Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 01-02 2011
Юлия ВОЛКОВА  03 февраля 2011

В ожиданьи чудес невозможных…

Помнится, лет семь назад я уже писала статью с похожим названием. Тогда героем дня был стандарт DVB-T, и многим виделось, что все насущные проблемы связи и информации могут быть решены буквально в одночасье за счет внедрения цифрового ТВ. Годы идут, «цифра» в телевидении постепенно становится реальностью, а чуда все никак не случается…

Юлия ВОЛКОВА, заместитель начальника АНО «Радиочастотный центр МО»И вот опять в околосвязных журналах читаю знакомые до боли слова. В очередной раз телекоммуникационное сообщество живет в ожидании чуда, когда по умам менеджеров и кошелькам инвесторов бродит призрак тысячепроцентных прибылей, оживают воспоминания о небывалом коммерческом успехе сотовых компаний начала 90-х. Снова кому-то кажется, что вот-вот некая новая технология, оперившись, захватит помыслы абонентов и взметнутся ввысь фонтаны из долларов и евро…

 

Такая ситуация повторяется из года в год, и сегодня платье волшебницы-феи примеряет технология широкополосного доступа. Только вот никак не выберет, какой образ ей больше к лицу – доступ подвижный или фиксированный. И в суете погони за ускользающими возможностями «быть первыми» как-то забылось, что еще пару лет назад название «мобильный широкополосный доступ» было у нашего регулятора под негласным запретом, многие маститые эксперты и консультанты считали его чудачеством, а все попытки операторов и производителей «легализовать» эту опальную тогда технологию пресекались фактически на корню. Главным образом потому, что, во-первых, никто не знал, как эту новую услугу регулировать, а во-вторых, потому, что ничего такого в списке лицензируемых услуг связи не значится.

 

Однако трудно спорить с действительностью и продолжать прятать голову в песок после успешного выхода на рынок операторов мобильного WiMAX (в разрешениях которых, кстати, слов «подвижный радиодоступ» нет, а лишь стыдливо опущено слово «фиксированный»). Теперь же, когда делать доступ подвижным внезапно стало модно, к этой категории причисляют и сети 3G, и нерожденные еще системы стандарта LTE, а USB-модемчики с разноцветными наклейками заняли привычное место почти в каждой второй женской сумочке рядом с губной помадой и автомобильными правами.

 

И это неудивительно. Человечество живет информацией. Полтора столетия назад английские джентльмены начинали утро с чашки кофе и свежих газет. Наши бабушки, ставя по утрам чайник на газовую конфорку, включали репродуктор трехпрограммного вещания. Мы сами в начале 21-го века, забыв дома мобильник, чувствовали себя оторванными от мира. А сегодня, когда у нашего интернет-провайдера внезапно возникают проблемы, мы ощущаем дискомфорт и дома, и на работе. Нам уже неуютно без «МоегоМира» или «Твиттера». Без ноутбука с выходом в Сеть мы скучаем, ожидая приятельницу в кофейне или сидя в очереди к стоматологу. Словом, невозможность выйти в Интернет мы расцениваем как покушение на наши неотъемлемые свободы.

 

Одна для всех

 

Международное сообщество уже давно признало, что широкополосные сети являются основной инфраструктурой современной экономики и, таким образом, фундаментом экономического и социального развития. Широкополосная связь может играть центральную роль в поддержке новейших приложений и услуг электросвязи для самого широкого круга потребителей – от правительства до рядового гражданина.

 

• Для правительств широкополосная связь – это способ ускорения экономического развития и получения социальных преимуществ. Как показывает опыт многих стран, широкополосная связь вполне пригодна для предоставления таких перспективных услуг общего пользования, как дистанционное образование, телемедицина и электронное правительство.

 

• Операторам широкополосная связь предлагает массу альтернативных решений, как в области корпоративной связи, так и на рынке розничных услуг.

 

• Бизнесу, в частности малым и средним предприятиям широкополосная связь позволяет дотянуться до всемирной аудитории, которая ранее была доступна только большим компаниям.

 

• Потребителям широкополосная связь открывает доступ к более широкому спектру функций и приложений, особенно в тех местах, где есть высокоскоростные услуги.

 

На месте или в движении?

 

Радиосвязь не знает границ, а всемирные стандарты не приемлют местечкового регулирования. Давно канули в Лету те времена, когда услуги связи в нашей стране сводились к почте-телеграфу-телефону, а магистральные линии строились на отечественных РРС с логотипом «Курс». Мы вынуждены внимательно смотреть вокруг и строить наши сети с учетом того, что делается в европах и америках.

 

Весь мир сегодня пляшет ритуальные пляски с бубнами вокруг двух решений – LTE и подвижного WiMAX. И если еще вчера было непонятно, что же такое LTE – будущее связи или очередной маркетинговый миф, то после того, как в декабре 2010 г. в США успешно запущена сеть LTE, охватывающая почти всю территорию страны, этот вопрос можно больше не задавать.

 

Сейчас многих, вложившихся в WiMAX-бизнес, волнует вопрос – а насколько стабильно его мобильное будущее? При этом еще и регулятор внезапно прекращает выдачу разрешений на частоты для доступа фиксированного и объявляет о проведении работ по аудиту спектра. Через год сообщает о завершении «чудо-расчистки», проводит открытый конкурс, распределяя лицензии мобильного доступа в глухой провинции… Стоит ли удивляться, что счастливый победитель строить сети не очень спешит?

 

Частотный вопрос

 

По мнению мессира Воланда, «москвичей испортил квартирный вопрос». российскую радиосвязь испортил вопрос частотный. О какой бы технологии не заходила речь – проблемы с частотами не заставляют себя ждать. И вот мы стоим на том же берегу и задаемся тем же вопросом: «где взять частоты?». Самый распространенный ответ на него звучит так: «отобрать у военных». Именно – отобрать и поделить. Читай – отобрать у военных связистов и поделить между связистами гражданскими. Возможно ли такое решение? Наверно, когда-нибудь так и будет, но не сегодня. Конверсия спектра – процесс непростой, небыстрый и недешевый. В своей нынешней ипостаси – бюджетной – программа конверсии идет уже шестой год, ежегодно вынимая миллиарды рублей из карманов налогоплательщиков. Но воз если не «и ныне там», то сместился не слишком заметно, а до мобильного доступа конверсия пока не дошла. Последние несколько лет основные усилия направлялись на цифровое телевидение. Там дело потихоньку движется, но тоже, как говорится, оставляет желать….

 

Что ж, за неимением гербовой пишут на простой, и нынешние операторы мобильного доступа вынуждены работать на частотах несколько более высоких, чем хотелось бы. Согласно опубликованным международным документам, Европа также нацелилась на создание сетей LTE в диапазоне 2500–2700 МГц. С моей точки зрения радиоинженера, это, мягко говоря, странно. Ведь даже студенту третьего курса понятно, что на частотах выше 2 ГГц подвижная связь окажется слишком дорогой, причем не только потому, что со сдвигом вверх диапазона частот зоны обслуживания базовых станций становятся все меньше, а их число соответственно – все больше. Физика распространения радиоволн и необходимость борьбы с ошибками также вносят свой вклад в усложнение, а следовательно, в удорожание сети.

 

Вероятно, главная причина стремления вверх по спектру заключается в том, что для новых видов мультимедийного контента, который, как ожидается, в недалеком будущем станет основным наполнением беспроводных сетей, нужны все более широкие полосы. Однако помимо закона роста емкости работают и законы физики, согласно которым чем выше диапазон частот, тем заметнее отражается радиосигнал от домов и прочих предметов – заводов, машин, пароходов… В результате возникают многолучевые помехи, которые в мобильной сети становятся динамическими, непредсказуемыми и плохо корректируемыми. И с таким трудом полученная полоса пропускания занимается не полезным сигналом, а многоуровневыми кодами помехозащиты; из-за помех растет число ошибок, а значит, и число повторных передач одного и того же пакета данных и т.п. Всего этого можно избежать, спустившись по спектру вниз.

 

Повторяемый как мантра многими топ-менеджерами довод о том, что «чем выше по спектру, тем более широкие полосы доступны», здесь вряд ли работает. Во-первых, потому что диапазон 2500–2700 МГц в нашей стране сегодня занят так же, как и полоса 698–960 МГц. Во-вторых, это положение абсолютно справедливо для фиксированной связи, но мало пригодно для подвижной. Заметьте, что и операторы фиксированного широкополосного доступа всеми правдами и неправдами стремятся получить частоты в диапазонах пониже и отнюдь не торопятся в более или менее свободные диапазоны 27–29 ГГц и 40–43 ГГц.

 

В среде управленцев живет еще одно частотное заблуждение. По каким-то неведомым инженерам причинам принято считать, что для создания подвижных сетей связи в городских условиях диапазон 2500–2700 МГц пригоден намного больше, чем диапазон 800 МГц. На каких выкладках основано это мнение, неясно. Вполне вероятно, что оно всего лишь перевертыш утверждения о том, что для сельской местности диапазон 800 МГц удобнее, чем 2500 МГц. Это и правда так: небольшие зоны обслуживания, свойственные частотам выше 2 ГГц, ограничивают возможность использования этого диапазона там, где население малочисленно и рассеяно по большой территории. Но обратное утверждение неверно. Диапазон 800 МГц в городе не менее удобен, чем на селе. Отсутствие отражений, хорошее проникновение сквозь стены и межэтажные перекрытия, большие расстояния распространения без заметных затуханий – все эти качества грех не использовать в городских кварталах с плотной застройкой. Словом, когда я в очередной раз слышу тезис о необходимости иметь частоты в высоких диапазонах, на ум приходит знаменитое кэрролловское «безумное чаепитие» с его перевертышами типа «я вижу все, что ем» и «я ем все, что вижу».

 

Вероятно, в мобильную связь утверждение о необходимости сдвига вверх по спектру попало в то время, когда вытеснить телевизионщиков из диапазона 400–900 МГц было невозможно по соображениям политическим и требовалось научно оправдать выделение полос для подвижной связи в тех диапазонах, где обеспечить хорошую мобильную связь заведомо проблематично. Но ситуация изменилась. Появилась потенциальная возможность использовать для широкополосных подвижных сетей цифровой дивиденд, который, как ожидается, освободится после внедрения цифрового телевидения и выключения аналогового. Это – уникальный шанс. Такого в истории радио не было и, возможно, больше не будет.

 

Размер имеет значение

 

Прогресс в технологии стремительно перестраивает приоритеты новых стандартов и протоколов связи. Кажется, еще вчера с трибун научных конференций звучали здравицы подвижному WiMAX и уверения в том, что до коммерческой зрелости стандарту LTE требуется как минимум несколько лет. Еще год назад объявленный Минкомсвязи конкурс на 40 лицензий для подвижного WiMAX в диапазоне 2300–2400 МГц будоражил воображение больших и маленьких компаний. Ученые и операторы бились в неравной схватке с сакраментальной цифрой «минимально необходимого ресурса».

 

В итоге победил глобализм, и в решение ГКРЧ огненными знаками впечаталось: «два по 30 МГц». Именно столько – и ни герцем меньше, – по мнению ГКРЧ, требуется для того, чтобы построить полномасштабную качественную сеть. Тщетно уверяли операторы регулятора в том, что столько спектра не надо. Особенно там, где вдали от Красной или Дворцовой площадей и населения негусто, и объемы трафика невелики. Тем не менее все лицензии сложены «в одну корзину» и новоявленный монополист не торопится их реализовывать. А в США тем временем Verizon открыла свою «всеамериканскую» сеть LTE, имея для коммерческого использования всего лишь два участка по 5 МГц.

 

Реакция нейтрализации

 

Международные эксперты уже несколько лет назад пришли к выводу, что сеть развивается успешнее, если для нее заранее не определять одну конкретную технологию. Не зря FCC в своих «Указаниях» редко прописывает стандарты. Целесообразность такого подхода становится все очевиднее и в России, где действующие операторы широкополосного доступа в течение нескольких месяцев буквально зомбировали регулятора, заявляя с каждой подходящей трибуны о том, что лицензии у них «технологически нейтральны» и что они построят сеть LTE там и так, где и как им это понадобится из соображений бизнеса. Понятно, что WiMAX, еще такой прогрессивный вчера, потихоньку становится маловатым для решения современных задач.

 

Примерно к таким же выводам приходят и наши зарубежные коллеги. В частности, во Франции через два года после громкого аукциона на частоты диапазона 3,5 ГГц регулятор констатировал, что не построено и 20% из заявленных станций. Французский регулятор был вынужден признать, что WiMAX – технология далеко не всеобъемлющая, а скорее, нишевая, предназначенная главным образом для создания транспортной среды в рамках различных сетей связи.

 

Однако и прогнозы для LTE пока достаточно туманны. Вероятно, внедрение новых технологий и появление новых услуг можно ускорить, если сделать критерием выделения частот не технологию, а технические показатели – скажем, значение излучаемой мощности на границах зоны покрытия не должно превышать заданного порога. Тогда, вероятно, чудеса, создаваемые, по слухам, в сетях LTE, мы сможем увидеть в России еще до того, как они устареют.  икс

 
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!