Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2011
Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ  Лилия ПАВЛОВА  05 мая 2011

Персональные данные Михаила Емельянникова

Говорят, первую половину профессиональной жизни человек работает на свое имя, вторую – имя на человека. В жизни гуру информационной безопасности Михаила ЕМЕЛЬЯННИКОВА наступила эта вторая половина.

Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВМатематик для госсекретов

– Михаил Юрьевич, вопросами информационной безопасности вы занимаетесь 35 лет, из которых больше 20 – по службе в Генштабе Вооруженных Сил СССР/РФ. В семье до вас были военные?

– Оба деда погибли на фронте, отец был офицером-штурманом, но в 1960 г. Никита Сергеич Хрущев попросил его со службы. В биографии везде написано, что я родился в Москве, хотя в 1955 г.  это был город Кунцево Московской области. Когда младшему третьему брату не было четырех лет, а мне не было 16, мама умерла. Отец летал уже на «гражданке», воспитывала нас прабабушка. Тогда, наверное, многое заложилось в судьбе. С детства я знал, что надо подниматься, идти вперед, получать высшее образование. После 8-го класса сдал сложные экзамены в спецшколу, где были только старшие классы с углубленным изучением математики, химии, гуманитарных дисциплин. Я выбрал математику и физику. А дальше была забавная история – из-за близорукости я был признан невоеннообязанным, но оказался в Высшей школе КГБ.

Набор в этот вуз велся своеобразно – по математическим школам ездил кадровик КГБ и отбирал подходящие кандидатуры – по оценкам, анкетам, биографии родителей. Меня отобрали, но конкурс при поступлении все равно был немаленький. Я поступил – и первого августа мне выдали форму. Поначалу думал, что буду заниматься чем-то, связанным с ядерной физикой или космосом. Только на втором курсе я узнал, на какой специальности учусь. До этого нам говорили «вы будете заниматься физикой и математикой» – и все. Учиться было очень тяжело – из 89 принятых на факультет закончили его 56 человек, причем отчисляли даже после 3-го курса. Мы ходили в форме все пять лет, год жили в казарме, у нас были лагерные сборы, нормальный военный вуз.

В 16 лет надел военную форму После окончания технического факультета Высшей школы КГБ СССР (ныне – Институт криптографии, связи и информатики Академии ФСБ) по специальности «прикладная математика» получил распределение в Генштаб, где прослужил 21 год, от лейтенанта до полковника. Уволился в 43 года, самым молодым заместителем начальника управления. В 98-м году просто отказался подписывать контракт – тогда ввели уже контрактную систему. Но школа Генштаба – колоссальная. Это дисциплина, это работа с документами, высокие требования к профессиональным и личным качествам. Занимался информационной безопасностью, в то время это называлось режимом секретности. Там истоки всей нынешней системы информационной безопасности в стране и госрегулирования в этой области. И туда же уходят корни главной ошибки – механического переноса способов работы с государственными секретами на коммерческие.

Программист для коммерсантов

– Увольнение из армии переживали тяжело?

– Я надел военную форму в 16 лет и не снимал ее до 43-х, а теперь нужно было жить другой жизнью. Самыми тяжелыми для меня были 90-е, когда оказалось, что армия – никому не нужный придаток, который «ест народный хлеб», когда дошло до того, что людей в форме начали бить в метро и Минобороны разрешило ездить на работу в гражданской одежде. СМИ активно формировали это отношение в обществе к «федералам», и самое главное – к армии так же начали относиться властные структуры. Деньги платить перестали, но и на подработку закрыли глаза – и люди из моего отдела пошли ночными сторожами, охраняли гаражи, офисы... Я для себя решил, что из принципа никогда этим заниматься не буду. Писал базы данных для коммерсантов, заработавших на «челночном» бизнесе, на перегонке автомобилей, – у них появились склады, им требовался учет, статистика, они начали делать что-то похожее на цивилизованный бизнес. Потом заинтересовался темой информационной безопасности в бизнесе – прочел первую переведенную книгу американского автора о том, что называется коммерческой тайной, про безопасность Интернета, который тогда только-только появлялся. Понял, что, имея хорошую базовую подготовку высшей школы, прослужив в Генштабе и умея писать законы, могу найти себе применение на «гражданке» – и уволился. Впрочем, уволился я неудачно: был август 98-го… Все, кто звал меня на работу, вежливо отказали. И еще год я работал с тем же мелким бизнесом. А в 99-м меня пригласили в «Связьинвест» руководить направлением защиты информации.

Защитник коммерческой тайны

– В «Связьинвесте» вы проработали до 2006 г. Чем запомнился этот период?

– Первым делом я написал концепцию информационной безопасности, шесть страниц внятного текста, на который действительно можно опираться при создании системы ИБ в холдинге и дочерних компаниях. В 2001 г. мы провели первое совещание по вопросам безопасности холдинга с руководителями служб безопасности всех зависимых обществ (тогда их было 89), выработали единые подходы к обеспечению ИБ, работали с юристами, написали нормативные документы. Сейчас эта система четко выполняет свои задачи на самом современном уровне. Работая в «Связьинвесте», я входил в управляющие комитеты программ создания единых ERP и биллинговой системы холдинга. Это колоссальные проекты, с точки зрения технической реализации – очень успешные. Другое дело, что внедрение ERP такого масштаба требует изменения бизнес-процессов у операторов, к чему не были готовы дочерние компании холдинга. А в 2006 г. произошла смена руководства управляющей компании – естественно, команда поменялась. И я оказался «по ту сторону» рынка – с марта 2007 г. по февраль 2011 г. работал в НИП «Информзащита».

Люблю смотреть на мир через объектив – Сейчас вас хорошо знают как автора и тренера учебных курсов по коммерческой тайне и персональным данным, первых по этой тематике в стране. С уходом в «свободное плавание» преподавательскую деятельность не оставите? И вообще, какие планы, если не секрет?

– Преподавать продолжу, к двум известным курсам в нашем учебном центре прибавился новый курс, ориентированный на кадровые службы. Что касается других планов, то я вижу хорошие перспективы для консалтинга. Как я себе представляю, это должна быть маленькая компания, которая не будет заниматься проектированием защищенных информационных систем, внедрением средств защиты информации и т.п., а будет заточена под бизнес-проблемы и бизнес-риски, связанные с информационной сферой. Еще одна интересная тема для консалтинга – исследование самого рынка и его взаимодействия с системными интеграторами, регуляторами, его структурирование, оценка, прогнозы. Таких глубоких исследований пока никто не проводил.

Э  к  с  п  р  е  с  с  -  а  н  а  л  и  т  и  к  а

– По образованию вы математик. А «по жизни»?

– Математикой давно не занимаюсь, но склад ума, безусловно, зависит от базового образования. Я не бизнесмен и не продавец – это однозначно. Не потому, что не получается, просто неинтересно. Еще я не люблю делать рутинную работу. Когда умерла мама, работал на конвейере на заводе «Рубин» – собирал телевизоры. Мне не было 16 лет, работал по 4 часа в день – и для меня это была каторга.

Считаю себя аналитиком – могу быстро разобраться в сложной незнакомой проблеме, разложить ее «по полочкам» и рассказать, что надо сделать, чтобы ее решить. Это мне интересно.

– Что, по-вашему, нужно человеку для счастья?

– Очень важно не конфликтовать с собой. Если человек умеет найти состояние относительного покоя, гармонии с собой и окружающим миром – он не будет терзать окружающих. Самодостаточность и непротиворечие с собой – это главное, потому что и болезни и конфликты начинаются всегда внутри человека. Я считаю, что живу счастливо потому, что у меня нет конфликтов. Конфликт – не способ решения жизненных проблем. Хотя в жизни были достаточно серьезные столкновения, либо по молодости, либо потому, что у другой стороны не было понимания, что конфликта можно избежать.

– Вы любите путешествовать. Есть любимые места на планете?

– Мир большой, поэтому второй раз стараемся не приезжать никуда. Но появились несколько мест, куда мы с супругой возвращаемся каждый год. Зимой это местечко в Норвегии, где мы катаемся на лыжах; летом это Болгария и Бельгия. Еще могу часами гулять по улицам Лондона. Очень люблю фотографировать, делать фильмы – каждая поездка заканчивается DVD-фильмом с музыкой, титрами, монтажом. Показываем друзьям, детям. Есть много интересных фотографий и, возможно, когда-то получится привести их в тот вид, который будет интересен другим.

– Как себя представляете лет через 20?

– Наверное, это жизнь в комфортных условиях, желательно рядом с морем, и обязательно – работа головой. Книги, статьи, преподавание – что-то, что заставляет работать мозгами. Я ничего не понимаю в медицине, но, по моему глубокому убеждению, человек разрушается, когда перестает думать.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: