Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2012
Екатерина КОВАЛЬ  08 мая 2012

Волоконно-оптические линии связи – возможна ли общая собственность?

Достоинства волоконно-оптической технологии и ее удешевление обусловили широкое распространение волоконно-оптических линий связи. А значит, потребовалось оформление возникающих вещных прав на них.

Екатерина КОВАЛЬ, начальник отдела правового обеспечения проектной деятельности Макрорегионального филиала «Центр» ОАО «Ростелеком»Один из наиболее актуальных сегодня вопросов, вызванных оформлением прав собственности на волоконно-оптические линии связи (ВОЛС), – могут ли оптические волокна быть предметом договора купли-продажи. Для ответа на этот вопрос обратимся к теории и практике.

Что говорит теория

Заключение о юридической природе вещи (оптического волокна, находящегося в смонтированном кабеле) было дано в 2005 г. д. ю. н., профессором МГУ им. М.В. Ломоносова Е.А. Сухановым. Он обосновал понятие оптического волокна как составной части единой вещи – оптического кабеля и разъяснил, что оптический кабель является единой и потому неделимой вещью (ч.1. ст. 133 ГК), а составляющие его элементы – его составными частями, а не отдельными разнородными вещами, составляющими единое целое («сложную вещь» в терминологии ч. 1 ст. 134 ГК). Исходя из этого, Е.А. Суханов сделал вывод о невозможности отчуждения оптических волокон (нескольких пар). Кроме того, основываясь на общепризнанном в теории гражданского права положении, согласно которому закон может объявить не подлежащими разделу и тем самым неделимыми отдельные виды вещей, даже если возможность их раздела в натуре сама по себе допустима, эксперт указал, что нормами специального Федерального закона «О связи» установлена юридическая неделимость линии связи (№126-ФЗ, ст. 2 и 5), что составляет особенность ее правового режима. Таким образом, по мнению Е.А. Суханова, единым объектом права собственности, не подлежащим юридическому разделу (т.е. сложной вещью, неделимой по указанию закона), в данном случае следует признать линию связи, в состав которой входят линии передачи с входящими в них оптическими кабелями и волокнами.

Справка ИКС                                                         

В соответствии со ст. 133 ГК вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, признается неделимой.

Ст. 244 п. 4 ГК устанавливает, что общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона.

С другой стороны, С.Киреев в статье «Оптические волокна как объект права»1 обосновывает отнесение оптического кабеля к делимым вещам и утверждает, что оптическое волокно само по себе, без защитной оболочки, может полноценно использоваться по своему функциональному назначению.

Закон, как указывает Е.А.Суханов, связывает неделимость конкретной вещи с невозможностью ее раздела в натуре без изменения ее назначения (ч.1 ст. 133 ГК). Физически любая вещь делима, но с социально-экономической и юридической точки зрения разделение для некоторых вещей равнозначно их уничтожению, поскольку они теряют и свою экономическую ценность, и социальное назначение. И это в полной мере относится к волоконно-оптическому кабелю (ВОК).

Оптическое волокно, одна из составных частей ВОК, – это нить из оптически прозрачного материала, внутри которой переносится свет. Кабели из оптических волокон используются для передачи информации. Но само по себе оптическое волокно для этого не годится. При изготовлении ВОК группе оптических волокон придается защита (наружные покровы кабеля) от воздействия внешней среды (например, воды) и механического воздействия, без чего использовать волокно для оказания услуг связи было бы невозможно. В случае неисправности одного волокна в кабеле связи требуется замена кабеля в целом2.

Специфика общей собственности

Условия приобретения общей собственности зависят от свойств вещи, выступающей объектом права. На неделимую вещь общая собственность, в силу п. 4 ст. 244 ГК, может возникнуть исключительно в случае поступления такой вещи в собственность двух или нескольких лиц. Иными словами, собственник – по замечанию К.И. Скловского, с которым соглашается Е.А. Суханов3, – не может сам создать право общей собственности на принадлежащую ему неделимую вещь посредством отчуждения доли в праве единоличной собственности в пользу третьего лица4.

Такое ограничение объясняется тенденциями законодательной политики, определяемой в данном случае нуждами имущественного оборота. Обороту же, по словам К. И. Скловского, «без сомнения, противен тот случай, когда у вещи нет полного господина, исключающего всех других и решающего судьбу вещи»5. Это связано с тем, что общая собственность предполагает существенные трудности в пользовании, содержании и распоряжении сособственниками общим имуществом. Как правило, законодательное ограничение делимости некоторых имуществ накладывается специально, с тем чтобы не допустить различных злоупотреблений со стороны их собственников и иных законных владельцев. Это ограничение частных прав и интересов в пользу прав и интересов публичных, т.е. государства и всего общества.

Наряду с этим распространена практика, когда собственник жилого помещения продает фактически часть принадлежащего ему жилого помещения (например, комнату), однако оформляет это как куплю-продажу доли. Теоретически подобные сделки противоречат законодательству. Положение, когда собственник целого не может распорядиться частью целого, вряд ли целесообразно6. Далее, нежилые помещения сами по себе не могут считаться объектами права собственности, поскольку части неделимых вещей (зданий) не могут быть вещами. Тем не менее широкое распространение на практике сделок с нежилыми помещениями и упоминание нежилых помещений в качестве предмета сделок в законе (см., например, ст. 12, 23 Закона о государственной регистрации прав на недвижимость) ставит вопрос о поиске путей введения этой практики в русло ГК. А до тех пор, пока иного правила, отличного от п. 4 ст. 244 ГК, не существует, договором собственника неделимой вещи с иным лицом общая собственность на эту вещь не может быть установлена7.

В современной юридической литературе отмечается, что особой ясности в специфику оснований возникновения общей собственности норма п.4 ст. 244 ГК не вносит. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов и В.В. Чубаров указывают на нечеткость нормативного регулирования оснований возникновения общей собственности, которая породила не совсем обоснованную и в какой-то мере необъяснимую позицию в отношении возможности возникновения общей собственности в результате отчуждения единоличным собственником части принадлежащей ему неделимой вещи8. П.В. Крашенинников отмечает, что некоторые проблемы выявляются практикой и требуют законодательного решения либо унифицированного толкования правоприменителем. Среди них, в частности, вопросы, связанные с возможностью отчуждения доли в праве собственности (не части объекта, а именно доли) на имущество, если объект принадлежит на праве собственности одному лицу. Данная возможность прямо не предусмотрена в действующем законодательстве, однако и прямых запретов также нет, указывает П.В. Крашенинников9. Учитывая, что норма п. 4 ст. 244 ГК является императивной, с такой позицией трудно согласиться.

В Концепции развития гражданского законодательства РФ указывается: «4. 2. Наука и практика оценивают правила об общей собственности таким образом, что они не допускают образования общей собственности в силу договора, по которому единоличный собственник допускает к участию в своем праве других лиц. Данное ограничение препятствует гражданскому обороту. Следует установить, что собственник может допустить к участию в своем праве других лиц, образовав общую собственность, с учетом ограничений, препятствующих неразумному дроблению права собственности на доли». Заметим, что такое нововведение может стать особенно актуальным для жилых и нежилых помещений.

В проекте раздела II нового Гражданского кодекса РФ (он опубликован для обсуждения на портале Российского частного права) статья 273 не изменяет оснований возникновения общей собственности на неделимые вещи, содержащихся в п. 4 ст. 244 ГК. А новая редакция ст. 133 проекта раздела I содержит норму, согласно которой взыскание может быть обращено на неделимую вещь только в целом, если законом или судебным актом не установлена возможность выделения из вещи ее составной части, в том числе в целях отдельной продажи. Законодательство в области связи в отношении линии связи такой возможности не устанавливает.

Что говорит практика

Уже сложилась арбитражная судебная практика в вопросе о том, могут ли оптические волокна быть предметом договора купли-продажи. Так, ФАС Северо-Западного округа признал10, что волоконно-оптический кабель является неделимым имуществом, а часть оптического кабеля – отдельные оптические волокна – не могут быть предметом самостоятельных гражданских прав. Кроме того, суд отметил, что линейно-кабельные сооружения связи являются специфическими объектами недвижимого имущества, сложными и неделимыми вещами. Он признал незаключенными договоры купли-продажи волокон в ВОЛС ввиду несогласованности сторонами идентифицирующих признаков имущества, являющегося предметом названных договоров.

Наряду с этим арбитражные суды неоднозначно подходят к оценке сделок продажи единственным собственником ВОЛС отдельных оптических волокон, не всегда рассматривая такие сделки как ничтожные или оспоримые11.

Выводы и рекомендации

Подводя итоги изложенного, отметим ряд моментов, на которые стоит обратить внимание собственникам линий связи.

1. Волоконно-оптический кабель является неделимой вещью. Покупка отдельных волокон в кабеле или доли в праве собственности на кабель при условии, что собственник сам произвольно выделяет продаваемые волокна/доли и продает их в разное время разным контрагентам, неправомерна.

2. Основным риском при покупке у единственного собственника ВОЛС отдельных оптических волокон при условии, что ВОЛС не отчуждается полностью двум или нескольким лицам, является возможность признания такой сделки судом недействительной либо квалификация её в качестве ничтожной и, следовательно, утрата права собственности на приобретенное оптическое волокно.

3. При совместном строительстве ВОЛС несколькими собственниками и возникновении общей собственности на нее владение, пользование и распоряжение общим имуществом ВОЛС осуществляется по соглашению всех участников общей собственности. Соглашение подробно регламентирует взаимодействие всех собственников по вопросам производства работ на ВОЛС, а также ее содержания, обслуживания и эксплуатации в соответствии с установленными правилами.

4. Общая собственность на ВОЛС влечет за собой существенные риски. В их числе – трудности совместного содержания и эксплуатации ВОЛС, проблемы, связанные с распоряжением своей долей общего имущества. Зачастую возникают ситуации, когда между сособственниками не достигнуто соглашение о совместном содержании и эксплуатации общего имущества, некоторые сособственники полностью отказываются от эксплуатации, не принимают участия в его содержании: например, отказываются от оплаты аренды телефонной канализации для размещения ВОК, от приобретения кабельных эксплуатационных запасов, мешают проведению аварийных и иных работ на ВОК, проводят несанкционированные работы. Такое отсутствие взаимодействия в совместном использовании ВОЛС или нарушение правил ее технической эксплуатации могут привести к повреждениям линии и перерывам в связи.

Учитывая законодательные требования живучести и надежности в области связи по отношению к сетям и средствам связи, а также государственную защиту сетей и сооружений связи и государственный контроль в области связи, надлежащая эксплуатация ВОЛС является жизненно необходимой.

5. При совместном строительстве ВОЛС и/или возникновении общей собственности на имущество ВОЛС (при его поступлении в собственность двух или нескольких лиц) в целях минимизации правовых рисков необходимо все требования по строительству ВОЛС, распределению долей в общем имуществе, идентификации оптических волокон в кабеле, содержанию и эксплуатации ВОЛС первоначально изложить в Технических условиях на строительство ВОЛС и затем закрепить в соответствующих соглашениях с сособственниками. Последние должны согласовать и конкретно определить предмет заключаемого договора о совместном строительстве/приобретении общего имущества и его совместном содержании и эксплуатации. В частности, ФАС Центрального округа указывает12, что существенным условием рассматриваемого договора является условие о приобретении права собственности на часть объекта недвижимости – линейно-кабельное сооружение, в состав которого входят оптические волокна, конструктивные элементы ВОК и иные конструктивные элементы. В судебной практике указывается и такой необходимый документ, составляемый сособственниками, как схема прохождения оптических волокон, в которой должны содержаться индивидуальные признаки предмета договора, а именно: адреса расположения оптических кроссов, номера оптических волокон в ВОК, номера размещения оптических волокон в кроссовом оборудовании13 и пр.  

1 Статья опубликована в корпоративном издании «Связьинвест» №8, август 2006 г.

2 Технические требования к оптическим кабелям установлены международными стандартами МЭК и национальными стандартами РФ (в том числе ГОСТ Р МЭК 60811-1-3-2007 от 21.11.2007, ГОСТ Р 52266-2004 от 11.11.2004).

3 Гражданское право. В 4 т. Т.2 /Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 122.

4 Скловский К. И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: практические вопросы. М.: Статут, 2004. С. 223.

5 Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. М.: Дело, 2002. С. 167.

6 Гришаев С. П. Правовой режим недвижимого имущества. Подготовлено для системы «КонсультантПлюс», 2007.

7 Скловский К. И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: практические вопросы. М.: Статут, 2004.

8 Право собственности: актуальные проблемы. /Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. Ин-т законод. и сравнит. правоведения. М.: Статут, 2008.

9 Крашенинников П. В. Общая собственность в кодификационных и других законодательных актах. В сб.: Основные проблемы частного права: Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского. /Отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А Суханов. М.: Статут, 2010.

10 Постановления ФАС Северо-Западного округа от 19.07.2010 по делу № А56-51247/2009, от 07.07.2011 по делу № А42-9556/2009.

11 Постановления ФАС Центрального округа от 23.03.2010 № Ф10-6306/09, от 13.10.2010 № А48-4400/2009, от 21.12.2009 по делу № А48-940/2009; ФАС Московского округа от 15.07.2008 № КГ-А40/6064-08, от 09.11.2010 № КГ-А40/13180-10; Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2011 № 19АП-503/11, от 21.10.2009 № 19АП-5931/09; ФАС Западно-Сибирского округа от 08.09.2010 по делу № А70-7953/2009.

12 Постановление ФАС Центрального округа от 21.12.2009 г. по делу № А48-940/2009.

13 Постановления ФАС Центрального округа от 23.03.2010 № Ф10-6306/09, от 13.10.2010 № А48-4400/2009.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: