Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 07-08 2012
Лилия ПАВЛОВА  31 июля 2012

Ностальгия по ясности

В прошлой «неконвергентной» жизни все было понятно, начиная с терминологии, закрепленной в ведомственных справочниках и ГОСТах. Теперь даже замыленные слова «модернизация» и «ШПД» не имеют однозначной трактовки, не говоря уж о повисших в воздухе вопросах, связанных с их материализацией.

На конференции «Стратегия модернизации средств связи в регионах России» ученые крупных отраслевых институтов попытались восполнить некоторые информационные и смысловые пустоты, образовавшиеся в ходе развития ИКТ. Что выяснилось?

Во-первых, что стратегия развития у нас есть. Как сообщил Игорь Гурьянов, заместитель директора НТЦ анализа ЭМС ФГУП НИИР, разработана она еще в 2010 г. и принята правительственной комиссией по транспорту и связи в виде «Концепции инновационного развития информационно-коммуникационной инфраструктуры и технологий в Российской Федерации». Более того, к этому документу прилагается глоссарий из 42 терминов, где дается определение в том числе широкополосного доступа. Это «предоставление возможности доступа пользователя к ресурсам информационно-коммуникационной инфраструктуры со скоростью передачи не менее 2,048 Мбит/с» (таким образом, xDSL со скоростью до 1,2 Мбит/с в категорию технологий ШПД по российским меркам не попадает). К слову, именно эта позиция глоссария далась его разработчикам труднее всего. «Даже в МСЭ цифры “гуляют” от 128 кбит/c до 10 Мбит/с и выше, в зависимости от степени развитости экономики той или иной страны, – отметил И. Гурьянов. – Все операторы понимают, что обеспечение скорости на уровне программы означает для них конкретные шаги при реализации проектов, конкретные затраты. Мы сошлись на 2 Мбит/с, а основные дебаты велись вокруг сотых и тысячных мегабита».

Однако ряд положений стратегии за два года устарел и требует переработки (например, традиционное выделение вещания в отдельное направление). По ряду других не произошло заметных сдвигов (упрощение процедуры доступа к радиочастотному спектру, изменение соотношения категорий полос частот, совершенствование системы радиоконтроля, стандартизация). Кроме того, в документ должны быть внесены некоторые новые направления, обусловленные с новыми принципами использования РЧС. Так, сейчас НИИР разрабатывает направление когнитивного радио (см., в частности, «ИКС» 2012’№ 4, с. 46). Неизвестно, войдет ли в концепцию в качестве отдельного направления технология NG1, позволяющая использовать для ШПД непарные полосы частот, не подходящие для сетей GSM, UMTS, CDMA и LTE. Но, по словам Юрия Бородаенко, начальника отдела департамента госполитики в области связи Минкомсвязи РФ, уже проведены испытания оборудования NG1 в Воронежской области, и в настоящее время ГКРЧ рассматривает вопрос о развертывании опытных сетей этой технологии, у которой «есть преимущества перед технологией LTE на периферийных территориях».

Во-вторых, выяснилось, что на «периферийных территориях», пока не закрытых ни спутниками Ка-диапазона, ни когнитивным радио, ни NG1, модернизация средств связи сильно стопорится. Владимир Бондарик, гендиректор ОАО «Гипросвязь», ошарашил: оказывается, в сельских районах у нас еще до 40% АТС – аналоговые. Очевидно, что традиционная замена аналоговых станций на цифровые, как это делалось раньше, уже не нужна. Но неясно, нужны ли софтсвичи. Ведь появились новые принципы коммутации, что прекрасно демонстрирует тот же Skype.

В-третьих, с волоконно-оптическими кабелями у нас тоже полной ясности нет. Много их или мало и сколько требуется? По оценке В. Бондарика, на сегодняшний день суммарный километраж таких кабелей всех операторов России (не волокна, а именно кабеля) не превышает 600 тыс. км, в то время как в США, которые территориально поменьше России, этот показатель исчисляется миллионами километров. Вместе с тем у нас нет официальных данных относительно требуемого количества волоконно-оптического кабеля с учетом строительства не только GPON для обеспечения широкополосного доступа в каждый дом и квартиру, но и транспортной инфраструктуры для LTE. «Мобильная связь 4G просто не может жить без волоконно-оптического транспорта, при развертывании сетей 4G основные затраты пойдут не на базовые станции, а именно на этот транспорт», – уверен В. Бондарик. Но сколько кабеля для этого потребуется? Такой вопрос задали руководителю «Гипросвязи» представители кабельного сообщества, отметив, что в 2011 г. 16 заводов изготовили 7 млн км оптического кабеля – и лишь 350 тыс. км ушли по заказам операторов. В. Бондарик предложил кабельным заводам «скинуться по катушке кабеля» на такое исследование, поскольку официальных оценок и прогнозов Минкомсвязи не дает.

Наконец, Артем Аджемов, ректор МТУСИ, предложил рассматривать процесс модернизации с точки зрения диссипативных резонансных систем бифуркационного типа.

Может, и правда, «скинутьcя по катушке» – и Бог с ними, с терминами?

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!