Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2013
Александра КРЫЛОВА  07 мая 2013

«Кооперенция» вокруг электронных денег

Появление в российском законодательстве понятия «электронные денежные средства» позволило выйти из «серой» зоны на рынок легальных финансовых услуг сразу нескольким группам игроков. Системы интернет-денег, операторы мобильной связи, агрегаторы платежей, до лета 2011 г. оперировавшие электронными деньгами без регулирования, получили возможность продолжать развивать бизнес по осуществлению платежных транзакций, хотя и на новых условиях, но зато на вполне законных основаниях.

Таким образом, игроков, желающих и имеющих полное право участвовать в разделе российского рынка, на котором обращается цифровая наличность, прибавилось. И все они – банки, системы интернет-денег, операторы связи – выходят в смежные сегменты, берутся за новые роли, то вступая в долгосрочные партнерства, то подспудно конкурируя друг с другом. Этакая кооперенция – кооперация с конкуренцией – получается.


Рынок и его структура

Оборот рынка электронных платежных систем в 2012 г. консалтинговое агентство J’son & Partners оценило в 1811 млрд руб. – именно такой объем средств пропустили через себя два основных сегмента: дистанционных финансовых сервисов и терминалов, как банковских, так и небанковских. Рост оборота этого рынка по сравнению с 2011 г., по данным аналитиков агентства, составил 24%, а к 2017 г. они прогнозируют его удвоение, до 3740 млрд руб. Несмотря на ужесточение требований, предъявляемых регулятором к бизнесу терминальных сетей, доля этого сегмента в структуре рынка электронных платежных систем выше, хотя и ненамного, чем доля сегмента дистанционных финансовых сервисов (51% против 49%). Тенденция к снижению маржинальности терминального бизнеса в полной мере даст о себе знать в том же 2017-м, когда доля сегмента в обороте рынка ЭПС упадет до 30%. Оборот сегмента дистанционных финансовых услуг в 2012 г. составил 896 млрд рублей, показав по отношению к 2011 г. рост на 48%. В свою очередь, в структуре этого сегмента выделяются подсегменты банковских сервисов (интернет-банкинга) с долей 66%, небанковских сервисов (интернет-денег) – 31% и мобильных сервисов – 3%.

Таким образом, в зафиксированной аналитиками ситуации к концу 2012 г. первенство по обороту электронных денежных средств держали банки.

ДБО: победное шествие

Эксперты в области информатизации банков отмечают, что дистанционное банковское обслуживание, как физических, так и юридических лиц, сегодня становится неотъемлемой частью бизнеса кредитной организации. По итогам исследования российского рынка таких систем, проведенного агентством CNews Analytics в 2012 г., системы ДБО для юридических лиц используют 94% из 100 крупнейших по активам российских банков. Системы дистанционного банковского обслуживания для физических лиц распространены несколько меньше – они есть в 83% банков, входящих в Топ-100.

«ДБО не может не быть, поскольку стоимость транзакции самообслуживания существенно ниже. Мотивы, которыми руководствуются банки, принимая решение об их внедрении, тоже понятны – вложения в маркетинг и в разработку профессионально защищенной системы должны быть окупаемы с точки зрения количества транзакций», – комментирует Виктор Ковалев, руководитель направления по стратегическому планированию банка «Хоум Кредит».

Около 24,3 млн клиентов этого банка, входящего в Топ-30, могут дистанционно управлять своим счетом через веб-портал банка, телефонный банк, интернет-банкинг, SMS-уведомления, мобильный банкинг и банковские приложения для устройств под iOS, Android и Windows Phone. Его «дежурные эксперты» консультируют потенциальных клиентов в Facebook и Twitter. В числе направлений, которые будут развиваться в будущем, В. Ковалев называет платежи через операторов сотовой связи, мобильные точки по приему банковских карт, а также кооперацию с компаниями, внедряющими у себя технологии Near Field Communication (NFC). По его мнению, результаты постоянного расширения спектра цифровых каналов взаимодействия банка с клиентами станут заметны через два-четыре года, когда в активную жизнь вступит поколение, рожденное в эпоху глобального интернета, в сознании которого уже сформировался образ электронного платежа как естественной составляющей жизни.

Деньги под прессом

«Электронные денежные средства» – понятие, введенное в оборот летом 2011 г. Федеральным законом «О национальной платежной системе» № 161-ФЗ, принятия которого ждали системы интернет-денег, нуждавшиеся в признании этого термина легитимным. Закон, с одной стороны, регламентировал их деятельность на рынке, с другой, по мнению экспертов Российской ассоциации электронных коммуникаций, фактически вынудил платежные системы принять новые правила игры и выработать новые формы рыночного поведения.

Кроме того, закон повысил входной барьер в этот сегмент для компаний нефинансовой сферы и, наоборот, понизил его для игроков из финансового сектора. «Поскольку одним из обязательных требований закона «О национальной платежной системе» стало участие в платежном бизнесе банковских организаций либо небанковских кредитных организаций (НКО), – отмечает Андрей Попков (QIWI Кошелек), – число участников рынка сократилось за счет компаний, для которых этот вид бизнеса не являлся профильным (читай: которые не смогли получить лицензию НКО. – Авт.). Однако крупные игроки – основные платежные сервисы – сохранили свои позиции».

Действительно, у «большой тройки» платежных систем – Visa QIWI Wallet, WebMoney Transfer и «Яндекс. Деньги» (так расставили их в своем исследовании аналитики J’son & Partners), на долю которой в 2012 г. приходилось 90% российского рынка интернет-денег (281 млрд руб., рост за год – 72%), проблем с получением лицензии не возникло. А вот надежный партнер из сферы финансовых услуг, сотрудничество с которым придало бы новый импульс их развитию, был нужен. Недаром в конце 2012 г. компания QIWI Кошелек подписала с международной платежной системой Visa стратегическое соглашение, направленное на повышение качества и безопасности ее сервиса, а также на расширение его географического присутствия. Примерно в то же время объявили о партнерстве «Яндекс.Деньги» и Сбербанк. Они создают совместное предприятие для разработки и продвижения розничных платежей в интернете под брендом «Яндекс.Деньги» на основе технологий этой платежной системы. Таким образом Сбербанк, получающий три четверти уставного капитала новой компании, рассчитывает усилить позиции на рынке электронной коммерции и интернет-платежей, а «Яндекс», сохраняющий за собой блок-пакет – 25% акций плюс 1 руб., обретает в лице Сбербанка партнера, соответствующего масштабам бизнеса.

Все вышесказанное подтверждает большой интерес крупных банков не просто к расширению присутствия в интернете, а к использованию его виртуальных просторов в качестве площадки для ведения основного бизнеса.

Встречное движение

В том, что касается регулирования сферы мобильных платежей, операторам связи повезло больше, чем игрокам рынка интернет-денег. Закон «О национальной платежной системе» закрепил сложившуюся к этому моменту бизнес-схему проведения платежа со счета абонента.

По словам Дениса Зырянова (MegaLabs), изменения затронули главным образом существующий в сфере мобильных платежей понятийный аппарат (вместо термина «предоплаченная карта» в тексте появилось понятие «электронных денежных средств») и правила взаиморасчетов операторов связи с кредитными организациями. Теперь схема проведения мобильных платежей выглядит, по словам Виктора Маркелова («ВымпелКом»), следующим образом: «Мы как оператор возвращаем аванс, внесенный абонентом за услуги связи в банк-партнер, тот производит эмиссию денежных средств, оплата в которых и переводится в сторону товарно-сервисного предприятия, чьи услуги или товары приобретает абонент».

Иными словами, участие в этой схеме кредитной организации обязательно. Она выступает в роли расчетного банка, действующего по поручению клиента, которое он дает через своего оператора связи.

Каждый из операторов большой тройки отношения с банком-партнером выстраивает по-своему. МТС оказывает мобильные финансовые услуги через МТС-Банк, крупнейшим акционером которого является АФК «Система», партнером «ВымпелКома» по реализации различных сервисов в области мобильных платежей выступает Альфа-Банк, совместно с которым они владеют платежной системой RURU. А у компании MegaLabs в партнерах сразу четыре банка и одна расчетная небанковская организация.

Есть ли между партнерами почва для конкуренции? Д. Зырянов считает, что нет: «Мы все-таки работаем совсем в другом сегменте, и если в чем-то пересекаемся с банками, то незначительно».

Всё так, но не совсем. Действительно, средний размер платежа, который производится со счета мобильных операторов, невелик. Например, у «ВымпелКома» он составляет около 250 руб. Но, как признает В. Маркелов, в настоящее время делается всё для того, чтобы абоненты пополняли свой счет на такие суммы, которых хватит не только на оплату услуг связи, но и на покупку мобильных приложений на Google Play, артефактов для онлайн-игр и т.п. А поскольку совершать платежи со счета мобильного телефона удобно, есть основания полагать, что привыкший использовать его в качестве альтернативного кошелька абонент, возможно, и не захочет обращаться для осуществления регулярных платежей к услуге интернет-банкинга.

Обострению наметившейся конкуренции может способствовать внедрение в недалеком будущем технологии бесконтактных платежей. Ведь NFC-чип может встраиваться как в банковскую карту, так и в смартфон, и трудно сказать, что выберет пользователь, который чаще постоянно имеет при себе мобильное устройство, а не кошелек. Впрочем, пока доля банковских карт с поддержкой этой технологии не превышает 1% (по словам Николая Жмуренко («Смартфин»), в августе 2012 г. из 220 млн эмитированных в России карт лишь около 500 тыс. поддерживали бесконтактные платежи), уровень проникновения NFC-смартфонов в существующую базу мобильных устройств ненамного выше, и об этом витке конкуренции банков и операторов связи говорить рано.

Получатели платежей – за

Они очень заинтересованы в расширении спектра способов оплаты своих товаров и услуг. Это подтверждает своеобразный рекорд Московской городской телефонной сети, которая в 2012 г. добилась удвоения доли платежей, поступающих по электронным каналам, – с 40 до 80% в общем объеме средств, полученных от своих абонентов, вполне консервативной аудитории. Компания объясняет столь впечатляющие темпы роста полным переходом на онлайн-оплату услуг, расширением круга партнеров по приему электронных платежей, а также внедрением новых платежных сервисов, например, установкой в ее собственных салонах и офисах Сбербанка терминалов, автоматически считывающих штрих-код на рассылаемых абонентам счетах.

Курс на привлечение как можно большего числа партнеров по приему платежей за свою услугу спутникового доступа в интернет KiteNet еще в период подготовки ее запуска взяли компании «Русат» и «Радуга-Интернет». Абоненты могут оплачивать KiteNet через абонентский счет оператора сотовой связи, банковские карты, системы интернет-платежей, платежные терминалы, салоны связи, отделения Сбербанка и «Почты России». «Все платежные системы работают с нами за комиссионное вознаграждение 3–5% с транзакции, – рассказывает Дмитрий Гордиенко («Русат»). – Самый "дорогостоящий" наш партнер по приему платежей – компания ОСМП (бренд QIWI), но он же и самый прибыльный. А наименее затратны для абонентов оплата с банковских карт, через систему "Яндекс.Деньги" и платежи с мобильного телефона "Билайн"».

Основная проблема заключается в том, что потребители услуги KiteNet, да и не только они, сегодня еще совершают ошибки при перечислении денег по электронным каналам. Более того, по опыту российского сервиса по доставке товаров из зарубежных интернет-магазинов Vipont.Ru, заказчики товаров из российской глубинки зачастую не умеют пользоваться электронными деньгами и не имеют электронных кошельков.

Схема работы сервиса, предполагающая, что клиент осуществляет платеж в адрес международного платежного агрегатора компании W1 (известной в России как «Единый кошелек»), которая по запросу Vipont.Ru переводит средства в ее офис в США, а его сотрудники выкупают заказанные товары, проверяют их, упаковывают и отправляют в Россию, укладывается в рамки российского законодательства. И, как утверждает Кирилл Ладыгин (Vipont.Ru), остается таковой и после вступления нашей страны в ВТО. При этом клиентам доступна оплата товара через терминальные сети, салоны связи, банковские карты, банковские переводы и электронные кошельки. К. Ладыгин не исключает, что в результате ценовой конкуренции между агрегаторами платежей (или агрегаторами и банками) комиссия для Vipont.Ru и/или для ее клиентов может снизиться.

  

Если на поле, на котором совершают ходы основные игроки рынка электронных платежных систем, взглянуть глазами потребителя, то можно увидеть, что банки, системы интернет-платежей, операторы сотовой связи решают общую задачу превращения России из страны наличных в страну электронных денег. И чем дольше каждый участник рынка будет оставаться в игре, тем больше возможностей будет у рядовых пользователей найти наиболее выгодные условия для проведения удаленных платежей.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!