Rambler's Top100
Статьи ИКС № 10 2011
Евгения ВОЛЫНКИНА  10 октября 2011

Чем будем мерить свое информационное общество?

В недавно выпущенном докладе МСЭ «Измерение информационного общества» за 2011 г. представлен рейтинг 152 стран мира по индексу развития ИКТ. Место России в этом рейтинге – один из целевых индикаторов нашей госпрограммы «Информационное общество (2011–2020 гг.)», поэтому хотелось бы разобраться с методикой расчета индекса, а значит, и с реалистичностью заявленных в госпрограмме целей.

Напомним, что в соответствии с государственной программой «Информационное общество (2011–2020 гг.)» (№1815-р от 20.10.2010 г.) по индексу развития информационно-коммуникационных технологий (ICT Development Index, IDI) в 2011 г. Россия должна занимать в мировом рейтинге место не ниже 50-го, в 2013 г. – не ниже 45-го, в 2014 г. – не ниже 43-го, а в 2020 г. – не ниже 10-го. Причем как минимум на 10-е место мы – в соответствии со Стратегией развития информационного общества в РФ, утвержденной Президентом РФ 07.02.2008 г. (№ Пр-212), – должны выйти уже в 2015 г.

Из фигурирующих в программе индексов (готовности к сетевому обществу NRI и к электронному правительству – eGov) индекс IDI, пожалуй, самый объективный, потому что в нем не используется никаких экспертных оценок (к примеру, уровней конкуренции на телекоммуникационных рынках, административных барьеров, независимости судебной системы, борьбы с коррупцией, свободы прессы и т.д.), он строится на основе данных, предоставляемых на добровольной основе администрациями связи и статистическими ведомствами стран в ответ на ежегодно рассылаемый МСЭ список вопросов. Если же национальные ведомства не предоставляют запрашиваемой информации, МСЭ или берет данные из открытых интернет-источников, или оставляет в индексе прошлогодние показатели страны.

О том, что сроки «попадания в десятку» (а также в двадцатку по рейтингам NRI и eGov), мягко говоря, нереальны, говорилось еще летом этого года на VIII Тверском социально-экономическом форуме «Информационное общество» (см. «ИКС» №9’2011, с. 17). Теперь посмотрим, решаема ли эта задача в принципе (безотносительно сроков) при условии, что в рейтинге IDI за 2010 г. Россия заняла 47-е место, а в 2008 г. была 49-й.

IDI-подробности

Индекс развития ИКТ (IDI) был разработан МСЭ в 2007 г., первый доклад с его расчетами и рейтингом стран был опубликован в 2009 г. на основе данных за 2008 г., т.е. нынешняя его версия – третья по счету. Индекс IDI рассчитывается на основе трех подындексов, определяющих уровень доступа к ИКТ, уровень использования ИКТ и навыки пользования ИКТ жителями той или иной страны. Причем подындексы учитываются в IDI с разным весом (вклады доступа к ИКТ и использования ИКТ составляют по 40% каждый, а 20% приходится на навыки пользования). Для расчета этих подындексов используется в общей сложности 11 показателей, у каждого из которых тоже есть свой вес. Вообще-то, статистических показателей, описывающих «отношения» населения и государства с ИКТ, гораздо больше, но на специальных конференциях по индексам, в которых принимают участие администрации связи разных стран – членов МСЭ, выбираются именно 11 показателей, причем за последние два года их набор не менялся.

Итак, в подындекс доступа к ИКТ, который описывает уровень развития ИКТ-инфраструктуры в стране, вносят вклад пять показателей (каждый с весом 20%):

  • количество линий фиксированной телефонной связи на 100 жителей;
  • количество контрактов на мобильную телефонную связь на 100 жителей;
  • пропускная способность международных интернет-каналов в расчете на одного пользователя (бит/с);
  • процент домохозяйств, имеющих компьютер;
  • процент домохозяйств, имеющих доступ в Интернет.

Подындекс использования ИКТ рассчитывается исходя из трех показателей (весом по 33% каждый):

  • доля пользователей Интернета в населении страны;
  • количество пользователей фиксированного проводного ШПД на 100 жителей (ШПД по определению МСЭ – это доступ со скоростью не ниже 256 Кбит/с);
  • количество контрактов на услуги мобильного ШПД на 100 жителей.

За навыки работы с ИКТ отвечают тоже три показателя (с тем же весом 33%): коэффициент грамотности взрослого населения; процент людей, имеющих среднее образование, и процент людей с высшим образованием.

Сразу отметим, что показатели этого подындекса отражают лишь общее образование, а каковы в реальности уровни знаний и навыков в области ИКТ у выпускников средних школ и вузов той или иной страны, остается за скобками. Но поскольку вес этого подындекса лишь 20%, будем считать, что он несильно «искажает» результирующее значение индекса IDI.

С кем тягаться будем

Теперь посмотрим, кто занимает первые 10 мест в последней версии рейтинга IDI (за 2010 г.): надо же знать, кого нам в соответствии с госпрограммой придется потеснить на этом ИКТ-Олимпе в очень недалеком будущем (в скобках – места стран в рейтинге IDI за 2008 г.):

1. Южная Корея (1)

2. Швеция (2)

3. Исландия (7)

4. Дания (3)

5. Финляндия (12)

6. Гонконг (6)

7. Люксембург (4)

8. Швейцария (9)

9. Нидерланды (5)

10. Великобритания (10)

Причем за последние два года изменения в составе Тор10 IDI были минимальными: в 2010 г. в десятку вошла Финляндия, которая в 2008 г. занимала 12-е место, и с 9-го места на 11-е переместилась Норвегия. Отметим, что за бортом Тор10 пребывают такие развитые страны как Япония, Германия, США, Франция и Канада (места соответственно 13, 15, 17, 18 и 26).

По каким показателям мы можем обогнать хоть кого-нибудь из лидеров? По количеству действующих SIM-карт на душу населения мы обошли очень многие страны мира (в среднем у каждого жителя России есть полторы SIM-карты, а в Москве и С.-Петербурге – даже две). Но этого мало. Инвестиции в ИКТ-инфраструктуру у нас сделаны уже немалые, и ее финансирование продолжается, но почти все страны, фигурирующие в Тор10, отличаются компактностью (или даже миниатюрностью, как Гонконг и Люксембург) и высокой плотностью населения (в Гонконге – примерно 6400 чел./кв. км, в Южной Корее – 490, в Нидерландах – 395), а значит, могут относительно недорого обеспечить практически всех своих жителей и фиксированной телефонной связью, и высокоскоростным проводным интернет-доступом, и мобильным ШПД, который при всей своей беспроводности требует развитой кабельной инфраструктуры. У нас же есть огромные регионы, к жителям которых широкополосный Интернет можно «дотянуть» только через спутник, и чтобы добиться увеличения проникновения того же проводного ШПД, например, на 1%, нам придется потратить во много раз больше средств, чем небольшим густонаселенным странам. Кроме того, стоимость интернет-доступа для потребителей зависит от его себестоимости для операторов, а цена определяет и «процент домохозяйств, имеющих доступ в Интернет».

В общем, по многим показателям подындексов доступа и использования ИКТ мы со своей огромной территорией и низкой плотностью населения (8,4 чел./кв. км) заведомо в проигрыше. Из приведенной выше десятки лидеров IDI меньшую, чем Россия, плотность населения имеет лишь Исландия (3 чел./кв. км), но более 60% из 320 тыс. (!) жителей этой страны компактно проживают в Рейкьявике и его пригородах, так что сравнение все равно получается не в нашу пользу.

Что делать?

Изменить территориально-демографические особенности своей страны мы не в силах. Наладить сбор достоверных статистических данных (а все ли операторы дают достоверную информацию о клиентах и своих сетях)? Возможно. Резко увеличить государственное финансирование строительства инфраструктуры ИКТ? Вряд ли это получится в стране, где, согласно недавно представленному Минфином проекту госбюджета на 2012–2014 гг., расходы на оборону, национальную безопасность и «правоохранительную деятельность» будут неуклонно расти, а на национальную экономику, образование и здравоохранение – так же неуклонно снижаться.

Можно упирать на то, что показатели взяты «не те» и индекс IDI рассчитывается «не так». Это во многом справедливо: действительно, при выбранных показателях доступа и использования ИКТ преимущества получают небольшие страны, и чтобы уравнять шансы, надо вводить какие-то коэффициенты, учитывающие площадь территории, особенности рельефа и т.п. В принципе скорректировать показатели или изменить их выбор можно, но для этого наше Минкомсвязи должно провести определенную работу с администрациями связи других заинтересованных в изменениях процедуры измерения индекса IDI стран, чтобы на очередной конференции членов МСЭ можно было принять более устраивающее нас решение. Но, наверное, всем очевидно, что как ни «подкручивай» индекс, какой список показателей ни выбирай (а их должно быть все-таки около 10 и они все-таки должны достаточно объективно отражать уровень развития ИКТ), в Тор10 мы все равно не попадем.

Изначально порочен не выбор показателей и не алгоритм арифметических действий с ними, а сам принцип: оценивать собственные достижения, сравнивая их с достижениями других стран. Если мы в течение года работали плохо, но наши соседи по рейтингу сработали еще хуже, то мы оказываемся на более высокой строчке. И наоборот: пусть мы работали интенсивно, но соседям в силу объективных причин (меньшая территория, б'ольшая плотность населения и т.п.) удалось добиться более высоких результатов – и в итоге мы опускаемся вниз.

Надо понять, что важна не сама позиция в рейтинге, а динамика изменения абсолютного значения индекса IDI. Если страна активно развивает свою ИКТ-инфраструктуру, работает над эффективным ее использованием, над повышением образовательного уровня населения, то индекс IDI растет при всех недостатках нынешнего выбора статистических показателей. Кстати, в докладе МСЭ Россия отмечена в числе стран с наиболее динамично растущим индексом IDI: по сравнению с 2008 г. он увеличился с 4,42 до 5,38, т.е. на 0,96, что позволило нам занять 15-е место в рейтинге самых «быстрорастущих». Во всяком случае, шансов попасть в десятку в этом рейтинге у нас гораздо больше.

В конце концов, для госпрограммы развития информационного общества можно выработать собственные, более объективные и информативные критерии оценки. Но главное – избавиться от комплекса неполноценности и перестать зависеть от других! 
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!