Rambler's Top100
Статьи ИКС № 03 2014
Александра КРЫЛОВА  11 марта 2014

Спасти рядового инженера

Именно так, правда, без киношной патетики, профессиональное сообщество ставит вопрос об инженерных кадрах.

Быть сегодня инженером – сродни профессиональному подвигу. И зарплата, и почет невелики. Меж тем инженер – опора проекта и реальной сети связи.

Вместо ответа

По данным Минкомсвязи РФ, только 15–20% выпускников вузов инженерных специальностей пригодны к немедленному трудоустройству в сфере ИТ. А значит, остальных на первом рабочем месте придется еще учить и учить. Четверть века назад так и было: выпускник вуза – молодой специалист – по распределению приходил на предприятие или в проектный институт, где на протяжении двух-трех лет приобретал необходимые для практической работы умения и навыки под руководством опытных коллег.

В наши дни компаниям-работодателям нужны готовые специалисты, способные к самостоятельному решению задач. Профессиональная судьба бакалавров, выпускников первого уровня подготовки, не дотягивающих, по мнению многих участников рынка, до уровня инженера и вместо магистратуры оказавшихся на рынке труда, остается под вопросом. Под вопросом оказывается и будущее высокотехнологичных отраслей, на предприятия которых они попадут.

Правда, недавно стало известно, что Минобрнауки РФ по договоренности с Минкомсвязью на 34% увеличило контрольные цифры приема на 2015–2016 учебный год по ИТ-специальностям. Так, прием по программе магистратуры на специальности «информатика и вычислительная техника» расширен на 74%, «информационные системы и технологии» – на 208%, «прикладная информатика» – на 191%, «инфокоммуникационные технологии и системы связи» – на 202%. Это означает, что выпускников двухуровневых программ обучения в начале 2020-х годов будет больше.

Ряду технических вузов (МТУСИ в их число не вошел) удалось отстоять необходимость продолжать подготовку студентов по программам специалитета, т.е выпускать инженеров. Но и там количество часов практических занятий и лабораторных работ сокращается, что отодвигает выпускника вуза от «живой» инженерной деятельности. К тому же в силу невысокого социального статуса инженера далеко не все выпускники вузов спешат сегодня устраиваться по приобретенной специальности.

Недаром руководители крупных машиностроительных предприятий и производственных объединений с трибуны Общественной палаты РФ заявляют о необходимости возвращения к системе распределения хотя бы для тех выпускников, которые получали высшее образование за счет бюджета. Или даже о системной пропаганде технического образования и работы на промышленных предприятиях, предполагающей ранний отбор, вовлечение и удержание талантливой молодежи.

В телекоммуникационной отрасли, где мощных проектных институтов, в которых выращивались специалисты самой высокой квалификации, осталось немного, нехватка инженеров пока ощущается не так остро: проектировщики, прошедшие «старую школу» двадцать лет назад, еще в строю. Но их доля постепенно размывается молодым пополнением, такой закалки не получившим.

Между тем, поскольку «Требования к проектированию сетей связи», разработка которых предусмотрена законом «О связи», отраслевым министерством так и не выпущены, сети сегодня проектируются, по словам Александра Вронца, главы саморегулируемой организации НП «ПроектСвязьТелеком», исходя из знаний и представлений опытных инженеров – а их становится все меньше.

Неудивительно, что услуги по проектированию сетей связи операторам все чаще предлагают поставщики оборудования, преимущественно западные компании. Те из них, чье оборудование выбирается, нередко получают в управление и построенные на нем сети, а заодно в их штат переводятся и специалисты оператора, занимавшиеся этим ранее.

Только вот насколько глубока заинтересованность иностранных компаний в качественной подготовке российских инженеров-проектировщиков и развитии их потенциала? Этот отнюдь не риторический вопрос стал поводом для дискуссии в профессиональном инженерном сообществе.

Кого и как поддерживать государству

Пока дискуссия носит преимущественно терминологический характер. Так, Минпромторг России предложил сосредоточиться на поддержке развития инжиниринга и промышленного дизайна и разработал одноименную подпрограмму госпрограммы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности». В конце 2013 г. при министерстве был образован Совет по инжинирингу и промышленному дизайну, в числе основных задач которого – выработка требований к кадровому обеспечению индустрии инжиниринга и промышленного дизайна, а также разработка предложений по вопросам государственной поддержки, в том числе финансовой, мероприятий, направленных на ее развитие. При этом термины «инжиниринг» и «промышленный дизайн», несмотря на справедливую критику со стороны ряда СРО, так и не получили однозначного определения.

Позиция Совета Федерации России такова: предметом регулирования должны стать инженерная и инжиниринговая деятельность, рассматриваемые как близкие по сути. В январе 2014 г. Совфедом была создана Временная комиссия по вопросам развития законодательства РФ в этих областях. За три года она должна подготовить предложения по формированию и развитию законодательных актов и по государственной поддержке инженерной и инжиниринговой деятельности с привлечением к этой работе профессионального экспертного сообщества. Инициировавший создание комиссии сенатор Игорь Зуга, в прошлом возглавлявший проектный институт, еще летом 2013 г. начал обсуждать подготовку проекта закона «Об инженерной и инжиниринговой деятельности» с Комитетом по технологическому проектированию объектов производственного назначения Национального объединения проектировщиков.

Представители инженерного и проектного сообщества считают, что обсуждение вопроса о том, как и в каком объеме государство должно поддерживать инженерную деятельность, лучше бы организовать на площадке при Минкомсвязи РФ. Ведомство, определяющее требования, нормы и правила, по которым живет телекоммуникационная отрасль, больше других заинтересовано в том, чтобы иметь в достатке квалифицированных инженеров – проектировщиков сетей и сооружений связи. 

П р о ф е с с и о н а л ь н о е   с о о б щ е с т в о   в р а т ь   с е б е   н е   б у д е т

Александр ВРОНЕЦ, глава СРО НП «ПроектСвязьТелеком»– Отрасль инфокоммуникаций сейчас переживает этап перехода от хорошо выстроенной централизованной системы подготовки инженерных кадров к новой, которая только складывается.

Сегодня, когда вузы в большинстве своем перешли на программы подготовки бакалавров и магистров (но не инженеров!), важно ответить себе на вопросы: кто будет решать инженерные задачи в нашей высокотехнологичной отрасли? какой должна быть траектория профессионального роста выпускника бакалавриата, чтобы он был способен с ними справиться? каким документом должен подтверждаться статус инженера? Нужно выработать механизм подготовки таких кадров, которым можно доверить сети и сооружения связи.

Как саморегулируемая организация, созданная по отраслевому принципу и выдающая компаниям свидетельство на право проектных работ, мы испытываем потребность в механизме, который позволяет как максимум – защитить рынок от неинженеров или как минимум – отличить инженеров от тех, кто таковым не является. А неинженеров, увы, на рынке немало, в том числе и «благодаря» деятельности коммерческих СРО.

На наш взгляд, новый механизм может быть подобен действующему в странах Европы (откуда, кстати, к нам и пришла двухуровневая система образования) и США, где специалист, не прошедший аттестацию, не имеет права учредить инженерную компанию.

В этих странах бакалавр, получивший базовые технические знания и готовый к дальнейшему развитию, должен проработать в компании от трех до пяти лет, сформировать портфолио из проектов, в которых он участвовал, и сдать экзамены, проверяющие его профессиональный уровень и знание законодательства. В случае успеха он получает статус инженера, имеющего право работать самостоятельно. Компания же, в которой заняты несколько аттестованных инженеров, называется инженерной.

Нам сегодня не хватает именно того профессионального уровня, на котором бы «закрывались» задачи аттестации инженеров как физических лиц и на основе которого можно было бы выстроить на рынке инженерные компании как лица юридические. Таким звеном могла бы стать, например, Инженерная палата, созданная по аналогии с Архитектурной палатой, условием членства в которой для специалиста являлась бы успешно пройденная аттестация.

Понятно, что силами одного только государства перейти к такой системе формирования инженерного корпуса невозможно, и тут свое слово должно сказать профессиональное сообщество: оно заинтересовано в компетентных специалистах и врать себе не станет. Более того, профессиональное сообщество в лице саморегулируемых организаций готово взять на себя эту миссию, дабы сформировать кадровый резерв, продолжать развиваться и в итоге защитить рынок.

Опыт оценки инженерных знаний у многих СРО уже есть. Мы в «ПроектСвязьТелекоме» разработали электронную систему аттестации специалистов, прошедших повышение квалификации. Ею могут воспользоваться и пользуются инженеры любой из 230 входящих в СРО компаний из любой точки России.

Очевидно, пришло время на государственном уровне сформулировать принципы аттестации инженерных кадров и определить орган, представляющий профессиональное сообщество, которому можно делегировать полномочия по ее проведению на федеральном или региональном уровне.

Сегодня у нас нет формального повода назвать бакалавра инженером. Если о создании системы «выращивания» выпускника бакалавриата не думать, то скоро мы никого не сможем отнести к славной профессии инженера, не сделав большой ошибки. Напротив, объединив волю государства «сверху» с инициативой профессионального сообщества «снизу», мы получим механизм подготовки специалистов, адекватный задачам, стоящим сегодня перед нашей, созданной инженерами отраслью.

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: