Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2007
Владимир Иванович ДРОЖЖИНОВ  11 декабря 2007

Куда идем мы с Пятачком, или Кто определяет инновационное развитие отечественных ИТ?

Есть ли у информационных технологий родина? Есть ли у ИТ, например российских, национальные особенности? И кто должен эти особенности формировать и направлять? Дискуссия о путях-дорогах информационного общества, начатая в теме номера «ИКС» № 4'2007 (с. 42–59), не теряет остроты.

                                                                                                                                                                                         В. ДРОЖЖИНОВ

У глобальных компаний нет родины?

«Красная» сборка и присутствие на нашей территории представительств и исследовательских подразделений глобальных технологических компаний (Intel, Motorola, IBM и др.) привели некоторых отечественных авторов к выводу, что «производители мировых ИТ по определению интернациональны (их штаты многонациональны, а капиталы перемешаны). При таких условиях говорить об отставании той или иной страны [в области создания ИТ. - В.Д.] некорректно»**. Однако представляется, что глобализация рынка и производства товаров и услуг не приводит к утрате прав на интеллектуальную собственность, бренд и юридическую регистрацию головного офиса компании в каком-то государстве.

Конечно, Microsoft, Oracle, Cisco и другие глобальные ИТ компании имеют смешанный капитал (с точки зрения гражданства лиц, им владеющих), поскольку являются открытыми компаниями, т.е. их акции обращаются на бирже и каждый может их купить. Но вопрос в том, кто управляет этими компаниями и как. Все ли акционеры могут сунуть нос в технологические секреты компании, которой они как бы владеют? Рядовых акционеров интересует только прибыль на акцию. Нет прибыли - и они на общем собрании «сносят» совет директоров и руководителей компании. Есть прибыль - и совет директоров продолжает работать, возможно, в прежнем составе. Так было, например, с компанией Digital, которую в конце концов купила Compaq, которую купила HP. Так было и со многими другими компаниями.

Почему глобальные компании укореняются в США?

Большинство глобальных ИТ-компаний - американские, т.е. их штаб-квартиры зарегистрированы в США. Почему, скажем, не на Багамских островах или, на худой конец, в России, раз уж капиталы перемешаны? Потому что правительство США защищает экономические интересы своих национальных компаний по всему миру и является самым крупным заказчиком их продукции, а в тендерах, особенно на поставки оборонному ведомству, могут участвовать только компании, зарегистрированные в США. К слову, годовой бюджет на информатизацию федеральных органов США еще пару-тройку лет назад был равен годовому бюджету всей России. Именно поэтому, например, Г. Руиз, президент и генеральный директор компании AMD, входит в Президентскую палату советников по науке и технике Дж. Буша, а не в Совет по науке, технологиям и образованию В. Путина. И мы, увы, говорим, что AMD - американская компания, хотя она имеет офис в Москве, что БИСы с ее логотипом - американские, несмотря на то что произведены они на американском оборудовании где-то на Филиппинах. В последнем случае, наверное, можно говорить, что Филиппины не отстают от США по конкретной технологии производства, но мыто знаем, что есть такое понятие, как производство средств производства и что производство средств производства БИС напрочь отсутствует на Филиппинах, но есть в США. И в этом последнем деле Филиппины отстали от США навсегда...

И, наконец, следует отметить, что отдельные транснациональные корпорации настолько финансово мощны, что добавляемая ими стоимость превышает ВВП некоторых стран.

Эти уникальные доморощенные ИТ-технологии

В настоящее время глобальный рынок ПО гражданского назначения принадлежит американским компаниям, но некоторые отечественные авторы утверждают, что в России есть ниша для ИТ нашего производства в связи с их уникальностью и «малотиражностью» и, соответственно, отсутствием интереса к ним глобальных технологических компаний**.

Если не брать ИТ для оборонных и разведывательных целей, то какие другие ИТ нужны только для России? Наверно те, что используются для управления ее социально-экономическим развитием на федеральном, региональном и муниципальном уровне, - соответственно, в одном, 87 и примерно 20 тыс. экземпляров. К сожалению, ничего подобного настраиваемым (не адаптируемым!) тиражируемым пакетам программ управления ресурсами предприятий типа «Галактики» и «Паруса», SAP R3 и Oracle Business Suite для решения федеральных, региональных и муниципальных задач нет. Более того, разработка информационных систем вертикали управления России федерального, регионального и муниципального уровней превратилась в перманентный процесс. Только один пакет российской разработки - для управления ресурсами сельского административного округа - обладает свойством настраиваемости, поскольку его разработчики изначально полагали, что все муниципальные информационные системы хотя и похожи, но отличаются друг от друга.

Адаптация же зарубежных ИТ к российским условиям выливается только в русификацию документации, пользовательского интерфейса, стандартов шифрования данных и ЭЦП. Microsoft, Oracle, Cisco, AlcatelLucent и другие компании продемонстрировали, что это достаточно рутинная задача, и все они уже сертифицировали свои продукты по соответствующим российским стандартам и в соответствующих ведомствах.

Ну а как делается наука об ИТ в стенах РАН, как развиваются бизнес-инкубаторы и как государство финансирует создание отечественных ИТ? В советские времена компьютеростроение развивалось как симбиоз науки и промышленности (радио, электронной, приборостроительной)*. Например, БЭСМ6 была разработана в ИТМ и ВТ АН СССР, а производилась на заводе «САМ» в Москве, «Электроника СС БИС» разрабатывалась совместными усилиями НИИ «Дельта» МЭП и Института проблем кибернетики АН СССР, а производилась на заводе в Калининграде. Сейчас только ОАО «НИ ЦЭВТ» постепенно возвращается к симбиозу науки и производства.

Если посмотреть на структуру таких монстров, как IBM или Microsoft, то мы увидим, что в ней есть как научные, вплоть до фундаментальных, так и конструкторские, технологические и производственные подразделения, не говоря уже о маркетинговых и продающих. По некоторым данным, «остепененных» ученых в этих корпорациях больше, чем во всех учебных заведениях США. И американские компании ивестируют в научные исследования больше, чем государство. Говорить, что отечественные ИТ компании вкладывают собственные деньги в научные исследования, было бы слишком оптимистично.

Так кто же сейчас определяет в России направления фундаментальных исследований, НИР и ОКР для создания отечественных ИТ? Потенциальных претендентов можно указать несколько: Совет по науке, технологиям и образованию при Президенте РФ, РАН, Министерство образования и науки.

Минобрнауки в лице Федерального агентства по науке и инновациям определяет эти направления, но очень уж не навязчиво. Оно реализует ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 гг.», в частности по приоритетному направлению «Информационно-телекоммуникационные системы» (1я очередь). Два десятка организаций (в таблице приведена первая тройка), победившие в феврале нынешнего года в конкурсе на проведение проблемно ориентированных поисковых исследований и создание научно-технического задела по перспективным технологиям в области инфокоммуникационных систем, получили на исследовательские нужды в среднем по 3 млн руб. Отметим, что ФЦП по нанотехнологиям и ФЦП по электронной компонентной базе и электронике - это независимые от данной ФЦП направления.

Министерство же информационных технологий и связи не указывает путей развития ИТ, а занимается созданием благоприятной законодательной среды для ИТ-бизнеса и бизнеса связи и с успехом продвигает зарубежные ИТ в государственные информационные системы РФ.

Судя по сайту Президента РФ, основная задача Совета по науке, технологиям и образованию - решение вопросов государственного премирования за достижения в области науки и техники, образования и культуры. Но, возможно, в недрах этого совета возник утвержденный В. Путиным в 2006 г. перечень приоритетных направлений развития науки, технологий и техники Российской Федерации, куда входит направление «Информационно-телекоммуникационные системы». Одновременно президент утвердил перечень критических технологий Российской Федерации, куда входят и технологии, которые можно отнести к ИКТ: биоинформационные технологии, нанотехнологии и наноматериалы, технологии мехатроники и создания микросистемной техники, технологии обработки, хранения, передачи и защиты информации, технологии производства ПО, технологии распределенных вычислений и систем, технологии создания интеллектуальных систем навигации и управления, технологии создания электронной компонентной базы.

Собственно, эти перечни и служат основой для формирования упомянутой ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 гг.», но нигде нельзя найти внятного представления государственной политики по созданию отечественных ИТ и не ясно, на кого возложены полномочия по ее формулированию.

Ну а как решается этот вопрос, к примеру, в ЕС?

Вид на Европу

В странах Европейского союза подход к формулировке программы научных исследований характеризуется системностью, комплексностью и гласностью. Так, принята уже седьмая рамочная программа научных исследований (на 2007-2012 гг.), общий бюджет которой составляет 9 млрд евро. Из этой суммы 28,5% выделяется на ИКТ, и на этом направлении определены следующие типы исследований:

  • базисные ИКТ, повышающие производительность, удобство использования, отказоустойчивость и соотношение производительности и затрат;
  • технологии интеграции, объединяющие несколько технологий и дающие в совокупности новую функциональность, услуги и приложения;
  • прикладные исследования, порождающие новые знания и средства разработки широкого набора услуг и приложений, базирующихся на ИКТ;
  • перспективные технологии на передовых рубежах науки.
  • К интегрирующим технологиям относятся:
  • инструменты формирования инфраструктур, критичных для повседневной жизни, более эффективных, легко настраиваемых и легко сопровождаемых;
  • персональные устройства связи и обработки, надеваемые и имплантируемые.
  • технологии связи, мониторинга, контроля и помощи;
  • перспективные автономные системы, познание, контроль и миниатюризация.

Прикладные исследования включают исследования применения базисных ИКТ-технологий в таких областях, как здоровье, включение в жизнь общества инвалидов, женщин, пожилых людей; мобильность; правительство; СМИ; обучение; культурные ресурсы; бизнес и работа; доверие и конфиденциальность; окружающая среда; производство.

Перспективные технологии развиваются по девяти направлениям в рамках соответствующих долгосрочных программ.

Все и никто

Складывается впечатление, что созданием отечественных ИТ занимаются многие организации - и никто. Возлагаемые Мининформсвязи надежды на технопарки, похоже, не оправдываются. Есть опасения, что подобные структуры, создаваемые с самыми благими намерениями, со временем превращаются в обычные коммерческие организации, занимающиеся сдачей помещений под офисы и жилье. Бо'льшая часть проблем технопарков связана с тем, что их статус не закреплен в российском законодательстве. В ситуации с российскими ИТ сказывается отсутствие единого профильного государственного органа, обладающего необходимыми полномочиями для формирования соответствующей государственной политики и воплощения ее в жизнь.

Послесловие

Сходную оценку состояния отечественных ИТ дал Л.Д. Рейман на совещании «Государственная поддержка развития производства телекоммуникационного оборудования и микроэлектроники в России», состоявшемся в октябре 2007 г. под председательством С.Б. Иванова. По мнению министра, государству необходимо разработать продуманную и скоординированную политику и создать соответствующий орган ее реализации, отвечающий за поддержку отечественного производства в области ИКТ. Одной из важных форм господдержки назван государственный заказ на создание сложных информационных систем. По прогнозу Л.Д. Реймана, при условии скоординированной государственной поддержки во всех сегментах индустрии может быть достигнут существенный рост: наибольшим потенциалом обладает микроэлектроника - объем производства к 2010 г. может увеличиться в 10 раз, а лидером роста может стать производство ПО, достигнув к 2010 г. объема в $17 млрд. Гос поддержка приведет к интенсивному развитию промышленности ИКТ, что позволит России стать полноправным партнером на глобальном рынке высокотехнологического производства.

* Под отечественными ИТ автор понимает ИТ, которые по стоимости были как минимум на 80% созданы на российской земле. Примеры продуктов отечественных ИТ: 1С, FineReader, «Галактика» и др.

** см. «ИКС» № 4'2007, с. 43-45.

* Б.Н. Малиновский. История вычислительной техники в лицах. - Киев: Фирма «КИТ», ПТОО «А.С.К.», 1995.



Направления долгосрочных программ ЕС по развитию перспективных технологий:

  • наноэлектроника (ENIAC, www.eniac.eu);
  • встроенные интеллектуальные системы (ARTEMIS, www.artemisoffice.org);
  • мобильные и беспроводные технологии связи (eMobility, www.emobility.eu.org);
  • сетевая платформа электронных СМИ (NEM, www.nem-initiative.org);
  • европейское ПО и соответствующие услуги (NESSI, www.nessi-europe.com);
  • европейская робототехническая платформа (EUROP, www.robotics-platform.eu.com);
  • фотоника (Photonics 21, www.photonics21.org);
  • интегрированная система спутниковой связи (ISI, www.isi-initiative.eu.org);
  • европейская техническая платформа для интеграции интеллектуальных систем (EPoSS, www.smart-systemsintegration.org).
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: