный на интеграции технологии мобильного ШПД с устройством, обеспечивающим фиксированный беспроводный доступ, – Wi-Fi-роутером, сегодня предлагают корпоративным клиентам все операторы «большой тройки» и «Скай Линк». Для того чтобы оторваться от конкурентов, «Билайн Бизнес», например, вступил в эксклюзивное стратегическое партнерство с компанией Avaya с целью разработки новых продуктов для корпоративных клиентов.

 

Однако понятно, что взрывного эффекта от конвергентных услуг можно ожидать не раньше, чем они завладеют умами широких масс пользователей – физических лиц. Когда универсальные операторы смогут предложить продукты, пользуясь которыми абоненты смогут незаметно для себя переходить из мобильных сетей к фиксированным? Как они оценят такую возможность? От ответов на эти вопросы операторы сегодня воздерживаются.

 

 

Между тем, как полагают участники рынка, времени на поиск ответов на поставленные вопросы не так много. По мере роста числа абонентов, потребляющих мобильные широкополосные сервисы, будет расти нагрузка на сети, пропускная способность которых ограничена, и если универсальные операторы не научатся перенаправлять избыточный трафик в свои проводные сети, их ждет та же проблема, над которой бьются сегодня фиксированные операторы, а именно: как каждый год увеличивать емкость своей сети на 80% при маржинальности бизнеса не более 30%? И очень может быть, что решать эту проблему им придется гораздо раньше, чем будут выданы лицензии на LTE.  икс 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!