Rambler's Top100
Статьи ИКС № 2 2008
Александр Милицкий  11 февраля 2008

Широкополосная сага о доступе

Российский массовый рынок широкополосного доступа сильно отличается от западных. И различия эти заложены изначально, на генетическом, так сказать, уровне.

Милицкий А.История с географией

Первейшие различия рынков ШПД – в географии. В США, на своей родине, Интернет воспринимался как национальная сеть, создаваемая в интересах обороны страны, потому и дефицита финансирования со стороны агентства ARPA не наблюдалось. Допущенным впоследствии к Сети частным компаниям и коммерческим провайдерам созданный силами и на деньги ARPA backbone достался практически «в подарок», а полученная ими связность обладала чуть ли не нулевой себестоимостью. Разумеется, сеть приходилось постоянно наращивать и модернизировать, и чем дальше, тем больше силами коммерческих провайдеров. Но это было все же проще, чем строить такую махину с нуля.

Не следует забывать, что США тогда безоговорочно лидировали в мире по числу ПК и доходы от сотен тысяч, а потом и миллионов пользователей не оставляли провайдеров внакладе. Трафик шел по дешевым и скоростным для того времени каналам, причем первоначально все его источники и маршруты располагались внутри одной страны.

С появлением интуитивно понятных WYSIWYG-интерфейсов и HTTP/WWW-технологий работа с компьютером стала доступна любой домохозяйке, и тогда Интернет захлестнула толпа «серферов». За новые возможности Сети тут же ухватились создатели «взрослого» контента, не испытывавшие дефицита в объемистых графических, а чуть позднее и видеофайлах. Так большое количество потребителей «тяжелого» контента и огромное число его источников, сосредоточенных на территории одной страны, густо покрытой дешевыми скоростными магистральными каналами, сформировали в США идеальные условия для зарождения рынка ШПД.

Западная Европа, отделенная от США (а следовательно, и от Интернета) океаном, изначально находилась в менее выгодном географическом положении. Вдобавок необходимую магистральную инфраструктуру приходилось создавать с нуля или арендовать у телефонных компаний. Затраты же ложились на коммерческих операторов. Европейские провайдеры были вынуждены оплачивать дорогие трансатлантические каналы, но у них были и свои плюсы – высокая плотность населения. Прокладка кабеля на небольшие расстояния, разделявшие густозаселенные платежеспособными пользователями ПК города, обходилась сравнительно недорого. И хотя поначалу сервисы ШПД в Европе стоили гораздо больше, чем в США, предпосылки для формирования рынка были налицо.

В России исходная ситуация выглядела намного хуже. Когда в 90-х Интернет дошел до страны, скоростные каналы за границу практически отсутствовали. Прокладка оптоволоконного кабеля из Финляндии через Петербург в Москву и далее (это до сих пор основной маршрут в Глобальную сеть) требовала серьезных затрат. А экономические и политические риски не способствовали привлечению долгосрочных инвестиций.

Потребителей – мало, тарифы – высокие. Основная модель формирования тарифов до недавнего времени – помегабайтная (а для частных лиц и поминутная) оплата. Как следствие – немногочисленные пользователи, вынужденные дорого платить за каждый скачанный мегабайт или онлайн-час, без особой нужды не интересовались «тяжелым» контентом. А для электронной почты, «аськи» или просмотра немногочисленных российских сайтов хватало и коммутируемого доступа. Причем не только частным лицам, но и небольшим организациям. Предпосылки для формирования рынка ШПД отсутствовали.

Этапы большого российского пути

Ситуацию не могли переломить и любительские локальные (домашние) сети, создаваемые энтузиастами с середины 90-х годов и охватывавшие порой более 300 квартир в одном районе. Такие сети (с достаточно высокой внутренней скоростью) использовались для онлайновых игр, обмена файлами, в них можно было найти контрафактное ПО, музыку и даже фильмы. Но связь домашних сетей с внешним миром была медленной и дорогой, пропускная способность канала редко превышала 128 кбит/с, а иногда ограничивалась и 9,6 кбит/c. Часто пользователи применяли сеть только для игр и обмена файлами, а выходили в Интернет каждый со своего модема, выкладывая потом в общий доступ найденные «сокровища». Назвать участников подобных сетей пользователями ШПД было бы абсурдом.

Причины – удаленность Москвы от основных мировых точек обмена интернет-трафиком (и как следствие – высокая стоимость каналов) и малая численность пользователей российского Интернета. Причем в Петербурге, несмотря на его близость к финской границе, тарифы были существенно выше московских именно по причине меньшего числа пользователей. В регионах, куда и без того дорогой трафик надо было доставить через Москву, а пользователей было очень мало, ситуация выглядела еще печальнее.

Изменения наметились ближе к 2000 г., когда в «потребительской корзине» среднего пользователя объем трафика от отечественных информационных ресурсов, размещенных на площадках провайдеров-участников MSK-IX, сравнялся с объемом зарубежного трафика. Российский (хотя корректнее было бы назвать его московским) трафик обходился очень дешево, так как для организации его доставки нередко было достаточно бросить кабель между соседними стойками в здании ММТС-9. С ростом числа абонентов и потоков дешевел и зарубежный трафик.

Это было время рождения первых профессиональных операторов ШПД по технологии Ethernet: «ТОР Инфо» (впоследствии давшего начало «Нэт Бай Нэт Холдингу»), «Корвет-Телекома», «Телекоммуникационной компании РА» и др. Инвестиционная привлекательность широкополосной передачи данных росла, и к 2004 г. в Москве действовало уже около 800 провайдеров, что не могло не отразиться на тарифах.

Осенью 2001 г. «ТОР Инфо» ввел «полуограниченный» тариф «Патриот» (за $30/мес. – безлимитный российский трафик; помегабайтная тарификация – только для входящего зарубежного). Летом 2003 г. «Корвет-Телеком» открыл сезон неограниченных тарифов для частных лиц (формально таковые были у некоторых операторов и ранее, но предлагались по «заградительным» ценам, исключавшим массовые продажи). В начале 2004 г. стартовал проект по предоставлению ADSL-доступа под брендом СТРИМ. К осени 2005 г. средняя стоимость скачивания 700 Мбайт на неограниченном доступе опустилась ниже цены на пиратский компакт-диск. И пользователи устремились в широкополосье. Тогда же на рынке появились серьезные инвесторы, готовящие его к консолидации, стартовавшей в 2006 г.

Особенности национального провайдинга

Путь нашего рынка ШПД заметно отличался от зарубежного мейнстрима, хотя первые шаги практически у всех схожи. На первоначальном этапе развития рынка, когда абонентов было мало, а их пространственная плотность ничтожна, прокладка отдельного кабеля от узла провайдера к каждому абоненту требовала нереально высоких затрат. Нужна была хоть какая-нибудь существующая инфраструктура, и таковой оказалась обыкновенная аналоговая телефонная линия. Конечно же, изначально она была рассчитана на передачу голоса с соответствующими частотными характеристиками, потому и скорость передачи данных не могла быть выше 56 кбит/с. Однако совокупная стоимость подключения (оконечное оборудование + организация канала, который уже есть) оказалась минимальной. Неудивительно, что именно dial-up стал на первых порах основной технологией доступа во всех странах, где существует хоть сколько-то развитая телефонная сеть. А вот дальнейшее развитие Интернета очень зависит от национальных особенностей.

Ни в США, ни в Западной Европе Ethernet не занимает сколько-нибудь существенной доли. Между тем три участника из «большой пятерки» московских операторов ШПД используют именно эту технологию, а среди «малышей» количество ее приверженцев до сих пор исчисляется сотнями. В США, давно опутанных сетями коммерческого кабельного ТВ, было логично попробовать организовать ШПД именно через них. При всех недостатках и ограничениях используемая в них технология DOCSIS имеет свой плюс: дальность передачи сигнала по телевизионному коаксиалу достаточно велика. Для одноэтажной Америки с ее низкой пространственной плотностью абонентов и подчас значительными расстояниями до ближайшего узла провайдера такое решение вполне подходило.

В Западной Европе еще до взлета популярности Интернета были широко распространены цифровые АТС. И в отличие от России, от европейской АТС к абоненту шел качественный телефонный кабель, причем небольшой длины. Поэтому способ предоставления ШПД на базе имеющейся инфраструктуры был очевиден: технология ISDN, позволявшая организовать канал с пропускной способностью 64–128 кбит/с. Не бог весть что по нынешним меркам, но заметно быстрее, чем через аналоговый модем. На смену ISDN пришли технологии xDSL (преимущественно ADSL) с существенно более высокими скоростями передачи по все той же телефонной меди.

Во многих странах для обслуживания абонентов, сильно удаленных от благ цивилизации, в качестве уже готовой инфраструктуры активно применялись и спутниковые каналы, благо, спутниковое ТВ становилось все более популярным. Информация со спутника (технология DVB), правда, передавалась только в одном направлении – к абоненту, а для связи с Интернетом нужен был еще обратный наземный канал. В качестве такового зачастую использовалась все та же аналоговая телефонная линия, так что отправка данных от абонента была небыстрой. Однако среднестатистический пользователь отправлял в Сеть не так уж и много (больше скачивал, поскольку время пиринговых сетей еще не пришло), а для желающих «скачать весь Интернет» спутниковый доступ предоставлял неплохие скоростные возможности. Во всех перечисленных случаях для передачи данных использовались уже существующие средства, изначально для оной не предназначенные: телефонные линии, телевизионный кабель, вещательные спутники и спутниковые тарелки.

Понятно, что попытки при помощи напильника и кувалды приспособить детский велосипед для перевозки грузов имели скромный успех: и скоростные характеристики далеки от идеала, и цена оконечного оборудования кусается. Но экономия за счет использования существующей инфраструктуры с лихвой перекрывала недостатки, впрочем, ощущаемые в основном пользователями.

Если бы в России имелись подобные возможности, они, несомненно, были бы реализованы. Но нам с совет-ских времен достался в наследство лишь коммутируемый доступ по телефонной меди. А ее качество было таким, что самые лучшие модемы зачастую не могли дать скорость выше 14,4 кбит/c.

Кабельного ТВ в СССР не было, в Москве его первыми запустили компании «Комкор-ТВ» и «Телеинформ» (обе сейчас работают под брендом АКАДО). Первый отечественный оператор спутникового ТВ «НТВ+» вышел на рынок в 1997 г., незадолго до появления интереса к ШПД.

Законодательных норм, обязывающих телефонные компании предоставлять каналы независимым провайдерам на равных условиях, в нашей стране не было, поэтому применение xDSL-технологий фактически монополизировали операторы, аффилированные с телефонистами. Пошли бы по западному пути, но не случилось. Однако не было бы счастья, да несчастье помогло.

Найдите четыре отличия, или Песнь об Ethernet

Между тем технология, изначально разработанная для передачи данных между компьютерами, существовала. И, разумеется, ее скоростные характеристики были лучше, а оконечное оборудование существенно дешевле по сравнению с перечисленными «костылями». Однако «ранний» Ethernet, предназначавшийся для создания офисных ЛС, имел серьезный недостаток – крайне ограниченную «дальнобойность». Соединить компьютеры, установленные в одном здании или в нескольких соседних (на расстоянии до 250 м) – пожалуйста. А вот дотянуться до абонента в паре километров от узла связи – уже никак. Понятно, что, когда пользователей мало, а расстояния между ними велики, реализовать Ethernet как операторское решение просто невозможно.

Но производители Ethernet-решений не дремали: появилась возможность использовать быстро дешевеющее оптоволокно. И тут дешевизна была помножена на массовость: ведь десятки Ethernet-коммутаторов жужжали в любом офисе, когда стандарт ADSL только обсуждался, а скоростной домашний DOCSIS-канал оставался сравнительной экзотикой даже в США. К тому времени, когда Россия ощутила потребность в массовом ШПД, Ethernet стал не просто лучшим, а единственно возможным решением. От вышеперечисленных технологий он отличался по четырем важным позициям.

Во-первых, Ethernet-решения оказались дешевы за счет низкой стоимости оборудования, даже с учетом необходимости прокладки оптоволокна в каждый дом. Если бы, как на Западе, можно было воспользоваться уже существующей кабельной инфраструктурой, DOCSIS или xDSL обошлись бы не дороже. Но такой инфраструктуры в распоряжении независимых российских операторов не было.

Во-вторых, Ethernet-решения хорошо масштабируемы в очень широких пределах. Для работы по ADSL надо иметь работающую цифровую АТС. Чтобы предоставить доступ по DVB – арендовать спутниковый транспондер, вещающий чуть ли не на половину «шарика». А Ethernet позволяет и связать между собой два ПК в одной квартире, и организовать сеть масштаба городского района. При этом есть возможность развивать сеть по-степенно, от дома к дому, по мере реинвестирования получаемой от абонентов прибыли.

В-третьих, создание Ethernet-сети, способной приносить устойчивую и заметную прибыль, требует небольших по меркам серьезного бизнеса одноразовых инвестиций – $100–300 тыс. Тем, кто начинал российский бизнес ШПД, хватило и меньших денег (не секрет, что многие хорошо известные сегодня крупные сети были запущены на личные сбережения своих создателей).

В-четвертых, кадровый голод отсутствовал как класс: строить и обслуживать Ethernet-сети умел сисадмин любой фирмы.

Неудивительно, что альтернативы Ethernet в России, точнее в городах, просто не нашлось. Тянуть оптический кабель за пару-тройку километров в соседнюю деревню ради одного пользователя – затея заведомо не окупаемая, для этой цели лучше ADSL (если деревня телефонизирована) либо одна из технологий беспроводного доступа. Но в городских «муравейниках» с многоэтажными спальными районами иные решения однозначно хуже и дороже. Это хорошо понимают и в компаниях, изначально поставивших на другие технологии. Не случайно и «Комстар-ОТС» (СТРИМ), и «Ренова Медиа» (АКАДО) в 2007 г. провели ряд сделок по приобретению Ethernet-операторов.

Там, за МКАДом… или Короткий эпилог

Между тем Россия – не Москва: в регионах и доходы населения ниже, и пользователей меньше, и магистральный трафик дороже. Тем не менее развитие интернет-доступа идет по тому же пути практически везде. По мере удешевления трафика появляются безлимитные тарифные планы; ADSL-доступ продвигается местными телефонными монополистами (филиалами МРК); там, где есть телевизионные кабельные сети, услуги предоставляются по DOCSIS-технологии. Но «по количеству» неоспоримо лидируют Ethernet-провайдеры (хотя сопоставить их по суммарной абонентской базе довольно сложно из-за дефицита открытой информации). В большинстве регионов повторяется московский сценарий с той лишь разницей, что конкуренцию местным поставщикам услуг сейчас активно составляют столичные компании, ведущие региональную экспансию. Так что там конкуренция, скорее всего, будет еще более жесткой.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: