Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 04 2011
Александр ГОЛЫШКО  05 апреля 2011

Регулирование 2.0. С точки зрения начальника «транспортного цеха»

Инфокоммуникационная инфраструктура в будущем станет основой экономики, но нужно ли пытаться втиснуть в рамки отрасли регулирование каждой из предоставляющихся с ее помощью услуг?

«Безусловно, для NGN потребуются новые инвестиции в создание широкополосных сетей, как базовых, так и доступа. И эти инвестиции надо оправдывать».

 

Н.С. Мардер (из выступления на конференции NGN’2009)

 

Александр ГОЛЫШКО, канд. техн. наук авторНа пути к будущей экономике

 

Начнем с инновационных трендов, на которые будет опираться экономика будущего. Перед телекоммуникационной отраслью встают новые задачи: люди хотят оставаться на связи в любое время и в любом месте и использовать свои персонализированные приложения и устройства. Тотальность, глобальность, вездесущность и доступность – вот наши отраслевые цели. Сети должны больше ориентироваться на потребности конечного пользователя, обеспечивать нужное ему качество и учитывать, что один абонент может иметь несколько различных устройств. Сети должны эффективно соединяться со всеми типами устройств и выдержать цунами трафика.

 

Телекоммуникационные технологии – прорывный потенциал для современной экономики. К примеру, американцы считают, что каждое рабочее место, созданное благодаря ШПД, порождает четыре рабочих места во всей остальной экономике. С другой стороны, новые телекоммуникации подчас забирают больше ресурсов, чем отдают обратно в экономику. Это является одной из причин структурного кризиса, и об этом также следует задуматься связистам.

 

В 2007 г., по оценкам Forrester Re-search, в мире насчитывалось 500 млн устройств, подключенных к Интернету (т.е. по одному устройству на 10 человек). По данным Cisco IBSG, сейчас подключено 35 млрд устройств (т.е. по пять на человека). Сюда входит все, что понимается под М2М и «Интернетом вещей»: от радиочастотных меток для крупного рогатого скота, преступников и грузовых контейнеров до систем управления транспортом или посылками и беспроводных датчиков в сетях Smart Grid, повышающих эффективность распределения электроэнергии. По оценкам Cisco, к 2014 г. в мире будет уже 50 млрд, а к 2020 г. – 1 трлн подключенных к Интернету устройств (или по 140 на каждого жителя планеты), 1 млн приложений и 1 зеттабайт (1021 байт) контента. Серьезную роль в этом должен сыграть мобильный ШПД (mobile broadband, MВВ).

 

Напомним, в прошлый раз была отмечена чрезвычайная важность инфокоммуникационной инфраструктуры для каждой развитой страны. Если мы хотим развивать e-business, e-government, e-education, e-medicine и пр., то это и наш путь тоже. И вроде бы никто не против. Напомним также, что во всех развитых странах сегодня осуществляются при господдержке национальные проекты по созданию такой инфраструктуры, которая дала бы возможность каждому гражданину (и, главное, устройству) получить широкополосный доступ. Причем, согласно «дорожным картам», все более и более скоростной. В России говорится об этом много, но нацпроекта такого нет, и на вопрос «почему?» чиновники отвечают, что, мол, за рубежом не стоит задача подключения всех граждан, а для 60%-ного охвата такую инфраструктуру операторы как-нибудь построят и сами, для отдаленных же районов у нас будет спутниковый ШПД за 300 руб. Однако понятно, что операторы построят только там, где им выгодно, да и спутниковый Интернет обойдется дороже $10. Между тем один серьезный вопрос для спутникового ШПД будущее регулирование должно снять сразу – это необходимость получать разрешение на соответствующий приемопередающий спутниковый терминал, коих на родных просторах появятся многие и многие тысячи (и часть из них не всегда будет находиться в одном и том же месте).

 

Недавно, выступая в Северном Мичиганском университете, президент США Барак Обама представил план по созданию общенациональной системы беспроводного высокоскоростного доступа в Интернет, которая в течение пяти лет охватит 98% населения страны. Подобная система, по мнению Обамы, должна будет способствовать экономическому развитию страны. «Мы не можем ожидать, что завтрашняя экономика будет использовать вчерашнюю инфраструктуру», – сказал он. Президент отметил, что если в прошлом основой экономического роста были железные и автомобильные дороги, то в веке настоящем основой выступит именно веб-инфраструктура. Ранее Обама представил стратегию модернизации этой инфраструктуры стоимостью $18 млрд. Сюда входят $5 млрд на развитие 4G-сетей, которые позволят предоставлять ШПД в сельских районах. Еще около $3 млрд предназначены на исследования и развивающиеся технологии. Эта суммы заложены в бюджет следующего года. Тем же самым заняты сейчас в Китае, Японии, Корее, Западной Европе – просто там меньше пиара. И больше дела.

 

Возвращаясь в Россию, отметим, что и наши операторы в последнее время серьезно занимаются расширением своих магистралей (так, «МегаФон» планирует в 2011 г. довести свою пропускную способность в шести федеральных округах РФ до 500 Гбит/с), но это лишь часть дела. Ведь и наша завтрашняя экономика не может базироваться на вчерашней/позавчерашней инфраструктуре. Так когда же появится наша стратегия инфокоммуникационной модернизации?

 

Регулирование сервисов

 

Разумеется, можно долго говорить о частно-государственном партнерстве, без которого построить, поддерживать и модернизировать национальную инфокоммуникационную инфраструктуру невозможно, о том, что современные операторы превращаются в «битовую трубу», которая требует непрерывных инвестиций, но дает не ту отдачу, которую бы нам всем хотелось, и пр. и пр. Впрочем, если государство хотя бы частично вложится в эту инфраструктуру (скажем, там, где строить ее невыгодно), то грядущие требования платить за доступ к ней будут и логичны, и оправданы. И заодно низкоскоростные каналы можно сделать «социальными» или даже бесплатными в рамках программы электронного государства/правительства (или нацпроекта «ШПД»).

 

Кстати, если превращение фиксированных и мобильных операторов в «битовую трубу» неизбежно, то, быть может, стоит, наконец, отделить «трубу» от сервисов (контента, приложений и пр.) хотя бы в лицензировании? Ведь мы уже отмечали, что именно на этом базируются сети NGN, из которых в перспективе будет состоять инфраструктура и которые мы собираемся регулировать. Следует заметить, что в условиях, когда развитие отрасли быстро движется в направлении All-IP, телеком-регулятор может увидеть лишь две услуги, за которые полностью ответственно отраслевое регулирование, – это присоединение сетей и пропуск трафика. Да, еще он может интересоваться качеством по линии (End-to-End), требуя, чтобы оно соблюдалось в рамках клиентских и межоператорских договоров, и организуя соответствующий мониторинг. Но все это в рамках технологической нейтральности без указания оборудования, поставщиков, каналов, шлюзов и пр. Почему качество?

 

А потому, что вот какая картина получается при всех «криках» о ШПД, MBB, 3G, 4G и т.д., например, в Великобритании. Как выяснилось после исследований компании Acison, до 80% мобильных абонентов Великобритании сталкиваются с коммуникационными проблемами:

 

• скорости меньше объявленных – у 67% опрошенных;

 

• неважное сетевое покрытие – у 49%;

 

• невозможность подключиться – у 45%;

 

• потери соединения – у 40%;

 

• 56% абонентов не знают, законна ли политика обслуживания их провайдера;

 

• 71% не знают о том, что во многих мобильных сетях всего 5% пользователей генерируют свыше 80% широкополосного трафика, способного замедлить доступ и вызвать коммуникационные проблемы у прочих абонентов;

 

• 75% абонентов не против активного распределения пропускной способности каналов между пользователями в целях нивелирования эффекта перегрузки;

 

• 49% готовы даже к небольшим дополнительным расходам, если подобный подход улучшит качество доступа;

 

• 36% британцев используют мобильный ШПД для доступа к веб-видео;

 

• 63% из них сталкиваются с частыми паузами при воспроизведении видео;

 

• 55% сообщили, что эти проблемы носят регулярный характер;

 

• 48% абонентов были бы довольны, если бы их провайдер внедрил технологии оптимизации контента, которые, в частности, автоматически уменьшают размер видеофайлов для сокращения количества пауз.

 

В целом на острове сложилась неудовлетворительная ситуация с предоставлением провайдерами информации о скорости доступа. Часто она формулируется как «до …», и это непрозрачно для абонента. Теперь британский регулятор Ofcom обязывает местных ШПД-операторов информировать абонентов о том, что реальная скорость доступа может быть ниже заявленной максимальной, а также требует сообщать среднюю скорость доступа. Очевидно, справедливо.

 

А что в России? Зайдите в любой офис любого мобильного оператора и вы увидите довольно много людей, которые пришли не покупать услуги, а предъявлять претензии по их оказанию. В самом деле, технически сложные сети стали гигантскими, абонентов многие миллионы, проблем масса: счета, профили, спам, мошенники и собственные «специалисты» и пр. и пр. Порой стоит уехать в другой регион – в телефоне все «квакает» (уплотнили, понимаешь, магистральные каналы сверх меры) и деньги уж очень быстро кончаются, хотя вроде бы операторы давно хвалились, что у них теперь собственные национальные сети и никаких посредников при оказании услуги нет. Дополнительные интеллектуальные услуги вроде заманчивых SMS «Вы выиграли BMW» или «Идут Петька с Васильиванычем и… (далее – 15 руб.)», несомненно, свидетельствуют о высоком интеллекте «мобильных» креативщиков, но публику по большей части интересуют лишь с точки зрения, как это «счастье» отключить. Ну а счета за зарубежный интернет-роуминг – вообще хиты новостных СМИ, будто этот трафик каждый раз ходит через всех операторов мира. И вот уже премьер-министр РФ вынужден лично заниматься этим вопросом.

 

Мудрость Лао Цзы

 

А теперь скажите, вы бы хотели, чтобы мобильные операторы занимались проводкой денег с ваших банковских счетов? Не доверить ли это банковским специалистам, а операторов заставить создавать для банков MVNO? Быть может, это именно тот случай, когда надо не препятствовать, а заставлять (в смысле настоятельно рекомендовать)?

 

Впрочем, доставка контента, доступ к информационным ресурсам, платежи, банкинг и прочий «чегоизволитинг» подпадают под регулирование тех отраслей, к которым они относились изначально, а также под административный и уголовный кодексы. И это логично. Потому что любая хорошо развитая услуга становится технологически незаметной для потребителя, и его взаимоотношения с сервис-провайдером или другими потребителями не должны отличаться от аналогичных взаимоотношений в магазине, на страховом рынке или рынке недвижимости (не все ли равно, как именно вас обманули, ограбили или обхамили). Уже очень давно Лао Цзы высказался почти по этому поводу так: «Когда множатся законы и приказы, тогда растет число воров и разбойников». И пытаясь, скажем, как-то по-особому «разрулить контент» под «инфокоммуникационным соусом», мы получим лишь новые проблемы.

 

Вот, к примеру, недавно генеральная прокуратура штата Техас (а отнюдь не телекоммуникационный регулятор FCC) попросила поисковик Google раскрыть формулу расчета расценок на рекламу. Согласно претензиям к Google, поисковик некорректно рассчитывал минимальную стоимость клика по рекламному объявлению. Кроме того, Google обвиняют в манипуляциях поисковой выдачей, занижении в ней положения страниц конкурентов. Быть может, кто-то считает, что FCC следовало бы предусмотреть в нормативных документах количество кликов на баннеры или привести формулы для поисковых систем? – Тогда предложите им эту инновацию…

 

Возьмем мобильные платежи. Нужно ли перестраивать под них «неродное» нашей отрасли банковское законодательство? «С какой стати? – спросит ЦБ РФ и будет прав. – Получайте лицензию на банковскую деятельность, станьте привлекательными для банков или просто прикупите себе банк с лицензией и развивайтесь на смежном рынке, к которому Минкомсвязи, кстати, не имеет никакого отношения. И если чего-то не хватает в законодательстве – давайте решать это, но как банкиры с банкирами. Тогда вас услышат».

 

Правда, есть услуги, так сказать, глобального характера, которые современные операторы будут обязаны предоставлять всем абонентам и которые должны стать неотъемлемой частью каждого сервиса. Это услуги информационной безопасности (ИБ) для тех сервисов, которые сгенерированы самими операторами (в собственных сетях) или непосредственно их абонентами. Но для этого существует свое законодательство, хотя все равно именно телекоммуникационный регулятор будет вынужден следить за «чистотой рядов», осуществлять санкционированное уполномоченными органами отключение сетевых ресурсов или участвовать в «разборе полетов» о локализации нарушений ИБ со стороны участников рынка. Надо лишь выработать действенный механизм такой локализации.

 

В общем, ответ на вопрос «должен ли наш регулятор по мере появления каждой новой услуги вмешиваться в дела регуляторов на других рынках?», кажется, понятен. И в этом случае с «воза» регулирования падает много постороннего и неактуального для регулирования вездесущего и универсального телекома будущего. Повторим еще раз: слой сервиса находится в другой (хочется сказать – глобальной) плоскости государственного регулирования. Но, что интересно, «порулить» его предоставлением и заодно инвестициями в инфраструктуру можно через технологические особенности отрасли связи.

 

Встречайте network sharing

 

Network sharing – совместное использование сетевых ресурсов – важный аспект экономии (особенно в эпоху NGN), а зачастую и способ кардинального улучшения своих сетевых ресурсов, чему за рубежом есть много примеров. Недавно и у нас было объявлено об альянсе «большой тройки», «Ростелекома» и «Скартела» (Yota) с целью построения совместной инфраструктуры для сети LTE: инфраструктура – общая, сервисы – врозь. Главное отличие зарубежных примеров от отечественного в том, что там это была инициатива снизу, а у нас – сверху. Причем застрельщиком выступил премьер-министр, а не профильный министр – очевидно, такова сложность ситуации.

 

В любом случае законодательное поле теперь должно быть изменено под новые реалии. Для этого необходимо узаконить передачу частотных ресурсов и пр. – в целом это должно оказать благоприятное воздействие на нашу регуляторную систему. Как говорится, давно пора. Еще бы с прокладкой кабелей разобрались на уровне премьер-министра, дабы национальная инфраструктура связи росла быстро и экономично, не наталкиваясь на массу согласований и разрешений.

 

Правда, есть и другой сценарий: если дальнейших оперативных регуляторных движений не будет – все будет «как всегда».

 

Впрочем, мы как-то забыли о производителях, а ведь они за последнее время приготовили вниманию телеком-регулятора много интересного, о чем будет рассказано в следующий раз.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!