Rambler's Top100
Статьи ИКС № 10 2013
14 октября 2013

Дмитрий КОСТРОВ. Человек без опасности

В сфере информационной безопасности России есть несколько имен-брендов, и одно из них – Дмитрий КОСТРОВ. Мы не даем рецептов восхождения к экспертным высотам, но умеющие прочесть смогут, вероятно, проследить причинно-следственные связи этого процесса.

Дмитрий КОСТРОВПо дедовским стопам

– Каким ребенком был Дима Костров лет 30 назад?

– Не отличник, но имел твердые пятерки по двум предметам – физкультуре и поведению. За школьную команду выступал в районных соревнованиях и занимал призовые места. Особенно получались бег и военно-прикладные дисциплины – полоса препятствий, метание гранат, лыжи. Любил ходить с отцом на рыбалку. Еще однажды вечером он взял меня к себе на работу в информационный центр своего предприятия. Там были большие старые ЭВМ, с лампочками, к ним на тележке подвозили жесткие диски. Это завораживало. В старших классах у нас появился новый предмет «информатика», но компьютеров в школе не было – и мы осваивали клавиатуру на деревяшках.

– Почему изначально вы выбрали профессию военного связиста?

– Все просто. Оба деда были военными: по одной линии – пограничник, по другой – служил в правительственной связи. Родился я в Москве, но рос в Подмосковье, в военном городке в Удельной. Там была войсковая часть правительственной связи. Вопрос «куда идти учиться» не стоял. Окончил школу и в 1988 г. поступил в Киевское высшее военное инженерное дважды Краснознаменное училище связи им. М.И. Калинина.

Почему Киев? В Москве военного училища связи не было. Были училища в Ленинграде, Орле, Кемерове, Омске, Томске. Но Киевское считалось лучшим, и поступить туда было очень престижно. И правда, там были мощные кафедры радиосвязи, радиорелейной, тропосферной, космической связи. Я поступил на факультет радиосвязи и защитил диплом радиоинженера. Выпускники Киевского училища пользовались большим спросом в правительственной связи, однако к 1993 г. многое изменилось. Украина стала отдельным государством, и одно время руководство училища хотело курсантов из России, которые учились в Киеве, перебросить в Орел, и наоборот. Но все же дали доучиться.

Сейчас, к сожалению, нашего училища не существует. Но мы встречаемся, общаемся. В этом году было 20 лет выпуска.

По дедовским стопамНа две страны

– По окончании вуза в 1993 г. вы вернулись в Москву и получили работу в ФАПСИ. Жизнь начала налаживаться?

– Напротив, она поставила проблемы. К тому времени я женился, у нас родилась дочь. С женой мы познакомились за два года до того на отдыхе в Евпатории – студенческие каникулы, море, дискотеки… Она родом из Ростовской области. Поженились мы в 20 лет. Потом я доучивался в Киеве, а она с дочкой переехала к моим родителям в Удельную. Около года мы жили, получалось, в разных странах. Когда вернулся в Москву, жилищная проблема встала во весь рост. В 93-м году офицерам жилья практически не давали, и за семь лет работы в службе защиты информации ФАПСИ (сейчас это спецсвязь ФСО) моя очередь на жилье отодвинулась с 93-го на 103-е место. Забегая вперед, скажу: через 13 лет работы «на гражданке» – что удивительно и за что я благодарен ФСО – мне все же выделили однокомнатную квартиру в Красногорске.

В ФАПСИ я был старшим научным сотрудником, занимался в том числе вопросами компьютерной безопасности, потихоньку учился на нормативных документах зарубежных стран, в частности, «радужной» серии книг американского МО. В тот же период получил второе и третье высшее образование в Академии ФСБ – переводчика (1994–1998 гг.) и юриста (1996–1999 гг.). Это была хорошая школа, которая впоследствии очень пригодилась…

В 2000 г. стало ясно, что ФАПСИ будет расформировано, и я, дослужившись до майора, пошел в гражданский мир.

Три оператора

– В гражданском мире вы всегда работали в жестких корпоративных командах, но складывается впечатление, что всегда имели свободу действий. Как это объяснить?

– В разных местах все происходило по-разному (хотя вы правы). В компанию «Глобал Один» (ныне Orange Business Services) я пришел старшим специалистом информационной безопасности. Занимался настройкой системы безопасности и разработкой документов. Это требовало определенной свободы, но и ответственности. Похоже, справился.

Потом, в 2003–2008 гг., был директором службы информационной безопасности МТТ. Передо мной была поставлена задача создать с нуля службу ИБ и развивать направления технической безопасности, СОРМ, антифрод. Это было, пожалуй, самое интересное время, если не считать училище. Мне был дан карт-бланш: теорию знаешь, а вот тебе практика. Пришлось опять учиться. За свои деньги я прошел курс MBA и защитился с отличием в Московской международной школе бизнеса МИРБИС. Со своим департаментом в МТТ я проводил тренинги – проверял на практике теорию, которую получал в МИРБИСе. Вообще, несмотря на критику в адрес МВА, я убежден, что это образование немножко меняет голову технарей. Так что потраченных на МВА денег и времени не жалко.

Да, в МТТ по направлениям, которые развивал, получил международный сертификат ISO 27001. Это была одна из первых сертификаций в России, а в TELCO и вовсе первая.

В 2008–2012 гг. стал директором по проектам, а затем главным экспертом департамента информационной безопасности КЦ в МТС. Здесь мне предоставили еще большую свободу принятия решений. К 2008 г. в компании были уже хорошо налажены процессы обеспечения внутренней безопасности, но оператор хотел развивать направление инфобезопасности клиентов, а также изучать возможности использования на своей сети новых ИБ-решений, применяемых операторами в других странах. Как директор по проектам и главный эксперт я старался на открытых форумах разъяснять абонентам рынок безопасности через оператора, проводил совещания, искал необычные решения и старался выводить их на наш рынок. Например, рекомендовал увиденные в Дублине системы, обеспечивающие защиту от вирусов и SMS-спама в мобильных устройствах, – и со временем российские операторы начали их использовать.

В тот же период я много работал в ИК17 МСЭ-Т в качестве заместителя руководителя направления. Вот где пригодились знания английского и юриспруденции, полученные в Академии ФСБ. За четыре года работы удалось в рамках ИК защитить российский вклад по национальным центрам безопасности. Этому предшествовала долгая борьба, но у нас все получилось.

На госслужбе

– С марта 2013 г. вы – заместитель директора департамента управления радиочастотами и сетями связи Минкомсвязи. Сомневались, принимая это решение?

– Решение было небыстрым, это некий вызов для меня. Сначала было сложно. Огромный объем информации, другой уровень принятия решений, другой уровень взаимоотношений и ответственности. Пришлось вспоминать свои юридические знания. Тяжело было втянуться, после 13 лет на гражданке снова стать госслужащим (военная служба – тоже разновидность госслужбы). Вообще-то шел в министерство, чтобы развивать направление информационной безопасности в России, хотя бы определить, кто в государстве отвечает за эти вопросы – Совбез, ФСТЭК, ФСБ, МИД, Минкомсвязь… Увы, сейчас эти вопросы занимают лишь около 10% времени, а основные силы затрачиваются на решение вопросов устойчивости, целостности и безопасности сети связи общего пользования, а также поручений президента и правительства, которые надо, как говорится, выполнить еще вчера, точно, качественно и в срок.

Б  е  з  о  п  а  с  н  ы  й     б  л  и  ц

Крокодилы ловятся...– Как проводите свободное время?

– Его практически нет. Люблю горные лыжи, дайвинг. В большой теннис научился играть – если есть время, выезжаю на корт в Жуковский. Плюс стрельба. В Мытищах есть стрелковый стадион «Динамо», там тренируюсь. Ну и просто полежать на диване. К сожалению, редко получается встречаться с коллегами-безопасниками. Раньше хотя бы на конференциях пересекались, а сейчас и на это времени нет. Хорошо, что соцсети есть, – можно хотя бы на лица посмотреть, перекинуться словом.

– Какие качества цените в людях, какие не приемлете?

– Ценю верность и, как все нормальные люди, не приемлю ложь. Но вообще-то я терпим к недостаткам людей.

– Какую кухню любите?

– Я непривередлив. Стейки люблю. Могу кастрюлю борща съесть.

– Животных держите в доме?

– У меня 13-летний американский стаффордширский терьер. Все его боятся, но он ласковый, как пудель. Внук, приезжая, за язык его тягает. Недавно гроза была, он один остался в квартире – и со страху перетащил все свои вещички (подушки, покрывала и т.д.) в ванную.

– Вы водите автомобиль?

– Да, но на работу быстрее доезжаю на метро, на дорогах пробки. Поэтому на своем старом джипе лишь иногда выезжаю поиграть в теннис, пострелять или на дачу.

– Как выходите из конфликтов?

– Я человек неконфликтный. Лучше найти компромисс. Хотя бывают случаи, когда необходимо отстаивать свою точку зрения.

– А как улаживаете конфликты на дорогах?

– Джип хоть и старенький, но большой и черный – нас все боятся. А если еще и со стаффом…

Беседовала Лилия ПАВЛОВА

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: