Rambler's Top100
Статьи ИКС № 06 2011
Наталия КИЙ  14 июня 2011

Кого ждет реформа?

Администрация связи намечает принципиальные преобразования в нескольких направлениях. Об этом было заявлено на майской расширенной коллегии Минкомсвязи России. Объекты изменений – надзор, сертификация, универсальная услуга, статистика.

Надзор дистанцируется

Механизм надзора в сфере связи нуждается в реформе. Об этом заявил руководитель Роскомнадзора Сергей Ситников. По его мнению, настало время решительных шагов по изменению системы надзора. Аргументы следующие: с 2007 г. количество функций Роскомнадзора выросло с 16 до 35; за пять лет количество объектов надзора – лицензиатов в сфере связи – увеличилось в два раза; пропорционально возросла нагрузка на сотрудников службы, выйдя за разумные пределы, а надзор в целом «слишком заорганизован».

В целях переформатирования надзорной деятельности С. Ситников предложил в течение 2012–2013 гг. провести практический эксперимент в сфере связи на территории трех-четырех регионов. В рамках эксперимента предполагается ввести предлицензионный контроль, прежде всего для участников рынка, работающих с использованием радиочастотного спектра.

Надзорный орган также намерен отказаться от плановых выездных проверок (коих в 2010 г. было проведено практически столько же, сколько внеплановых – соответственно 5761 и 5085) в пользу внеплановых дистанционных мероприятий. По данным Роскомназора, большая часть (64%) из 22 тыс. мероприятий надзора в прошлом году была проведена дистанционно. На эффективности дистанционного метода проверок С. Ситников настаивает, подтверждая свою позицию примером из жизни. За последние месяцы ульяновская прокуратура не согласовала ни одну из плановых проверок местного территориального управления Роскомнадзора, которое вынуждено было провести 27 дистанционных мероприятий. В итоге предписаний на исправление недочетов в работе ульяновские операторы в I квартале этого года получили в три раза больше, чем обычно.

Еще одно предстоящее нововведение – «оборотный» штраф при серьезном ущербе, нанесенном поставщиком услуг гражданам и государству. Обоснование такое: сегодня компании проще и выгоднее заплатить штраф, чем жить и работать по закону. Например, максимальный штраф за эксплуатацию базовой станции без разрешения – 20 тыс. рублей, а операторская прибыль в разы больше. Выбор игрока рынка, по мнению главы Роскомнадзора, очевиден. «Оборотные» же штрафы сделают нарушения невыгодными.

Тем не менее, по прогнозу С. Ситникова, в результате реформы надзора снизится административная нагрузка на добросовестных участников рынка, с одной стороны, на государственных инспекторов – с другой; сократятся бюджетные затраты, которые оцениваются как «излишне обременительные для государства», и повысится действенность точечного контроля.

Качество подтверждается

Поскольку на флаг ведомства поднимается цифровой контент и сервис-ориентированные услуги, то в силу неопределенности этих объектов (жаль, не вошедших в число 43 терминов «прорывного» глоссария ведомства и не получивших однозначного толкования) встает вопрос обозначения их параметров и обеспечения их качества для конечного потребителя. «Обязательные требования, сформированные в системе технического регулирования и в системе обеспечения целостности, устойчивости функционирования и безопасности средств связи, не охватывают такую область, как качество», – считает руководитель Россвязи Валерий Бугаенко. По его мнению, оптимальным решением вопроса качества сервис-ориентированных услуг может стать система добровольного подтверждения соответствия, которую агентство планирует сформировать до конца года: такая модель «отражает систему гарантий качества в отличие от обязательной сертификации, оперирующей понятиями системы ответственности».

Скажем прямо, Россвязи есть на что опереться: опыт работы с качеством услуг в отрасли почти десятилетний. Как известно, впервые вопрос о повышении качества услуг и их сертификации был поднят еще в 1992 г., в приказе Минсвязи. Собственно Положение о системе добровольной сертификации услуг связи и систем качества «Связь-Качество» было принято в 2002 г. Тогда же были обозначены цели сертификации услуг и систем качества организаций связи: подтверждение соответствия показателей качества услуг установленным требованиям; создание у потребителей услуг уверенности в возможности организаций связи обеспечивать стабильность технических параметров средств и услуг связи; стимулирование операторов к повышению качества предоставляемых услуг. Функционируют и органы системы добровольной сертификации услуг связи.

Возможно, будут скорректированы терминология и цели, вследствие изменений бизнес-моделей на рынке система подтверждения получит новых клиентов – за счет поставщиков услуг, которые уже пришли и еще придут на операторскую территорию.

Универсальная услуга ожидает определенности

Ведомство взялось за концепцию развития информационно-телекоммуникационной инфраструктуры и технологий в РФ в краткосрочной (2012–2013 гг.), среднесрочной (2015–2016 гг.) и долгосрочной перспективе (до 2020 г.). Дело нужное – ведь без концепции живем. К слову, ее предвестником стал глоссарий, представленный аудитории коллегии Минкомсвязи и наконец-то – не поверите – определивший ИКТ, электросвязь, информационную систему, NGN (спустя несколько лет после определения, данного Международным союзом электросвязи), грид, Интернет, суперкомпьютер, широкополосный доступ...

Не будем занимать себя мыслями о том, каким профессионалам нужны такие 43 термина и определения (не хвастовства ради скажу, что в сводном глоссарии на портале IKSMEDIA.RU около 20 тыс. терминов из сферы ИКТ и их толкований). Сейчас важнее, что, по заявлению руководителей ведомства, и «в долгосрочной перспективе приоритетным способом обеспечения услугами связи в сельской глубинке» останутся универсальные услуги. Ведь, как справедливо попенял сотовым операторам В. Бугаенко, точки приложения их усилий – города и поселки с более чем 10 тыс. жителей, а это менее 1% населенных пунктов России. «Если зарубежные операторы начинают внедрение LTE с сельских населенных пунктов, где еще нет широкополосного доступа, то мы начинаем с крупных городов, где инфраструктура доступа уже развита», – замечание более чем справедливое.

А значит, универсальная услуга – это надолго, и развитие социального ШПД останется за государством. Решение, по какому пути идти, еще не принято. С одной стороны, горячим летом 2010-го универсальные таксофоны свой долг выполнили: подавляющее количество экстренных вызовов пришлось на них. С другой, общий трафик с пунктов коллективного доступа продолжает год от года снижаться – 6600 Гбайт в 2010 г. против 8172 в 2009 г. С третьей, как процитировал глава ведомства, «за время пути собачка могла подрасти», и на смену универсальным таксофонам приходят инфоматы. Что делать с этим масштабным инфраструктурным проектом, решают уже года три. На 2011 г. рост числа красно-синих таксофонов (148 302 шт.) и ПКД (20 847 шт.) Россвязью не запланирован.

Ясно, что механизму универсальной услуги требуется реформа. Известно, что она коснется содержания универсальной услуги, мест размещения терминального оборудования и требований к нему, а также процедуры выбора операторов универсального обслуживания, управления услугами, ценообразования в сфере доступа в Интернет.

«Сколько надо – столько и будет»

Проблемы в отраслевой статистике, похоже, встали перед ведомством в полный рост на подступах к концепции развития инфокоммуникационной инфраструктуры и технологий. «Требуется качественное изменение содержания показателей развития сетей связи. Не случайно операторы связи, привлеченные агентством к стратегическому планированию, не смогли оценить развитие своих сетей после 2016 г. в плотности телефонов и количестве цифровых каналов связи. Новые технологии отвечают на этот вопрос просто: ”сколько надо – столько и будет”», – считает руководитель Россвязи.

Проблемы со статистикой мы ощутили уже года три назад, когда в докладах на итоговых коллегиях и в сопутствующих им материалах становилось все меньше статистических данных, структурного анализа, экономических показателей развития отрасли, ее эффективности, производительности, инвестиций. Однажды обжегшись на предсказании цифр по развитию ИТ, ведомство вовсе отказалось от по крайней мере публичных прогнозов отраслевых показателей не то что на долгосрочную перспективу – даже на текущий год (на майской пресс-конференции глава министерства не стал отвечать на вопрос журналиста о прогностических цифрах на 2011 г. – «чтобы не перепутать», отослав его к материалам коллегии, где таких данных практически нет). Расширенные коллегии, сдвинувшиеся на пару месяцев, логично потеряли функцию итогов и задач, усилив тренд ежегодной презентации отрасли.

Сегодня декларируется необходимость обновления показателей статистики, которые, по словам В. Бугаенко, «должны отражать количество и объем базовых и дополнительных сервисов... Показатели должны учитывать и влияние развития инфраструктуры ИКТ на развитие других отраслей».

Вряд ли кто будет спорить с такими очевидными положениями. И если в случае с надзором и универсальным обслуживанием реформа – это шаг вперед, то статистика, достойная отрасли, потребует по крайней мере возращения к прежним рубежам.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: