Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2011
Евгения ВОЛЫНКИНА  05 мая 2011

Стимуляция прессом

Для того чтобы инновационная экономика стала правдой жизни, нужно… много чего. В том числе и адекватные налоги. Но при нынешнем налоговом законодательстве развитие ИТ-компаний происходит больше «вопреки», чем «благодаря». Налоговое бремя ощутимо тяжелеет.

После передышки 2008–2009 гг., когда ИТ-компании платили единый социальный налог (ЕСН) по льготной ставке 13% фонда заработной платы (ФЗП), наступил 2010 г., и в соответствии с законом «О страховых взносах...» (№ 212-ФЗ от 24.07.2009) в условиях еще не закончившегося кризиса вместо почившего в бозе ЕСН появились выплаты в три внебюджетных страховых фонда (пенсионный, соцстрах и ОМС) во вдвое больших размерах. Но и эти весьма чувствительные для ИТ-компаний 26% обещали быть лишь переходным этапом на пути к усилению налогового пресса до 34% в 2011 г. Для компаний – разработчиков ПО, работающих на экспорт, вопрос дальнейшего легального существования с учетом существенно более низкой налоговой нагрузки их коллег-конкурентов из Индии, Китая и т.д. стал почти риторическим.


Чистые и нечистые

Компании задумались об очередных схемах выживания, но нашлись и те, кто решил убедить государство в недальновидности сдирания семи шкур с ИТ-сектора и добиться налоговых льгот. Как рассказал президент Ассоциации разработчиков ПО «Руссофт» Валентин Макаров на очередном заседании PR-клуба «Руссофт», в этом деле с самой хорошей стороны проявило себя Минкомсвязи, поддержавшее тружеников ИТ-отрасли и немало поспособствовавшее конструктивному диалогу с Минэкономразвития и Минфином, которые поначалу стояли на охране госбюджета насмерть (хотя, скорее всего, потери бюджета вследствие сохранения прежней налоговой ставки для ИТ-компаний составили бы жалкие доли процента от того триллиона, который разворовывают на госзакупках). «Всего лишь» несколько месяцев борьбы – и в октябре 2010 г. был принят еще один закон (№ 272-ФЗ от 16.10.2010) с поправками к вышеупомянутому закону «О страховых взносах...», в результате чего для «российских организаций, осуществляющих разработку и реализацию программ для ЭВМ, баз данных на материальном носителе или в электронном виде по каналам связи независимо от вида договора и (или) оказывающих услуги (выполняющих работы) по разработке, адаптации, модификации программ для ЭВМ, баз данных (программных средств и информационных продуктов вычислительной техники), установке, тестированию и сопровождению программ для ЭВМ, баз данных» страховые взносы снижены до 14% (совсем как в вожделенном «Сколково»), причем за весь 2010 г.

Однако повезло немногим. Законодатели сочли достойными этого благодеяния только компании, у которых имеется государственная аккредитация, число сотрудников не менее 50 и доля дохода от реализации ИТ-продуктов не менее 90%. Остальных отмели по «антикоррупционным» (!?) причинам. Таким образом, практически все начинающие софтверные компании, да и подавляющее большинство «взрослых», по причине своей малочисленности остались за бортом. Коррупции от этого меньше не стало. Ответом возмущенной ИТ-общественности были открытые письма президенту РФ, сбор подписей малых ИТ-компаний, а также хождение руководства АП КИТ, «Руссофта» и «Опоры России» по инстанциям. И вот принят очередной закон (№ 432-ФЗ от 28.12.2010 «О внесении изменений...»), согласно которому размер социальных налогов, взимаемых с малых ИТ-компаний, имеющих долю ИТ-доходов не менее 70%, в 2011–2012 гг. составит 26% ФЗП. Конечно, это лучше, чем 34%, но все-таки не 14%, как для «больших», и к тому же только на два года.


Дьявол в деталях

Крупные ИТ-компании, которым повезло вписаться в 14%, очень рады такому послаблению, поскольку оно позволило им хотя бы частично компенсировать вновь начавшийся после кризиса рост зарплат в ИТ-отрасли. Но, как всегда, дьявол кроется в деталях, и российские налоговики неохотно расстаются со своей «добычей». Реалисты сразу говорили, что доказать право на льготу будет нелегко и, даже сделав это, следует быть готовым к многочисленным проверкам. Так оно и оказалось. Взять хотя бы требование 90%-ной доли профильной ИТ-деятельности, к которой, как оказывается, относятся только передача исключительных и неисключительных прав на использование программных продуктов, работы по модификации ПО и услуги по сопровождению программ. По этому определению даже ИТ-консалтинг попадает в разряд непрофильных работ. В качестве еще одного примера гендиректор компании Digital Design Андрей Федоров приводит ситуацию с курсовой разницей валют: если после подписания акта о выполнении работ клиент оплатил счет через несколько дней и за это время валютный курс изменился, то полученную таким образом выручку налоговики относят к непрофильным доходам, стараясь вытеснить претендента на льготу за 90%-ную черту. Правда, по этому поводу компания Digital Design решительно настроена судиться с ФНС. Обращаться в суд, чтобы доказать свое право на льготу, уже пришлось компании Lanit-Terkom, причем, как оказалось, суд сразу вынес решение в ее пользу, так что управу на мытарей в принципе найти можно. Крупным компаниям, имеющим в штате грамотных юристов, это сделать проще, а малому бизнесу даже за свои 26% наверняка придется побороться.

Еще на одну проблему с упомянутой льготой указывает исполнительный директор компании Artezio Павел Адылин: практически все крупные российские софтверные компании сейчас открывают центры разработки в регионах, однако эти центры являются отдельными юридическими лицами, численность персонала в них поначалу невелика и, следовательно, льготы им не полагаются.


Хорошо, что плохо

Следствием дискриминации малого ИТ-бизнеса стала и нынешняя основная тенденция российского рынка разработки ПО, которую отметили 54% компаний, участвовавших в недавнем ежегодном опросе ассоциации «Руссофт», а именно – консолидация. Крупные компании становятся еще крупнее, и в России уже около полутора десятков компаний – разработчиков ПО, где работают более 1 тыс. человек (чемпионом здесь является ЕРАМ Systems – более 6 тыс. сотрудников). Этот же опрос показал ухудшение оценки участниками рынка работы государства по поддержке софтверного бизнеса. Оценку «плохо» существующей налоговой системе поставили 66% опрошенных против 50% в 2010 г. (очевидно, что голоса обиженных малых компаний перевесили голоса немногочисленного крупняка, получившего льготы). Еще хуже обстоит дело с господдержкой международной маркетинговой деятельности разработчиков ПО: ею недовольны 76% респондентов (62% в 2010 г.), а ведь именно этот единственный вид субсидирования собственного бизнеса официально разрешен странам – членам ВТО. В частности, результат такой поддержки мы можем видеть на любой выставке, где многочисленные стенды китайских компаний образуют целые «чайна-тауны». В итоге, как отметил В. Макаров, российский бизнес, выходя на зарубежные рынки, испытывает двойной гнет: во-первых, рецессия рынка и большая конкуренция со стороны иностранных компаний, поддерживаемых своими государствами, а во-вторых – полное отсутствие поддержки со стороны «родного» государства.


  


Поэтому российские компании вынуждены брать не числом, а уменьем. В этом есть и свои положительные стороны. Быть поставщиком дешевых рабочих рук программистов для выполнения рутинной работы российским компаниям не позволяет наша налоговая система и отсутствие в стране многомиллионных человеческих ресурсов, как в Индии или Китае. Остается ниша гораздо более дорогостоящих высокотехнологичных разработок, требующих достаточно высокой квалификации. можно считать, что, прессуя софт-верный бизнес налогами, наше государство «стимулирует» российских программистов заниматься более сложной и творческой работой. 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: