Rambler's Top100
Статьи ИКС № 2 2008
Станислав РЫБАЛКО  11 февраля 2008

Радиоканал: плата за оперативность

Нынешним операторам связи по большому счету все равно, какой технологией пройти последнюю милю до клиента. Иными словами, специализированных провайдеров и монотехнологичных сетей становится все меньше.

Рыбалко Станислав

Оператор может начинать работу с какой-то одной технологии (например, с локальных домашних сетей или с беспроводного ШПД), но потом, с ростом своего бизнеса, он почти наверняка станет в той или иной степени универсальным и будет использовать несколько технологий, позволяющих ему доходить до своих абонентов максимально быстро и именно с тем каналом, который нужен данному конкретному клиенту.

От радиодиапазона к оптическому

Сегодня многие телекоммуникационные операторы заявляют о планах дотянуть оптоволоконные кабели до каждого жилого дома. Оптоволокно – это, конечно, хорошо. По пропускной способности и надежности с ним не сравнится ни одна технология. Но прокладка кабеля – дело долгое и сложное, если у оператора нет должного административного ресурса. Оно требует уймы разрешений и всевозможных согласований. Кроме того, в каждом регионе есть свои монополисты, которые владеют кабельной канализацией и не пускают туда посторонних. Клиент далеко не всегда готов ждать полгода (а то и больше), пока к нему протянут кабель, и обращает свой взор на беспроводных операторов. Они могут организовать канал буквально за день. Пусть не такой широкий, как оптический (не более 10 Мбит/с вместо гигабитного оптоволокна), и зачастую более дорогой, но он уже есть, работает, и клиент сразу получает доступ в Интернет и другие необходимые ему услуги, а оператор – деньги.

Конечно, плата за оперативность довольно высока. Цена оборудования беспроводного доступа доходит до 20–25 тыс. руб. Плюс стоимость трафика, которая может быть выше, чем для кабельного Интернета. Для индивидуального пользователя это большие деньги, которые он далеко не всегда готов платить. Да и многие сервисы, предлагаемые таким оборудованием, не нужны частному пользователю. Сейчас стоимость оборудования снижается, но процесс этот небыстрый. Для сетей фиксированного беспроводного доступа цена на терминалы вряд ли в ближайшие три года опустится ниже 10 тыс. руб., хотя, конечно, и такое снижение позволит сделать рынок фиксированной беспроводной связи более массовым.

Как уже говорилось, большинство беспроводных операторов рано или поздно начинают прокладывать кабельные, в том числе оптические, каналы. Быстро установив беспроводной канал корпоративному клиенту или группе частных пользователей в каком-то доме или микрорайоне, оператор привязывает к себе этих абонентов. Потребности клиентов со временем имеют обыкновение расти, поэтому, видя перспективность этих абонентов для развития своего бизнеса, оператор начинает заниматься прокладкой к ним оптоволокна. Это требует довольно много времени, сил и средств, но игра стоит свеч, ведь платежеспособные абоненты уже есть, их не надо искать и агитировать. И как только оператор доходит до них с оптическим кабелем, он снимает беспроводной комплект и ставит его следующему клиенту. В этой оперативности и есть главная прелесть беспроводных технологий. По быстроте инсталляции с ними не сравнятся ни кабельные сети, ни ADSL, ни даже dial-up. Провайдеру нужно только установить у клиента оборудование (грубо говоря, прикрутить две железки) – и все!

Кабель упирается в МКАД

Казалось бы, в Москве не должно быть проблем со связью. Проложены тысячи километров любых кабелей. Несколько крупных операторов заявили о том, что до-шли или в ближайшее время дойдут с гигабитным оптоволокном до каждого дома. Но стоит чуть отъехать за пределы МКАД и цивилизация сразу заканчивается. Там строят коттеджные поселки, где цена каждого дома со-ставляет минимум миллион долларов, а связи никакой нет. И нет Интернета, даже самого медленного! До этих самых богатых в России потенциальных клиентов пока могут добраться только беспроводные операторы. Кабельным провайдерам это сделать очень и очень сложно, потому что переход через МКАД требует согласования и с московскими, и с областными чиновниками, т.е. в нынешней ситуации задача эта невероятно сложна.

Образно говоря, по МКАД проходит глухая «китайская стена», и ее «высоту» мы уже смогли прочувствовать, что называется, на собственной шкуре. В прошлом году наша компания переехала в бизнес-центр, расположенный в 600 м от МКАД. Большое новое здание, в строительство которого вложены немалые деньги. В нем арендуют офисы три сотни компаний. Электрические розетки есть, так что компьютеры включить можно. Но никаких коммуникаций изначально не было. Ни Интернета, ни телефона! В итоге мы вынуждены были обратиться к одному из крупных альтернативных операторов с просьбой установить в качестве временного решения радиорелейную линию, по которой сейчас работают и телефон, и Интернет. И теперь этот провайдер, обладающий серьезным административным ресурсом, пытается протянуть сюда оптический кабель. Сколько времени продлятся эти попытки, неизвестно, но когда они увенчаются успехом (а мы очень на это надеемся), данный оператор получит сразу 300 новых корпоративных клиентов, а это значительная цифра даже для очень крупного провайдера, так что стимул у него есть.

О культуре монополизма и беспроводных технологиях

Если бы разрешения на вход в кабельную канализацию или на земляные работы для прокладки кабеля и все прочие согласования можно было бы получить, например, в течение недели, то беспроводные технологии не были бы так распространены в России. Потому что цена самого оптического кабеля сейчас относительно невелика, а качество связи и количество каналов, которые он предоставляет, нельзя и сравнивать с беспроводными технологиями. Оптика гарантирует пропускную способность не менее 1 Гбит/с (достижимы и десятки гигабит) и почти абсолютную надежность («почти» потому, что на свете еще не перевелись вандалы и лихие экскаваторщики). Надежность радиоканала несколько ниже, она зависит от многих факторов, в том числе и от помех, вносимых аналогичными устройствами.

На Западе ситуация с получением разрешений на прокладку кабеля лучше, чем в России, поэтому беспроводные технологии там не так развиты, как у нас (во всяком случае, по количеству беспроводных устройств на душу населения Европа заметно отстает от нашей страны). Вообще, если посмотреть, где хорошо продается оборудование для беспроводной связи, то список получится довольно показательным: Индия, Северная Америка, Африка, Мексика, Перу, Турция и Филиппины, на которые чуть ли не дважды в год обрушиваются тайфуны, все смывая на своем пути. То есть в большинстве своем это развивающиеся страны, где исторически не было и нет нормальной кабельной инфраструктуры. Там, как и в России, тоже есть монополисты, которые своим упрямством, неповоротливостью и ценовой политикой фактически создали рынок для альтернативных операторов.

А вот, например, в Европе практически во всех городах к каждому дому подведен хороший медный кабель, по которому операторы предоставляют вполне современные телекоммуникационные услуги, в том числе xDSL-доступ в Интернет. Более того, там и оптоволоконных кабелей достаточно много. Там тоже есть телекоммуникационные монополисты, которые не подпускают к своим кабелям, но это цивилизованные монополисты. Их обычно два или три в каждой стране, и они конкурируют между собой. Они предоставляют вполне современные услуги по адекватной цене, причем делают это быстро и качественно. Клиенты довольны, а следовательно, предпосылок к появлению альтернативных операторов там нет. Нет там для них рыночной ниши! Более того, если где-то есть спрос, а существующие кабели не позволяют его удовлетворить, то монополист первым займется той же беспроводной технологией.

Наши же монополисты, а также их африканские и латиноамериканские коллеги поступают с точностью до наоборот. У них нет, мягко говоря, никакого рвения в плане вывода на рынок новых технологий, они явно завышают цены, затягивают сроки работ и наплевательски относятся к клиентам. Если клиенту приходится ждать подключения не один месяц, то со стороны оператора это просто глупость. Два или три дня клиент потерпеть может, а месяц ждать он не будет. В общем, наши монополисты по собственной лености и нерасторопности делают все, чтобы на рынке появились и неплохо себя чувствовали альтернативные операторы, в том числе беспроводные. Ведь монополисты (да и просто крупные операторы) обладают и техническим, и административным ресурсом. Они могут строить любые сети где угодно и как угодно, и у них фактически неограниченные возможности по финансированию и продвижению новых услуг. У них очень большое преимущество перед мелкими альтернативными провайдерами, которых они могут запросто «передавить». Именно так и происходит, когда у крупного оператора меняется политика и он в кои-то веки поворачивается лицом к клиенту. Когда в свое время СТРИМ в Москве сократил время подключения до двух недель, предложил невысокие цены и удобные способы оплаты, сразу же началось массовое переключение пользователей других технологий интернет-доступа на ADSL-службу этого оператора. И до сих пор СТРИМ удерживает солидную долю московского рынка широкополосного доступа. Постепенно это доходит и до других крупных операторов, которые вынуждены перестраивать свою модель поведения и становиться более лояльными к клиентам.

Другими крупными игроками на этом рынке являются домовые Ethernet-сети и те компании, которые купили эти сети. В России первые домовые Ethernet-сети тянули, как правило, энтузиасты. Качество этих сетей было жуткое, но они давали приемлемую скорость по относительно невысоким ценам. Потом все происходило, как и в любом другом бизнесе: какие-то сети развивались более успешно, увеличиваясь в размерах и прирастая клиентами, какие-то – менее. Когда этот рынок стал представлять коммерческий интерес, началась скупка домашних сетей более крупными операторами (причем за очень хорошие деньги). Домовая сеть – это даже не последняя миля Интернета, это – последние десятки метров, прокладка которых уже согласована с каждым ДЕЗом и каждым домом (а в российских условиях это немало). Купив такую сеть, оператор получает не только кабель и оборудование, но и доступ в каждый дом для модернизации сети, а самое главное – готовых клиентов.

Аналогичные процессы, только немного позднее, происходили и на рынке беспроводной связи. Если три года назад в России насчитывалось свыше 300 операторов беспроводной связи, а их сети охватывали чуть более сотни городов, то сейчас таких операторов около 150, а их география расширилась до 160 городов.

Радиоресурс как ограничитель конкуренции

Правда, у беспроводных операторов своя специфика. Основа их бизнеса – радиочастоты, с них он и начинается. Так что если сегодня оператором проводного интернет-доступа может объявить себя кто угодно, то стать беспроводным оператором очень и очень сложно. Потому что на данный момент все подходящие частоты уже разобраны, а их дают сроком на 10 лет. Компания может уже не развивать беспроводную сеть, поменять специализацию или вообще снять все беспроводное оборудование, но частоты за ней останутся. Даже если у компании нет ни сети, ни оборудования, ни абонентов, но есть частоты, это заметно повышает ее капитализацию, а для ее владельцев резко увеличивается вероятность выгодной продажи такого «бизнеса».

Поэтому данный рынок можно назвать достаточно замкнутым. И, может быть, это не так уж и плохо. Да, если оператору не хватает частот для нормального развития компании, он рано или поздно уходит с этого рынка. Да, практически все беспроводные операторы жалуются на недостаток частот и хотят получить их еще, и желательно побольше. Да, для того чтобы развивать сети на имеющихся частотах, операторы вынуждены хитрить и применять разные технологические приемы. Но, с другой стороны, если бы любой желающий мог легко получить частоты, это неизбежно привело бы к быстрому насыщению рынка и резкому росту конкуренции. Рынок заполнился бы за два года и прекратил свой дальнейший рост. За одного клиента дрались бы несколько компаний, и цены на подключение резко бы упали. Следствием этого стало бы и снижение качества сервиса, потому что одновременно сделать быстро, дешево и хорошо очень сложно. Далеко не у всех это получится. В итоге избыточная конкуренция ударит по потребителю. Поговорка «все хорошо в меру» справедлива и по отношению к конкуренции.

Поэтому операторы беспроводного интернет-доступа прекрасно понимают, что существующий порядок с выдачей частот, несмотря на все его недостатки, позволяет им более-менее нормально работать, строить сети и предоставлять своим абонентам качественный канал и качественные услуги. При этом они знают: их инвестиции в получение частот, в развертывание и модернизацию сети окупятся в разумные сроки и не случится так, что завтра появится десяток новых операторов, которые начнут отбивать у них клиентов.

В общем, конкуренция на беспроводном рынке есть, но она вполне разумная. Причем нынешняя ситуация устраивает, по большому счету, всех его участников: и производителей, и поставщиков, и операторов. Она не устраивает только тех, кто не успел к разделу пирога, но (позволю себе выразиться словами Булата Окуджавы) «пряников сладких всегда не хватает на всех».
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!