Rambler's Top100
Статьи ИКС № 06 2011
Александр ГОЛЫШКО  14 июня 2011

Регулирование 2.0. С точки зрения сетевой нейтральности

В последние годы в телекоммуникационной отрасли, особенно в США – на родине Интернета, идут споры по поводу концепции сетевой нейтральности. Ее защитники и противники находят все новые аргументы за и против, и эта проблема будет касаться всех стран и всех сетей.

«Конкуренция, ценообразование, надежность и безопасность – это наиважнейшие проблемы, лежащие «поперек» пути»

Н.С. Мардер (из выступления на конференции NGN’2009)

Александр ГОЛЫШКО, канд. техн. наукСогласно концепции нейтральности Сети, весь интернет-контент должен рассматриваться поставщиками каналов широкополосного доступа одинаково, без какой бы то ни было дискриминации. Защитники этой концепции считают, что крупные телекоммуникационные компании пытаются незаконно получить прибыль от своих инвестиций. Они, мол, хотят быть интернет-привратниками, которые сами решают, какие веб-сайты работают быстро, какие – медленно, а какие не будут загружаться совсем.

Противники сетевой нейтральности утверждают, что она не является необходимой и даже контрпродуктивна, поскольку всеобъемлющее и твердое законодательство о сетевом нейтралитете может привести к проблемам общественной и национальной безопасности; затруднить обеспечение защиты от вторжения в личную жизнь граждан; нарушить качество и ответные реакции Интернета; ограничить выбор потребителей; воспрепятствовать инвестициям в широкополосные сети.

Что же в итоге?

Скромное обаяние сетевых технологий

Да простят нас приверженцы технологической нейтральности, но для осознания регуляторных функций иногда приходится вникать в технологии. Современный набор сетевого оборудования связи у основных мировых поставщиков включает в себя так называемую интеллектуальную трубу (smart pipe), одной из базовых технологий которой является механизм углубленной инспекции пакетов данных (Deep Packet Inspection, DPI). С помощью этой относительно небольшой и, кстати, недорогой штуки оператор может не только определять вид трафика, проходящего через его сеть, но и гибко управлять им, меняя приоритеты обслуживания или полосу пропускания.

Еще раз напомним, что сегодня отрасль связи стоит на пороге мобильной интернет-революции, которая произойдет благодаря стремительному распространению IP-приложений, установленных на новых, интуитивно понятных пользовательских устройствах и сгенерированных в сервисных «облаках» вне зависимости от сетевой принадлежности. Однако, вникнув в сопутствующий отрасли информационный фон, можно сделать вывод, что и отраслевая терминология, и перспективные планы отрасли остаются в плену традиционных технологий, к примеру, радиодоступа в лице LTE (вот, мол, оно придет – и тогда «все будет». Кто помнит, так же говорили недавно про UMTS).

Но чтобы удовлетворить рыночный спрос на мобильный Интернет, необходимо учитывать лексикон, образ мыслей и поступки гораздо более широких кругов интернет-сообщества. Хотя бы тех, которые хорошо представляют себе, что такое «Интернет вещей». Поэтому, как считают специалисты, настала пора отделить радио от сетевых технологий и не фетишизировать мобильную связь в ущерб фиксированной. Даже если отвлечься от известной глобальной проблемы радиочастотного дефицита, следует понимать, что радиотехнологии не в состоянии поддерживать хостинг онлайнового магазина приложений, видеоконференции, электронную почту и высококачественную рекламу. Они также не поддерживают дифференцированные тарифные планы и оплату пользования чем-либо. Технологии радиодоступа не способны агрегировать интернет-трафик и не могут менять маршруты, дифференцировать и разделять потоки трафика, направляя их по разным сетевым каналам.

Зато у поставщиков оборудования (Alcatel-Lucent, Cisco, Ericsson, Huawei, Motorola…) появились решения, серьезно облегчающие жизнь всем внедряющим радиотехнологии. Эти решения поддерживают плавную модернизацию сетей от UMTS, HSPA, WiMAX до LTE и WiMAX 2.0 и одновременно позволяют операторам лучше контролировать, модернизировать и окупать быстро растущие объемы мобильного трафика, связанного с передачей видео и данных. Таким образом, транспортные IP-сети (в широком смысле) становятся солидной основой прибыльных операций в мобильном Интернете. Они способны в динамическом режиме менять маршруты трафика, оптимизировать рабочую нагрузку, мгновенно подключать новые радиоресурсы, дифференцировать гарантии качества услуг и непосредственно манипулировать оказанием услуг в зависимости от тарифов, состояния счета клиента и загрузки сети. Вот почему транспортные сети, составляющие основу национальной инфокоммуникационной инфраструктуры, заслуживают не меньшего внимания, чем традиционные радиотехнологии (которые, добавим, без соответствующего транспорта на массовом рынке – ничто). И одним из важных механизмов для работы с сервисами на транспортных сетях является smart pipe. Вопреки сложившимся представлениям, можно добиться более высококачественных услуг, если построить транспортные сети, базирующиеся на интернет- и интранет-моделях. Многие операторы сегодня стараются поступать именно так.

Механизм DPI не только обеспечивает работоспособность сети, спасая от перегрузок, но и поможет «договориться» с поставщиками контента и различных сервисов на предмет оплаты доступа к конкретным абонентам (а именно этот доступ и станет основной «валютой» инфокоммуникационного рынка). Таким образом, плату и с абонентов, и с источников сервисов за право пройтись по инфокоммуникационной магистрали смогут взимать и операторы, и государство (если оно также «вложится» в эту инфраструктуру).

Так ли хороша сетевая нейтральность, как ее малюют?

С большой вероятностью подход, опирающийся на DPI, многим не понравится: «халява» всегда превосходит любые другие тарифные предложения. Поэтому над многочисленными полками контент-провайдеров неизбежно будет поднято знамя сетевой нейтральности.

Разумеется, сторонники нейтральности сетей на самом деле скрывают за ней свои частные интересы. Однако для регулятора главное – это способность вопроса о нейтральности сетей лишить стимула инвестиции в развитие сетевой инфраструктуры. Ведь, будучи оператором, вы не можете, к примеру, применить нейтральность сети к HD IPTV. Допустим, вы вкладываете деньги, чтобы вывести на рынок конкурентоспособное ТВ-обслуживание. И если вы заявите, что нейтралитет будет касаться этого обслуживания (т.е. кто угодно помимо вас будет использовать эти каналы для передачи видео), то не найдете никакой жизнеспособной бизнес-модели, которая гарантировала бы вашим абонентам необходимые 25 Мбит/с. Сетевой нейтралитет, добавим, вредит и качеству предоставляемых услуг, поскольку подобен оживленному перекрестку без светофора. Быть может, регулятор с полосатым жезлом в подобной ситуации запретил бы качество, если бы не знал, как облегчает жизнь правильная организация дорожного движения. Заметим также, сами приверженцы сетевой нейтральности признают, что никто не станет строить сети, если их ресурс нужно будет отдавать «дяде». Но они и не строят.

А тем временем оператор должен поддерживать и постоянно модернизировать под растущий трафик инфраструктуру связи, подходящую к его абонентам. И вполне логично, что обеспечение доступа к ним (наряду с предоставлением им ШПД) постепенно станет одной из основных услуг связи и будет стоить денег. Причем вряд ли платить будут контент-провайдеры – чаще это придется делать пользователю. Но инвестировать в сети кому-нибудь кроме операторов точно придется.

Только отсутствие сетевой нейтральности позволяет оператору гарантировать QoS для «своих» сервисов на своей сети и доход от доставки своим абонентам «чужих» сервисов. Поэтому взвешенное отношение к сетевой нейтральности со стороны регулятора – последняя надежда операторов на получение каких-либо дивидендов от сетевых сервисов. Именно дозированная «нейтральность» может уберечь их от превращения в «битовую трубу». В настоящее время в условиях глобализации, подстегиваемой Интернетом, при действующих правовых нормах российского рынка связи в самом выигрышном положении находятся нерезиденты, которые действуют без учета российских реалий. Российским же компаниям, ограниченным нормативной и законодательной базой, вводить новые услуги на стыке теле- и инфокоммуникаций сложно и не всегда возможно. С внедрением smart pipe шансы на рыночный успех для всех поставщиков сервисов можно выровнять.

Чуть более года назад журнал Heavy Reading опубликовал результаты исследования, согласно которому более 70% опрошенных считают полезным разделение транспортных и радиотехнологий и пытаются осуществить это на практике. Появились наглядные доказательства того, что у операторов, разделивших радио- и транспортные технологии и отразивших этот подход в процессах приобретения, развертывания и эксплуатации сетей радиодоступа (RAN), доходы и уровень удовлетворенности абонентов выше, а совокупная стоимость владения ниже, чем у тех, кто настаивает на традиционном подходе. Крупнейшие поставщики традиционных мобильных радиорешений и мощные интернет-компании из Кремниевой долины могут дать операторам пищу для разработки стратегии отхода от транспортных традиций и разделения процессов развертывания радио- и транспортных сетей, чтобы получать лучшие решения из обоих миров.

Таким образом, строительство «интеллектуальной» транспортной сети для мобильного Интернета – это грамотное вложение средств в основы будущего прибыльного бизнеса, это эффективное средство для сетевого мониторинга и обеспечения надежности при перегрузках и это своеобразный регуляторный инструмент, которого до недавнего времени попросту не было на рынке связи. Поскольку же развитие мобильного Интернета напрямую связано с повсеместным доступом к IP-приложениям и устройствам, транспортные IP-сети уже сегодня показывают гораздо более высокую экономичность по сравнению с традиционными сетями TDM. Чем больше будут объемы мобильного интернет-трафика, тем эти преимущества ощутимее. Вот это и надо стимулировать регулятору.

Что делать

Но ведь дай операторам волю – они весь «чужой» трафик оттеснят в сторону, уберут конкуренцию, подгребут все доходы и, будучи по своей природе эгоцентристами, «свернут» IP-пространство. Правда, при этом они могут потерять значительную часть клиентской базы, и это, пожалуй, единственное, что их пока останавливает. С другой стороны, полный запрет на ограничение трафика будет ухудшать QoS для всех абонентов, «убивать» инвестиционную привлекательность и может даже полностью остановить сеть связи.

Так что же посоветовать регулятору в этой непростой обстановке? Теперь это уже не «бином Ньютона», посему:

• следует ввести в нормативную базу понятие механизма DPI в качестве кнута и легитимизировать ограниченную сетевую нейтральность в качестве пряника;

• необходимо разрешить операторам ограничивать сторонний трафик, но не ниже, чем до 20% общей пропускной способности каналов связи. Это оставляет надежду «независимым» контент-провайдерам с «легким» трафиком, тогда как обладателям «тяжелого» придется-таки договариваться с сетевиками о совместном расширении полосы пропускания или даже строить свои сети;

• операторы, не обладающие прозрачным механизмом мониторинга и приоритизации трафика, не должны иметь права на какие-либо его ограничения, т.е. для них вводится полный сетевой нейтралитет до тех пор, пока не обзаведутся указанным механизмом;

• в результате данного регуляторного компромисса низкоскоростные сервисы (планка может быть установлена, скажем, на 128 кбит/с), о которых говорил в прошлый раз Тим Бернес-Ли, все-таки могут получить определенный «нейтралитет» и стать соцпакетом;

• указанный сетевой мониторинг должен быть прозрачным для регулятора (надзорных органов) и может быть с успехом использован не только для контроля качества предоставления услуг, но и для создания центров мониторинга соответствующей инфраструктуры России в целях обеспечения ее целостности, защищенности и работоспособности (ну а за обман регулятор обязательно придумает наказание);

• предоставление тех услуг, которые невозможно проконтролировать, должно быть прекращено (к такому выводу пришел, в частности, индийский регулятор TRAI во время обсуждения ситуации, сложившейся с мониторингом Blackberry-сервисов). Именно так можно интегрировать обеспечение информационной безопасности в телеком-сервисы в национальном масштабе (тут заодно получается и механизм отключения ресурсов и сервисов);

• вот, собственно, и все, если не считать СОРМ, которому также пригодится DPI.

Возможно, в зависимости от ситуации на рынке регулятор изменит соотношение 20:80. К примеру, если некоторые операторы окажутся неспособными далее самостоятельно развивать сервисы (такая тенденция имеется). И если компания Apple, не будучи оператором, но обладая всего двумя терминальными устройствами iPhone и iPad, захватила огромный рынок, то, быть может, «битовая труба» – это и есть их настоящее призвание? Пусть ею и остаются (а DPI установят, конечно).

Стоит только регулятору об этом заявить, и мы сами не заметим, как простимулируем операторов развивать дополнительные услуги. С партнерами и конкурентами, с Apple и Skype, хоть с самим дьяволом, лишь бы сохранить показатели доходности. А тут, глядишь, и государство с гражданами что-нибудь получат.

Впрочем, в Интернете не поставишь DPI, а всякую цензуру, как известно, Интернет воспринимает как повреждение на линии и ищет обходные маршруты. О том, как могут складываться взаимоотношения Telecom 2.0 и Интернета, – в следующий раз.  икс

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: