Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2011
Антон Владимирович ТЕЛЕГИН  07 февраля 2011

Нам предстоит интеграция стандартов доступа

С одной стороны, СНГ отстает по уровню проникновения мобильного и фиксированного ШПД от России, с другой – на этих рынках оператор может и развивать бизнес, и тестировать технологии. О том, где и как компании «ВымпелКом» удается исполнять роль универсального оператора, – разговор с Антоном ТЕЛЕГИНЫМ, ее директором по маркетингу по странам СНГ.

Антон ТЕЛЕГИН, директор по маркетингу по странам СНГ– Понятия «рынок стран СНГ» для нас не существует, как не существует у нас и единого для этих стран позиционирования. Есть шесть отдельных рынков мобильной и фиксированной связи, и каждый имеет свое лицо. В Армении, Казахстане и Узбекистане мы работаем как универсальный оператор. В Таджикистане, Грузии и Кыргызстане, где совсем недавно мы запустили 3G-cети, являемся провайдером беспроводного ШПД.

 

В Армении мы исторически развиваем фиксированный широкополосный доступ по технологии ADSL и параллельно оказываем услуги 3G. Поскольку еженедельная интернет-аудитория в этой стране объединяет 30% населения, причем треть  абонентов пользуются и фиксированным, и мобильным доступом, мы стараемся предоставить клиенту оба варианта, в частности, предлагаем решение, объединяющее в одной коробке ADSL- и USB-модемы.

 

В Узбекистане мы тоже позиционируем себя как универсальный оператор, предоставляем услуги фиксированного доступа и по технологии ADSL, и по технологии FTTB, однако наиболее быстро растущим направлением у нас является мобильный ШПД. Причина тому – позиция «традиционного» оператора-монополиста фиксированной связи, компании «Узбектелеком», которая ограничивает доступ альтернативных провайдеров ШПД в свою инфраструктуру, а также не проявляет заинтересованности в расширении емкости своих магистральных, в том числе международных интернет-каналов.

 

Не буду скрывать, что если бы у нас появилась возможность дополнить наше мобильное предложение фиксированным в Кыргызстане или Грузии, мы бы ею обязательно воспользовались.

 

– А как вы регулируете объем фиксированного и мобильного трафика данных, потребляемый вашими клиентами?

 

– По фиксированной линии мы предлагаем абоненту, как правило, условный безлимит – не больше 10–20 Гбайт в сутки, что, согласитесь, немало. Тем не менее стараемся управлять доступом, и при превышении этого лимита мы корректируем скорость доступа в Интернет для пользователя.

 

Абонентов мобильного доступа мы либо ограничиваем по скорости, например, предоставляя ему на месяц условный безлимит на скорости, не превышающей 512 кбит/с, либо тарифицируем их потребление помегабайтно. В этом случае «тяжелые» пользователи могут купить оптом пакеты трафика на 50 или 100 Мбайт.

 

И, конечно, во всех странах СНГ наши тарифы на беспроводной Интернет выше, чем на проводной – в Армении, например, в 2,5–3 раза. В Узбекистане же цены различаются почти на порядок. Если цена 1 Мбайт для пользователей фиксированного ШПД – 1 цент, то 1 Мбайт мобильного Интернета стоит там около 10 центов. Для москвичей такие цены кажутся заоблачными, а для рынков СНГ это нормально. Все дело в том, что в СНГ необходимы большие инвестиции в сеть и инфраструктуру, а уровень тарифов в каждой стране диктует рынок.

 

– Иными словами, в этих странах вы сейчас занимаетесь «снятием сливок» – привлечением обеспеченных клиентов?

 

– Уровень проникновения Интернета в странах СНГ сегодня невысокий, и приобрести компьютер там могут себе позволить далеко не все. В том же Узбекистане проникновение услуг Интернета, по нашим оценкам, находится на уровне 12%, а широкополосного доступа – около 7–8%, но надо сказать, что с апреля-мая этого года мы наблюдаем просто взрывной рост.

 

В Казахстане же физическое проникновение Интернета – около 35%, и более 20% из них приходится на ШПД благодаря тому, что «Казахтелеком» планомерно развивает доступ по технологии ADSL. Мы в Казахстане активно строим сети FTTB, однако сравняться с «Казахтелекомом» по охвату домохозяйств пока не можем.

 

– Поэтому вы в Казахстане протестировали технологию LTE?

 

– Да, там была развернута пилотная сеть в Алматы и Астане, работающая на частоте 700 МГц. Реальная скорость передачи данных в движении была около 30–40 Мбит/с, а в стационарном режиме сеть «разгонялась» до 60 Мбит/с.

 

– Как вы оцениваете технологическую готовность производителей поддержать своими решениями деятельность универсального оператора в целом и его маркетингового комплекса в частности?

 

– Если говорить о сетевом оборудовании, то достаточно высоко, однако есть еще биллинг, необходимый для правильной тарификации передачи данных. Сегодня назрела потребность в системах, позволяющих тарифицировать потребление абонента по типам контента, а не по IP-адресу или URL.

 

Внедрив такой биллинг, можно будет, во-первых, предоставлять абонентам неограниченный, а возможно, даже бесплатный, доступ к сервисам, связанным с общением, – Skype, Mail@агент, ICQ, а во-вторых, по-разному тарифицировать «тяжелый» контент в зависимости от того, потребляется ли он в режиме онлайн или после предварительной загрузки. Понятно, что в первом случае абонент постоянно занимает канал и поэтому должен платить больше.

 

На уровне идей, концептов и даже тестов это есть, но «боевого» оборудования и софта, которые можно купить и внедрить на сети, я лично на рынке не встречал.

 

– Как вы считаете, как долго будет наблюдаться комплементарность технологий проводного или беспроводного ШПД?

 

– С моей точки зрения, говорить, что победит какая-то одна из технологий, неправильно, поскольку потребление Интернета и других цифровых технологий дома – это одна история, а пользование им вне его стен – немножко другая. Как будут выглядеть абонентские устройства, опять-таки не возьмусь предсказать. Может быть, через 10 лет мы будем встречать людей в очках, которые смотрят в одну точку и что-то делают в воздухе пальчиками.

 

Концепция «умного» дома, наверное, приживется, и для того чтобы управлять домашними приборами, мы будем использовать проводной доступ, интегрированный, наверное, даже не с Wi-Fi, а с пришедшей ему на смену новой технологией близкодействующего беспроводного высокоскоростного Интернета. С ними будут интегрироваться устройства, работающие по другой технологии беспроводного доступа, которая будет использоваться абонентами для удаленного контроля за состоянием «умного» дома, а также для связи, общения и развлечения за его пределами.

 

И, наверное, самыми большими вызовами, с которыми придется столкнуться связистам, станет интеграция разных стандартов доступа – Wi-Fi и LTE; или проводной технологии, Wi-Fi и LTE, а также организация бесшовных переходов.  икс

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: