Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 03 2012
Лилия ПАВЛОВА  Светлана АПОЛЛОНОВА  13 марта 2012

Светлана АПОЛЛОНОВА. Дум высокое стремленье и внутренняя вредность

А также искренность и независимость, женственность и упорство, идеализм и прагматизм – черты нашей героини, чья гражданская позиция сыграла свою роль в двухлетней истории определения критериев статуса отечественного производителя. Светлана АПОЛЛОНОВА, председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов, признает, что «понесло» ее в эту борьбу не от хорошей жизни.

Светлана АПОЛЛОНОВА, председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборовБлагодаря и вопреки

– Вы производите впечатление прирожденного лидера, кто со школы и в совете дружины, и в комитете комсомола…

– Нет, у меня никогда не было призвания кого-то за собой вести. В школе нас с подружкой пытались избрать в комитет комсомола, но мы упорно не посещали этих заседаний. А вообще, о школе вспоминаю с чувством глубокой благодарности. Это была школа в особенном районе города Миасса Челябинской области – Машгородке. В основном там были «закрытые» институты, куда в 60-х приехало работать первое поколение молодых специалистов из Москвы и Ленинграда, в том числе и мои родители, окончившие МЭИ. Можно сказать, я потомственный радиофизик, и уже в школе точно знала, что буду поступать в тот же вуз, где учились родители.

Приехав в Москву, я быстро почувствовала, что уровень образования у нас был выше, чем в среднем в столичных школах. Учителя были потрясающие, и, что очень важно, у нас культивировались ясные морально-этические нормы, что сейчас, к сожалению, редкость. Но я не была примерной девочкой-отличницей. Я вообще никогда не считала достоинством перфекционизм: нельзя быть первым во всем – это и невозможно, и неправильно. Конечно, троек не было, были в основном пятерки, и все олимпиады по физике были мои, но, например, по географии была четверка, потому что дерзила учительнице.

В институте меня пытались сделать старостой группы – главным образом для того, чтобы сама ходила на лекции (я их прогуливала, как и все собрания). Но мне всегда претила любая общественная деятельность, было очень тяжело подчиняться кому бы то ни было. Как в «Альтисте Данилове» – от «внутренней вредности». Кстати, это, наверное, стало одной из причин создания собственного бизнеса практически сразу после аспирантуры, куда поступила по окончании института.

– Вашему бизнесу сколько лет?

– В этом году будет 20. После института я пошла в аспирантуру и там познакомилась с Василием, моим мужем. Мы затеяли собственное дело. У нас сначала был кооператив при Бюро судмедэкспертизы. Когда в середине 90-х кооперативам было разрешено открепляться от госучреждений, ушли в свободное плавание. А когда грянул кризис 98-го, наша компания выжила за счет того, что к тому времени мы разработали свои усилители и ряд других систем и начали их поставлять в Америку через нашего партнера. Это был переломный момент – кризис подтолкнул нас к собственным разработкам, мы стали отечественным производителем. А сейчас оказалась «на броневике» скорее от безысходности, но я верю: не пропадет наш скорбный труд.

Блондинка на броневике

– Насколько комфортно женщине-руководителю вести бизнес в мужской среде?

– В 90-х случались забавные эпизоды, когда меня принимали за секретаршу моего же сотрудника, с которым мы приходили на встречу. А по большому счету, очень даже комфортно. Нужно пользоваться тем арсеналом, которым располагаешь. Как с радиочастотами – какие есть, теми и нужно пользоваться. Да, в нашей сфере женщин мало, но именно поэтому мы хорошо запоминаемся. Нам труднее отказать и на нас не обижаются, если мы решим поругаться. Но здесь, как у Андре Моруа, надо придерживаться четкой режиссуры: «подайте мой старый берет!», а потом срывать его, топтать и т.д. Не надо только делать это часто и обязательно нужно держаться поставленной цели. Чтобы это было не искусство для искусства, а метод достижения цели, когда другие дипломатические меры не работают. А когда женщина пытается вести себя по-мужски – она получает обратный эффект. Надо оставаться женщиной во всем – в одежде, в манере поведения, в маленьких хитростях и большой мудрости.

– Чем, на ваш взгляд, мужской подход в бизнесе и политике отличается от женского?

А жизнь-то прекрасна! – В целом, как ни крути, женщина думает больше о семье. Есть хорошие отцы, но мужчины ставят во главу угла карьеру. А женщина всегда будет думать о детях, всегда! В редких случаях женщина ставит карьеру на первое место, но это, я считаю, извращение. И сейчас не хватает именно женского подхода – подумать на несколько шагов вперед, о том, что дети и внуки будут жить здесь, и задать себе вопрос: что нужно сделать для того, чтобы им здесь было хорошо. Моему сыну 15 лет – и он, часто и подолгу бывая в Америке и Европе, совершенно сознательно выбрал жить в России, поскольку ощущает себя частью ее культуры. А мне очень небезразлично, как будут жить наши дети и внуки в нашей стране.

Больше всего меня угнетает смещение ценностей в сторону потребления. Деньги как высшая и единственная ценность. К сожалению, этот крен делается все сильнее. У руля в основном бухгалтеры в худшем смысле этого слова, которые мыслят масштабами года, а то и квартала. На это наслаивается, на мой взгляд, абсолютное отсутствие национального самоуважения. Как бы ни ругали Советский Союз, но я хорошо помню, как в младших классах мы искренне считали, что нам здорово повезло родиться именно в этой стране. А что у наших детей?.. Пока мы не начнем уважать свою страну и себя самих – ничего к лучшему не изменится.

Честно говоря, во многом и поэтому я ввязалась во всю эту борьбу с определением критериев российского производителя. Наверное, самый правильный глагол – меня «понесло» в эту общественную деятельность, потому что стало жутко обидно за себя, за сына, за все происходящее. «Внутренняя вредность» не дает смириться. Но что отрадно – многие мысли, высказанные нами год назад с разных трибун, сейчас я слышу слово в слово от «вышестоящих». Это как с Карнеги: он ведь не придумал ничего оригинального, а напомнил людям очевидные, но подзабытые истины.

Урок родной речи

– Вы часто ссылаетесь на литературных героев, это не случайно?

– Учительница литературы в школе была замечательная. Это благодаря ей сейчас со швейцарскими коллегами могу поговорить о Максе Фрише, с немецкими – о Гессе… Вообще, в детстве я много читала. У бабушки была большая библиотека, и когда на каникулах меня к ней засылали – с книгами не расставалась. До сих пор помню, как страшно было начинать «Вечера на хуторе близ Диканьки»… Грустно, но сейчас это утрачивается. Сын учится в матклассе, там хороший уклон в историю и политологию, но с литературой – просто катастрофа. Хотя учительница великолепная, но не читают – и все тут.

– А самое сильное ваше впечатление детства?

– Наверное, это был первый класс, урок родной речи, март. На Урале в это время года очень-очень солнечно и белый-белый снег. Я смотрю в окно: снег и солнце. И такое в душе отчаянное ощущение радости – чистой-чистой! Такое счастье! Не почему-то и не отчего-то, а просто так. Это не повторялось больше никогда. Наверное, правда: углубляя познания, ты углубляешь скорбь. А тогда был маленький человечек, ничего не понимающий в этой жизни, не обремененный знаниями о ней, но с полным к ней доверием. Недавно мне приснился сон: иду по местам своего детства – и мне хочется плакать, потому что не могу поймать это ощущение чистой радости... А вообще, спасибо огромное за этот вопрос. Так важно забыть о суете, обо всей этой борьбе с сопровождающим ее чувством стойкого омерзения и вспомнить: Боже мой! Жизнь-то прекрасна!

Я не капитан, я только учусь Ч а с т н ы й   э к с п р е с с

– Как снимаете стресс?

– Каждое утро пробегаю 5 км по беговой дорожке дома перед телевизором. Одно время ходила в фитнес-клубы, но сама эта процедура «одеться-доехать-переодеться-приехать», эта трата времени раздражает. Поэтому занимаюсь дома. Обожаю большой теннис, но времени тоже не хватает, а дома корт не сделаешь.

– Как отдыхаете?

– Люблю путешествовать с семьей – горные лыжи, парусные яхты.

– А шопинг?

– Люблю, но не дольше часа. А еще я шить очень хорошо умею. Как-то сшила себе пальто – никто не верил, что сама. Вяжу не просто хорошо, а со сложными орнаментами. Когда было время, это было для меня отдохновением. Видишь результат своего труда – и получаешь огромное удовлетворение. Кстати, это мне кажется важным во всем – видеть результат. Не надо ставить невозможное количество целей, их должно быть счетное количество. Но их обязательно надо достичь. Самое главное – это результат. Вот почему у нас народ так пассивен и апатичен социально и политически – от отсутствия видимых результатов.

– Независимость и свободолюбие не входят в конфликт с семейными заботами?

– Семья – это дар Божий и великое счастье. Мне важна свобода не от близких, на них я завязана на 1000%, и здесь свобода в том, что всем хорошо вместе.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: