Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2012
Евгения ВОЛЫНКИНА  13 ноября 2012

Рейтинги не терпят суеты

Международный союз электросвязи выпустил очередной, четвертый по счету, доклад «Измерение информационного общества» за 2012 г., в котором представлен рейтинг стран по индексу развития ИКТ. Рейтинг рассчитывается по одной и той же методике не первый год, что должно гарантировать корректность сравнения достижений разных стран, но оказывается, все не так просто...

Место России в рейтинге по индексу развития информационно-коммуникационных технологий (ICT Development Index, IDI), как известно, является одним из целевых индикаторов государственной программы «Информационное общество (2011–2020 гг.)» (№1815-р от 20.10.2010 г.). Программа эта была принята при предыдущем президенте, ответственным за ее реализацию является Минкомсвязи – и в прошлом году на официальном представлении доклада в зональном отделении МСЭ для стран СНГ автору довелось увидеть, как представитель Минкомсвязи торопливо листал доклад в поисках итоговой таблицы и заветного места России в ней. 47-е! Ура, уложились! (В соответствии с упомянутой программой в 2011 г. Россия должна была занимать в мировом рейтинге место не ниже 50-го, т.е. 47-е по данным за 2010 г., несомненно, было успехом.) В последнее время о ходе реализации программы «Информационное общество» мало что слышно и прошлогоднего ажиотажа на представлении рейтинга IDI не наблюдалось, хотя Россия за 2011 г. довольно заметно продвинулась в нем вверх, заняв 38-е место с индексом IDI, равным 6,0.

Изменить прошлое

Однако более подробное изучение рейтинга, где в одной таблице сведены значения индексов IDI и места стран за два последних года, несколько удивило обнаруженными несоответствиями с предыдущей версией доклада. Если в прошлогоднем варианте с данными за 2010 г. Россия занимала 47-е место с индексом IDI, равным 5,38, то в новом докладе в столбце данных за 2010 г. место России уже было 40-м, а значение индекса IDI – 5,61. Объяснение такому «исправлению прошлого» обнаружилось в комментариях: выяснилось, что значения индекса за 2010 г. были изменены по итогам обработки более точных данных, представленных рядом стран уже после публикации доклада (причем, как оказалось, наибольшие изменения претерпели данные о количестве абонентов мобильного ШПД на 100 жителей). Кроме того, изменились значения индексов IDI даже для тех стран, которые не присылали никаких исправлений и дополнений. И произошло это из-за того, что часть индикаторов, на основе которых рассчитывается индекс IDI, носят относительный характер, т.е. зависят от показателей других стран, и когда последние были подправлены, то «поехало» всё (несколько изменилась даже первая десятка самых развитых в ИКТ-отношении стран). Так что «исправление прошлого», оказывается, свойственно не только курсам истории России и СССР. Получается, что в Минкомсвязи, при том что место России в предыдущем рейтинге находилось в рамках требований госпрограммы, решили его дополнительно улучшить, результатом чего и стал скачок задним числом вверх по рейтингу с 47-го на 40-е место. Справедливости ради надо отметить, что в корректировке прошлого мы, похоже, не одиноки: Казахстан, наверное, таким же способом поднялся в 2010 г. с 68-го на 56-е место, а Белоруссия – с 52-го на 46-е.

Кстати, из-за этих «уточнений» Россия ухудшила свою динамику увеличения индекса IDI. В новой редакции рейтинга приращение IDI по сравнению с прошлым годом составляет 0,39, а останься индекс за 2010 г. неизменным, оно составило бы 0,62 и мы бы разделили второе-третье места с Саудовской Аравией в списке стран с самым быстрорастущим абсолютным значением индекса IDI. Да и перемещение по рейтингу произошло бы сразу на девять позиций, а сейчас получается, что только на две.

Доверяем и почти не проверяем

В принципе разрешение МСЭ на «изменение прошлого» понять можно, так как участие в рейтинге – дело для стран сугубо добровольное. Стоит также отметить, что данные, предоставленные странами, фактически не проверяются из-за ограниченности ресурсов небольшого статистического подразделения МСЭ и, по-видимому, европейской (штаб-квартира МСЭ находится в Швейцарии) ментальной уверенности в том, что государственные ведомства не могут предоставлять недостоверную информацию (хотя известны, например, случаи включения в число пользователей мобильного Интернета всех абонентов сетей сотовой связи под предлогом того, что они имеют теоретическую возможность такого подключения).

Вот уже четыре года подряд в феврале упомянутое подразделение МСЭ рассылает в администрации связи и статистические ведомства стран-участниц специальные формы для сбора данных о количестве линий фиксированной телефонной связи и контрактов на мобильную телефонную связь на 100 жителей; о пропускной способности международных интернет-каналов в расчете на одного пользователя (бит/с); о проценте домохозяйств, имеющих компьютер и доступ в Интернет; о доле пользователей Интернета в населении страны; о количестве пользователей фиксированного проводного и мобильного ШПД (скорость не ниже 256 кбит/с) на 100 жителей; о коэффициенте грамотности взрослого населения; о долях людей, имеющих среднее и высшее образование. И потом в течение нескольких месяцев потенциальным респондентам еще не раз посылаются вежливые напоминания с просьбой ответить, поскольку никаких других рычагов воздействия на государственные ведомства стран-участниц у МСЭ нет. В некоторых случаях воздействует на них только окрик собственного высокого начальства, вдруг увидевшего свою страну не на том месте в рейтинге, на котором хотелось бы, после чего начинается «работа» над будущей и прошлой отчетностью и даже, как рассказал руководитель зонального отделения МСЭ для стран СНГ Орозобек Кайыков, пишутся письма в МСЭ о необходимости изменения всей методологии расчета индекса IDI.

Культура статистики

Однако решение об изменении критериев подсчета рейтинга IDI может быть принято только всеми странами-участницами МСЭ на специальных ежегодных глобальных форумах по ИКТ-индикаторам. Так что желающим «улучшить» свой рейтинг путем изменения набора индексов или введения поправочных коэффициентов, учитывающих плотность населения, размер инвестиций в ИКТ, реальную пропускную способность ШПД (например, в Южной Корее 97% пользователей имеют канал не менее 10 Мбит/с, а это предполагает совсем другую инфраструктуру, чем для минимально допустимых 256 кбит/с) и т.д. и т.п., можно только посоветовать искать союзников и активно отстаивать свою позицию на форумах МСЭ. Но при этом надо понимать, что «подкрутить» рейтинг если и удастся, то только один раз. А вообще, все индексы и рейтинги можно считать репрезентативными лишь в том случае, если правила их составления едины для всех и неизменны в течение достаточно длительного промежутка времени (по мнению специалистов, он составляет примерно 6 лет).  Кроме того, неизменность правил игры закладывает определенную культуру отношения к статистике и к сбору информации для международных организаций, а именно этого не хватает многим развивающимся странам.

  

Что же касается лидеров нового рейтинга IDI, то на первом месте в Top10 в очередной раз Южная Корея, а на втором – опять Швеция, далее идут Дания, Исландия, Финляндия, Нидерланды, Люксембург, Япония, Великобритания и Швейцария. Кстати, в Южной Корее проблемами регулирования ИКТ-отрасли и стратегией ее развития занимаются пять государственных ведомств. Это у семи русских нянек дитя без глазу, а у корейских, с их четко определенными обязанностями и зонами ответственности, дитятко выходит в чемпионы. 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: