Rambler's Top100
Статьи ИКС № 07-08 2012
Александр ГЕРАСИМОВ  31 июля 2012

Перспективы отечественной виртуализации

Не секрет, что в России предпочитают реальные, материальные ценности, а к виртуальному относятся настороженно. ИТ-статистика это подтверждает: хотя считается, что виртуализация – уже пройденный этап корпоративной информатизации, на самом деле из развернутой у нас ИТ-инфраструктуры виртуализовано менее 10%.

Как известно, виртуализация означает, что в вычислительном процессе используются моделируемые (виртуальные) ресурсы, представление которых отличается от физической конфигурации. Она разделяется на виды в соответствии с видами виртуализуемой ИТ-инфраструктуры: виртуализация серверов, систем и сетей хранения данных, сетей передачи данных, приложений, рабочих мест.

По понятным причинам наиболее распространена у нас сетевая виртуализация (VPN): тянуть свой оптоволоконный кабель из Москвы в Хабаровск – затея уж совсем бредовая. С остальными видами виртуализации ситуация пока сложная.

Сложная, но перспективная.

Виртуализация как объективная необходимость

В виртуализации заинтересованы владельцы и корпоративных, и в особенности коммерческих ЦОДов, поскольку она позволяет радикально улучшить экономические показатели. Как известно, средняя загрузка серверов невиртуализованного ЦОДа не превышает 20–30%; при этом на практике, в том

числе российской, доказан факт возможности ее увеличения до равномерных 80% за счет виртуализации серверов и СХД. Более того, равномерность нагрузки упрощает решение проблем энергоснабжения и охлаждения оборудования.

Согласно опросам, расширять свои ЦОДы планируют более половины их владельцев, и понятно, что потенциально каждый из них предпочел бы сделать это не физически, а виртуально, в четыре раза (с 20 до 80%) повысив утилизацию существующих мощностей. Успешных примеров реализации такого подхода уже довольно много, более полусотни – и это только те, о которых сообщалось публично.

В лидерах здесь – компании сферы услуг, эксплуатирующие ЦОДы, на базе которых организованы критичные для бизнеса внешние сервисы. Например, ЦОДы торговых площадок и расчетных центров, банков, телекоммуникационных, транспортных компаний и организаций, оказывающих массовые персонифицированные услуги, уже сейчас используют многие возможности виртуализации. Кстати, зачастую эти же ЦОДы выполняют и функции коммерческих. Ненамного отстают и ЦОДы крупных компаний и холдингов сферы материального производства.

Большинство коммерческих ЦОДов также как минимум анонсировали услуги IaaS и SaaS, поскольку их основные клиенты, средний и малый бизнес, уже в ближайшем будущем потребуют от коммерческих дата-центров тех же сервисов и той же эффективности, которые реализованы во многих корпоративных ЦОДах. Однако есть одно «но» – все это работает только для моделей IaaS, PaaS и SaaS. Пока же принципиально невиртуализуемые услуги colocation и физической аренды серверов составляют 80–90% от общего объема оказываемых коммерческими ЦОДами услуг, а остальные 10–20% – это VPN.

Проблема перестанет быть неразрешимой по мере увеличения доли облачных сервисов в структуре доходов коммерческих провайдеров услуг ЦОДа, и этот процесс уже идет.

Виртуализация как элемент стратегии

Правильное понимание места виртуализации «в общем строю» – другой фактор успеха, и наверное, еще более важный, нежели наличие успешных примеров внедрений и «разогрева» спроса на облачные сервисы.

Во-первых, необходимо осознавать, что виртуализация – это элемент общей стратегии предприятия, направленной на повышение производительности труда за счет адаптации бизнес-процессов и организационных процедур под сложившиеся социально-экономические реалии. А это сейчас ключевая бизнес-задача для российских предприятий и организаций – ведь при схожей структуре ВРП городов-мегаполисов России и ВВП развитых стран (доля услуг примерно 70–80%) производительность труда в России в 4–5 раз (!) ниже, чем, скажем, в США и Западной Европе. Причем, как ни странно, наиболее отстающие – это сконцентрированные в мегаполисах отрасли сферы услуг. А причина номер один, по мнению экспертов, – неэффективная организация труда. В случае нематериального производства это неэффективная работа персонала с корпоративной информацией. Здесь имеется огромный резерв как для снижения издержек, так и для увеличения объема и качества услуг.

Поскольку для повышения эффективности организации труда необходимо обеспечить возможность сквозного изменения производственных процессов, виртуализация должна охватывать не только контур ЦОДа, но и рабочие места, с тем чтобы создать полностью виртуализованную, максимально гибкую ИКТ-инфраструктуру предприятия.

Отказ от локальной обработки и хранения данных и перенос корпоративной информации и приложений в облачную инфраструктуру на базе сети резервирующих друг друга ЦОДов – это очень эффективная стратегия не только для компаний и организаций сферы услуг, где информация зачастую является ключевым активом, но и для предприятий всех без исключения отраслей экономики. Неудивительно, что именно она реализуется в последние годы, в том числе в России, что вызвало, в частности, взрывной рост площади развернутых в России ЦОДов. Так, в 2011 г. полезная площадь только коммерческих ЦОДов превысила 80 тыс. кв. м, причем 40 тыс. кв. м введены за последние два года.

Но чтобы добиться желаемого эффекта в виде роста производительности труда и снижения издержек, стратегию надо довести до логического конца. Построили ЦОД, но продолжаете локально – на рабочих местах, в филиалах и отделениях – хранить и обрабатывать данные? Хотите виртуализовать рабочие места, но возможности ЦОДа этого не позволяют: ведь виртуализация рабочих мест требует развитой серверной и СХД-виртуализации, которая пока не реализована?

Наиболее целостный подход показан на рисунке: 100% корпоративной информации хранится и обрабатывается в облачной инфраструктуре (частной и/или публичной), а виртуальные рабочие места выполнены по новой технологии zero client. В отличие от инсталлируемых на персональную компьютерную технику «тонких клиентов», в коробочке «нулевого клиента», подключаемой к монитору или интегрированной в него, отсутствует операционная система, не исполняется ПО и не хранятся данные, а по сети передаются только сжатые и зашифрованные по протоколу PC over IP описания пикселов, причем требования к скорости канала минимальны.

Такой подход позволяет гибко, но при этом контролируемо организовать рабочий процесс. Работник больше не привязан к рабочему месту в офисе – оно полностью виртуализовано. При этом упрощается объективный контроль за его действиями, вне зависимости от места исполнения сотрудником своих обязанностей. В головном офисе, филиалах и отделениях больше нет серверов и ПК, которые требуют обслуживания, с установленным на них ПО, которое часто и непредсказуемо «зависает». Вся информация, приложения и оборудование физически сосредоточены в надежно защищенных и обеспеченных квалифицированным персоналом ЦОДах с высокими и предсказуемыми характеристиками доступности, связанных с рабочими местами VPN-каналами с опять же заданными характеристиками SLA.

Вместо заключения

Спрос на виртуализацию в России имеет под собой вполне прагматичную экономическую основу. Быстро развивается необходимая для ее реализации ИКТ-инфраструктура и технологии. Вопрос лишь в накоплении критической массы успешно реализованных стратегий повышения производительности труда, включающих и комплексную виртуализацию корпоративной ИТ-инфраструктуры. Во всяком случае, мы при организации собственных производственных процессов стараемся идти именно таким путем.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: