Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2012
Дмитрий НЕЛЮБОВ  13 ноября 2012

Дмитрий НЕЛЮБОВ. Ощущая ритм времени

Новое время – новые песни, как сказал поэт. И новые люди, добавим мы. Оптическая точность нацеленности на результат, работоспособность, твердость воли в сочетании с гибкостью ума – эти черты героя нового времени – штрихи к портрету Дмитрия НЕЛЮБОВА, гендиректора компании «Русские Башни».

Дмитрий НЕЛЮБОВ, гендиректор компании «Русские башни»Три главных предмета

Родился я в 1973 г. в Саратове. Мои родители работали на заводе, потом папа перешел в обком партии, и к тому моменту, как я поступил в первый класс, он уже стал начальником отдела. Работал он всю неделю до 9 вечера, а иногда и по выходным, но вернувшись поздно вечером, сразу заходил ко мне – поговорить, пока я не лег спать.

В 70-е условия жизни у всех были примерно одинаковы, и наша семья жила скромно. Но у меня были три предмета, с которыми я почти никогда не расставался: мяч, велосипед и коньки. В дворовых компаниях я обычно был заводилой – капитаном футбольной команды, вдохновителем дальних – на другой конец Саратова – велосипедных путешествий. Зимой вместо футбола мы играли в хоккей, я даже ходил в спортивную секцию, но поняв, что серьезных успехов не добьюсь, бросил. Хотя дружбу со спортом продолжал: увлекся настольным теннисом и в 10-м классе стал чемпионом Саратова среди юношей. Школа у нас была неплохая, и я ладил с математикой.

Не могу сказать, что родители мотивировали меня учиться только на «пятерки» или очень интересовались моими отметками. Конечно, мы обсуждали с ними плюсы и минусы разных профессий, но окончательный выбор – это была принципиальная позиция моих родителей – оставался за мной. Скажу больше: они даже не знали, в какой вуз я подал документы. О том, куда поступил, я сообщил им только после того, как увидел свою фамилию в приказе о зачислении.

Актуальная профессия

Тогда, в начале 90-х, специальность экономиста была модной. В филиал Московского экономико-статистического института, куда я поступил, приглашались лучшие преподаватели вузов Саратова, а банковское дело нам преподавал банкир. Владелец и глава уважаемой в городе кредитной организации приходил на занятия с большим черным чемоданом, в котором был сотовый телефон.

На преддипломную практику я пришел в 1996 г. в отдел экономики и финансов Саратовского управления почтовой связи. Там в меня поверили: почти сразу же купили персональный компьютер, а через месяц взяли в штат. С азартом взялся я за анализ деятельности всех 46 филиалов управления. Главный бухгалтер меня поддержал, и мы вместе начали считать коэффициенты ликвидности компании и ее агрегированный баланс.

Диплом на новую тогда тему «экономический анализ предприятия» я защитил с блеском и перешел на работу в Управление электросвязи Саратова, в отдел экономики и финансов, а через год его возглавил. В подчинении у меня было 70 человек. Мы занимались и анализом экономических показателей филиалов, и планированием зарплаты и рабочего времени. А главное – постоянно учились, потому что в оборот российских экономистов все время вводились новые термины, например «бюджетирование» и cash flow. Постепенно мы сами начали создавать финансовые бюджеты на основе планов денежных поступлений от филиалов. Но к этому времени меня уже интересовала другая

«В дворовых компаниях я был заводилой»

Точка роста

Саратовское управление электросвязи владело 50% акций AMPS/D-AMPS-оператора «Саратов-Мобайл» (еще 50% принадлежало иностранной группе «Индиго»). Туда и направили меня в 2002 г. для усиления маркетинга. В условиях острой конкурентной борьбы (в городе к тому времени успешно работали два GSM-оператора, продолжали набирать абонентов операторы NMT-450 и CDMA-800) это было совершенно необходимо.

Оказавшись в новой компании, я почувствовал, что мне импонирует ее корпоративная культура. Бюджет и финансовый отчет на английском языке, забота о сотрудниках и особенно о клиентах – словом, мне нравилось все. Так что через год я немало удивил руководство «Индиго» предложением – представлять их интересы в Саратове, а после его одобрения был назначен первым заместителем гендиректора ЗАО «Саратов-Мобайл».

Период с 2002-го по 2007 г. прошел как во сне: событий было много, работы еще больше, домой приходил настолько усталым, что даже не заметил, как сын пошел в школу. Помню, как мы начинали строить сеть GSM-1800: несколько топ-менеджеров договаривались с друзьями и знакомыми о размещении первых 20 базовых станций. Когда я уходил, их было уже 400.

Узнав о том, что «Индиго» продала свою долю в компании «Саратов-Мобайл» «Связьинвесту», я подумал, что потеряю работу. Однако, напротив, мне поручили возглавить саратовский филиал компании «Нижегородская сотовая связь». Сохранив команду, продолжил работать под новым брендом до тех пор, пока в 2007-м у меня не произошла некая переоценка ценностей. я поехал в гости к Гарту Сэлфу, с которым был хорошо знаком по группе «Индиго», и узнал, что у него появилась

Суперсмелая идея

– создать компанию, которая будет продавать операторам башни. Тем, насколько она перспективна в России, Гарт поинтересовался у меня как у директора сотовой компании за чашкой кофе. В октябре 2007 г. эта мысль была новой, но мне показалась заманчивой. И потому на вопрос Гарта: «А ты не хотел бы возглавить такую компанию?» – ответил согласием.

Весь 2008-й год я вечерами сидел за компьютером, считал бюджет компании, требуемое количество людей, башен, строил предварительную модель бизнеса. Так что когда весной 2009 г. Гарт пригласил меня в Москву на встречу с инвесторами, я, не раздумывая, отказался ради нее от запланированной поездки с семьей в Италию. Инвесторов было много, и поскольку башенный бизнес был и для них, и для нас, и для России в целом новым, вопросов они задали массу: как оформляется земля? сколько нужно времени на строительство башни? точно ли операторам это интересно? почему им это интересно? могут ли туда залезть? Я ответил, и мои ответы всех устроили.

Летом 2009 г. я объявил коллективу Саратовского филиала НСС о намерении покинуть компанию, в августе вместе с семьей переехал в Москву, что стало для всех нас огромным событием, и возглавил «Русские Башни». Сегодня, три года спустя, я радуюсь, как динамично развивается этот проект, связываю с ним все свои планы на будущее и так же, как когда-то мой отец, прихожу домой в 9 вечера, имея час на то, чтобы поболтать с сыном.

Записала Александра КРЫЛОВА

Б л и ц .   6   в о п р о с о в   о   л и ч н о м  

– Как вы относитесь к успехам сына в учебе?

– Мы с женой мотивируем его на получение хороших оценок, поэтому он учится без четверок. Сын сейчас в пятом классе школы с углубленным изучением английского языка. Переезжая в Москву, мы волновались, будет ли он успевать, но, как оказалось, совершенно напрасно: в саратовской гимназии, где он отучился два класса, его хорошо подготовили.

– Каким вы видите себе его будущее?

– Он гуманитарий. Думаю, что он поступит в хороший университет в Москве, например в МГУ или даже в МГИМО. О том, чем он хочет заниматься, он думает уже сейчас, а мы ему помогаем.

– Как вы познакомились со своей будущей женой?

– Это произошло еще в Саратовском управлении электросвязи после того, как я стал начальником отдела экономики и финансов. Увидел красивую девушку, которая звалась Татьяна и которая работала со мной на одном этаже в бухгалтерии. И влюбился. Потом я ушел в «Саратов-Мобайл», а она продолжала работать в компании «Волга-Телеком» до тех пор, пока мы не переехали в Москву.

– Какова была ее реакция на переезд?

– Надо сказать, что за время работы в НСС меня несколько раз хотели направить «поднимать» какой-нибудь проблемный регион, и мы вполне могли оказаться в Казани, Саранске или в Нижнем Новгороде. Так что к моменту, когда потребовалось переехать в столицу, мы уже сидели на чемоданах, а Москва – не самое плохое место.

– Чем ваша жена здесь занимается?

– Домом, воспитанием сына. Москва – не Саратов, тут ребенка нужно забирать из школы, кормить его, следить за тем, чтобы он сделал уроки, а дедушек и бабушек здесь у нас нет. Моя жена потрясающе готовит, мне нравятся многие блюда в ее исполнении: борщ, грибные супы, баклажаны, запеченные с пармезаном. Они гораздо вкуснее, чем в любом ресторане.

– Как вы отдыхаете?

– Не так давно я увлекся подводной охотой, так что с сентября и до ледостава каждые выходные летаю в Саратов добывать хищную рыбу – щук и сомов. На даче на берегу Волги у меня есть катер и все необходимое для копчения рыбы. Улов бывает богатым – в прошлом году как-то подстрелил 11 щук – и я раздариваю его родным и друзьям. Здесь же, на даче, проводят лето жена и сын.

Еще я достаточно много читаю, с большим удовольствием перечитал классиков, которых мы проходили в школе. После 30 лет «Войну и мир» и «Преступление и наказание» воспринимаешь совсем по-другому.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: