Rambler's Top100
Статьи ИКС № 03 2011
Алексей МИШУШИН  09 марта 2011

Когда сотрудничество в тягость. Как без согласия контрагента отказаться от услуг

В бизнесе нет ничего неизменного – за исключением, пожалуй, вечного стремления к успеху. Заключая договор даже с самым надежным партнером, нельзя ручаться, что в будущем не возникнет желания досрочно в одностороннем порядке с ним расстаться.

Алексей МИШУШИН, канд. юрид. наукИ это нормально; вопрос только в том, как сделать, чтобы выйти из договора без тяжких имущественных последствий. Как быть, если вместе не ужиться, а договор, например, содержит санкции или запреты на его прекращение?

 

Незабвенный герой «Двенадцати стульев», помнится, ловко исправил досадное упущение властей: бесплатное посещение пятигорской достопримечательности – «Провала». Продавая билеты на вход, Остап уничтожил «позорное пятно на репутации города». У нас ситуация обратная: продажа билетов «на выход». Посмотрим, как это происходит в сфере оказания услуг. И это необязательно будет только связь – ведь ИТ-бизнес весь пронизан услугами: сервисное обслуживание оборудования или объектов связи, настройка программного обеспечения, консалтинг, информационные, маркетинговые, рекламные услуги.

 

Пойдем дальше: а существует ли возможность одностороннего расторжения оператором связи договора, заключенного с абонентом? Нелишне освежить в памяти некоторые правила, прописанные в законе в этом отношении.

 

Пришла пора расстаться нам...

 

Далеко не все договоры, заключаемые оператором связи в процессе своей деятельности, превращаются в сокровищницу творческой мысли и неиссякаемый источник дохода. Некоторые контракты лучше бы побыстрее расторгнуть. Не оправдавшее надежд сотрудничество, изменившаяся конъюнктура рынка, недостаток денежных средств – да мало ли найдется причин для утраты интереса к совместной деятельности?

 

Задумавшись о прекращении договора, обязательно изучите его подробно, перечитайте под иным углом зрения. В такой момент иногда случаются неприятные открытия, поскольку обнаруживается, что контрагент в момент согласования условий договора оказался прозорливым и подложил себе соломки на случай досрочного расторжения договора по вашей инициативе. Так, чтобы расторгнуть договор, нужно письменно уведомить контрагента, к примеру, не позже чем за два месяца до момента фактического прекращения отношений. В другом случае – односторонний досрочный отказ от договора возможен при условии уплаты штрафа в размере стоимости квартального обслуживания. В третьем – требование о расторжении договора, даже будучи направлено исполнителю заблаговременно, влечет за собой потерю уплаченного аванса или его существенной части.

 

Последний пример особенно характерен для сферы информационных и рекламных услуг. Вспомните, чем обычно заканчивается текст соглашений, которыми оформляется участие в семинаре, конференции или выставке, – не чем иным, как оговорками, что в случае отказа от участия в мероприятии в срок менее 30 дней до его начала исполнитель возвращает заказчику 80% стоимости договора; в случае отказа менее чем за 20 дней возвращается 50%, а если вы решите отозвать свое участие менее чем за 10 дней, вся сумма договора остается у исполнителя в качестве оплаты понесенных им расходов. Сроки и пропорции вариативны, но суть одна: досрочное одностороннее расторжение договора – дорогая игрушка.

 

Спору нет, в некоторых случаях потери исполнителя могут оказаться существенными. Недельное запустение рекламных площадей в центре мегаполиса лишает рекламное агентство десятков или даже сотен тысяч рублей. Но всегда ли это так?

 

Суды разошлись во мнениях

 

Вплоть до осени 2010 г. арбитражные суды расходились в оценке того, вправе ли сторона договора на оказание услуг требовать от партнера компенсацию за досрочный односторонний отказ от договора.

 

В определении ВАС РФ от 16.05.2007 № 5444/7, в целом ряде недавних постановлений ФАС Московского и Волго-Вятского округов суды поддерживали инициаторов расторжения договоров. В выплате компенсаций или в денежных санкциях сторонам, с которыми прекращались договоры, было отказано. Выводы судебных органов основывались прежде всего на безусловном праве заказчика на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг. Суды указывали, что односторонний отказ от договора не является правонарушением, поскольку такое право предоставлено ст. 782 ГК РФ. В силу закона единственным последствием отказа, в частности, по инициативе заказчика, является обязанность заказчика оплатить исполнителю фактически понесенные расходы. При таких обстоятельствах пункты договоров, которыми устанавливаются любые иные ограничения и санкции, связанные с расторжением договора, противоречат ст. 782 ГК РФ. Следовательно, на основании ст. 168 ГК РФ данные пункты договоров являются ничтожными и не подлежат применению.

 

В некоторых случаях – в зависимости от сферы деятельности, в которой возник спор, – суды дополнительно основывались на законах, регулирующих соответствующий круг правоотношений. Так, в решении по делу оператора проводного радиовещания, оспаривавшего административный штраф, наложенный управлением Роскомнадзора за нарушение лицензионных требований при отключении радиоточки от сети ПВ, были применены нормы законодательства о связи. Суд указал, что Постановлением Правительства РФ от 06.06.2005 № 353 утверждены Правила оказания услуг связи проводного радиовещания, которые определяют порядок и условия приостановления, изменения и расторжения договора, ответственность сторон. Согласно подпункту "а" пункта 28 Правил абонент вправе расторг-нуть договор в любое время в одностороннем порядке при условии оплаты фактически понесенных оператором связи расходов по оказанию этому абоненту услуг связи проводного радиовещания. Как следует из указанного пункта Правил, для расторжения договора не требуется согласие оператора, поэтому ссылка оператора на необходимость согласования или обращения в суд за расторжением договора в том случае, если согласие оператора отсутствует, не основана на нормах права.

 

Согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ при одностороннем расторжении договора заказчик компенсирует исполнителю фактические расходы. При этом исполнитель должен доказать, что расходы были понесены до отказа от договора и вызваны его исполнением или подготовкой к исполнению. Взимание платы за отключение радиоточки – это, по мнению суда, будущие расходы, которые возникают после одностороннего отказа абонента от услуг проводного радиовещания.

 

Одновременно развивалась противоположная судебная практика, согласно которой санкции за одностороннее расторжение договора или иные ограничения расторжения признавались правомерными. Эта позиция обосновывалась тем, что наложение исполнителем штрафа не нарушает права заказчика на одностороннее расторжение договора, обеспеченного ст. 782 ГК РФ. Иными словами, заплати и уходи. С другой стороны, применение штрафных санкций рассматривалось как соглашение сторон о обеспечении надлежащего исполнения обязательств  по договору. Как отмечали суды, в силу статьи 329 ГК РФ неустойка является не только мерой ответственности, но и способом обеспечения исполнения обязательства. Следовательно, предусмотренная договором возможность применения штрафных санкций в качестве способа обеспечения исполнения обязательства в случае досрочного отказа заказчика от договора не противоречит правовой природе неустойки и является правомерной.

 

Держим курс на «Маяк Ленина»

 

Точка в сложившейся ситуации была поставлена потрясающим по принципиальности и интриге спором СХПК «Маяк Ленина» и адвокатской фирмы.

 

Между адвокатским бюро и кооперативом было подписано соглашение об оказании юридической помощи, согласно которому бюро приняло на себя обязанности по оказанию юридических услуг кооперативу. За выполнение поручения кооператив обязывался уплатить вознаграждение. В случае расторжения договора кооперативом или совершения им действий (бездействия), влекущих за собой невозможность исполнения поручения, он был обязан выплатить исполнителю 200 тыс. руб. штрафа (пункт 5.4 соглашения).

 

В ходе исполнения соглашения, расценив поведение кооператива как влекущее за собой невозможность исполнения договора, адвокатское бюро, ссылаясь на п. 5.4 соглашения, обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании названного штрафа. Спор прошел по всем судебным инстанциям и завершился в Президиуме Высшего арбитражного суда РФ. В постановлении от 07.09.2010 № 2715/10 Президиум ВАС РФ указал, что ст. 782 ГК закрепляет право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых он допускается. Согласно п.1 этой статьи условием отказа заказчика от исполнения обязательств по договору является оплата исполнителю фактически понесенных тем расходов. Из смысла данной нормы следует, что отказ заказчика от исполнения договора возможен в любое время: как до начала исполнения, так и в процессе оказания услуги. Поскольку право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено 782-й статьей, оно не может быть ограничено соглашением сторон.

 

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Следовательно, предусмотренная п. 5.4 соглашения неустойка, ограничивающая право заказчика на расторжение договора, в соответствии со статьей 168 ГК РФ является ничтожной.

 

Президиум ВАС РФ в удовлетворении искового требования адвокатского бюро отказал. Встречное исковое требование кооператива «Маяк Ленина» удовлетворено: признан недействительным (ничтожным) п. 5.4 соглашения от 04.08.2008 об оказании юридической помощи.

 

Важнейший результат рассмотренного спора состоит в том, что содержащееся в постановлении Президиума ВАС РФ толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Таким образом, с принятием постановления от 07.09.2010 № 2715/10 судебная практика обязана стать единообразной. И в этом смысле невозможно переоценить важность этого, казалось бы, банального противостояния заказчика с исполнителем.

 

Теперь главное – не горячиться

 

В ситуации, когда Президиум ВАС РФ «открыл шлюзы» для одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг, важно не потерять голову от открывшихся перспектив.

 

Нельзя забывать, что сформулированное судом правило – общее и оно не распространяется на случаи, когда ограничения на процесс заключения, изменения или расторжения договора установлены нормативными актами. В частности, оператор связи не может свободно и без соблюдения порядка, предусмотренного Федеральным законом «О связи», отказаться от исполнения договора с нерадивым абонентом, поскольку последнего защищают нормы ст. 426 ГК РФ, согласно смыслу которой отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается. Определением Конституционного суда РФ от 06.06.2002 № 115-О описанное выше правило трактуется следующим образом: если договор относится к разряду публичных, то сторона, обязанная заключить такой договор, не имеет права на односторонний отказ от его исполнения.

 

Ознакомившись с такой трактовкой расторжения публичного договора, следует помнить, что все оказываемые пользователям услуги связи подпадают под действие норм ст. 426 ГК РФ – равно как и действия оператора, занимающего существенное положение в сети связи общего пользования по договору присоединения, в его взаимоотношениях с иными операторами связи.

 

Таким образом, выводами, сделанными в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 07.09.2010 № 2715/10, следует пользоваться уверенно и твердо, но четко контролируя область применения соответствующего законодательства.  икс 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!