Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2014
Денис ЗЫРЯНОВ  06 мая 2014

m-Commerce – дело привычки

Привычки пользователей к платежным инструментам складываются и меняются небыстро. «Мобилизация» сферы финансов тоже требует времени. О драйверах роста сегмента мобильной коммерции – Денис ЗЫРЯНОВ, директор по финансовым услугам «МегаЛабс».

Денис ЗЫРЯНОВ– Как бы вы охарактеризовали текущий уровень развития сервисов мобильной коммерции в «МегаФоне»?

– Мы находимся в фазе экстенсивного роста количества пользователей. Как и у любой платежной системы, наши основные активы – пользовательский опыт и привычка применять предлагаемый инструмент. Известно, что как только количество адептов той или иной технологии превышает некий критический уровень, ее рост ускоряется и она становится массовой. Сейчас мы, на мой взгляд, проходим самый важный этап. В 2013 г. по сравнению с 2012-м число пользователей увеличилось на 60%, так же быстро растет и число совершаемых ими платежных транзакций (в IV квартале 2013 г. – на 50% по сравнению с тем же периодом 2012-го). А главное, мы видим их высокую повторяемость: абоненты, раз попробовав оплатить услуги или товары с мобильного телефона, делают это ежемесячно или даже чаще.

– Как вы оцениваете уровень проникновения услуг мобильной коммерции и мобильных платежей в абонентскую базу оператора?

– Сегодня оно составляет более 3%.

– Мобильные финансовые сервисы, мобильная коммерция для «МегаФона» – это уже источник дохода?

– Для нас это вполне значимый источник дополнительного дохода, с хорошими показателями роста, значительно превышающими показатели традиционного бизнеса мобильного оператора.

– Насколько финансовые сервисы коррелируют у вас с традиционными услугами связи?

– Мы видим, что финансовые сервисы позитивно влияют на динамику основного бизнеса, в том числе на ARPU. Абоненты осознают, что средства со счета телефона можно потратить много на что, как следствие, остатки на счетах растут. А чем большим количеством средств на лицевом счете располагает абонент, тем меньше вероятность того, что он неожиданно уйдет в блокировку из-за их отсутствия. Это значит, что услуга, которая раньше не могла быть оказана, предоставляется. Конечно, мы не говорим, что наши абоненты держат на своих лицевых счетах десятки тысяч рублей. Но если в среднем у абонента там лежит 50–70 руб., то пользование платежными сервисами увеличивает эту сумму, условно говоря, в два раза.

– Какие задачи в области развития мобильных финансовых сервисов вы решали в 2013 г. и продолжаете решать сегодня?

– Мы сфокусировались на увеличении охвата торгово-сервисных предприятий нашим платежным инструментом, добиваемся, чтобы как можно больше торговых точек предлагали оплату с лицевого счета абонента «МегаФона». Сегодня таких точек более 10 тыс. Развиваем инфраструктуру сервиса, которая клиенту не видна, но тем не менее имеет большое значение. Это платформы, требующие модернизации, масштабирования, повышения надежности работы, нагрузка на которые постоянно растет. Еще одно фокусное для нас направление – консультирование клиентов. На данный момент сотрудники нашего контакт-центра могут решить практически любой вопрос абонента, связанный с такой специфической темой, как финансовые услуги. Также мы развиваем системы фрод-мониторинга, работу с получателями платежа, отрабатываем схемы возврата денежных средств, возврата товаров. Фактически наши мобильные сервисы перестают быть для абонентов «одной из услуг», а обрастают элементами полноценной платежной системы, которую, к примеру, VISA и MasterCard выстраивали годами. Представители этих компаний всегда говорили, что платежная система – это не технология, не платформа, а прежде всего большой свод правил, процедур обслуживания и т.д. Вот этим «жирком» мы сейчас и обрастаем. И тем самым повышаем свою устойчивость.

– Партнеры по рынку имеют планы по внедрению платформы TSM, позволяющей в массовом порядке загружать на NFC-смартфоны виртуальные карточные продукты. Есть ли таковые у вас?

– Наша стратегия в области NFC-платежей прозрачна: мы начинаем их развитие с транспортного приложения, которому платформа TSM по большому счету не нужна. В нашем понимании TSM нужна для выхода на рынок банковских платежей, эмуляции на телефоне банковских карт. Согласно стандартам GSMA, существуют модули VNO TSM (Virtual Network Operator TSM, на стороне оператора) и SP-TSM (Service Provider TSM, на стороне эмитента – банка или НКО). Сегодня мы находимся в процессе реализации своей части и знаем, что некоторые банки работают над созданием SP-TSM. Как только все это будет реализовано – появятся примеры внедрения. С нашей точки зрения, модель операторской TSM более безопасна: SIM-карта за долгие годы существования доказала свою взломоустойчивость. Стандарты ее производства и персонализации практически не отличаются от стандартов производства чипов банковских карт, более того, они изготавливаются и поставляются теми же компаниями.

– До конца 2013 г. операторы большой тройки хотели запустить проект бесконтактной оплаты проезда на метро с помощью технологии NFC. Не сложилось?

– Техническая интеграция проведена. Сейчас мы ведем пользовательское тестирование, чтобы быть уверенными, что все будет работать как часы. Задержка в реализации проекта имеет объективную причину. Поскольку средства оплаты проезда на метрополитене – тема социально-значимая, Департамент транспорта Москвы заинтересован в том, чтобы 10 раз все перепроверить. Все, что нужно было сделать на стороне мобильных операторов, сделано, остались минимальные настройки на стороне билетной системы метрополитена, которая сейчас тестируется. Думаю еще два, максимум три месяца тестирования, и сервис будет запущен.

– Число NFC-смартфонов намного выросло за год?

– Намного. Сегодня в салонах сети «МегаФон-ритейл» представлено 40 моделей таких устройств. Около 500 тыс. уже работают в нашей сети в Москве.

– А выпуск физических пластиковых карт вы не планируете?

– Совместно с банком «Таврический» мы сейчас реализуем пилотный проект эмиссии банковских пластиковых карт (всего их выпущено 20 тыс.) в Москве и Санкт-Петербурге. Особенность нашего решения заключается в том, что баланс карточки, напрямую привязанной к лицевому счету абонента, эквивалентен счету мобильного телефона. Когда абонент расплачивается этой карточкой, средства списываются со счета мобильного телефона. В рамках проекта мы отрабатываем технологии, и прежде всего – идентификацию клиентов. Важно, чтобы люди, которые у нас получили карточку, были идентифицированы в соответствии со всеми требованиями действующего законодательства.

– Раз уж мы заговорили о законодательстве, как вы относитесь к выдвинутой не так давно законодательной инициативе ограничения суммы неидентифицированного платежа?

– Мы поддерживаем появление четких правил игры и согласны с тем, что платежи, которые осуществляет наш абонент, должны были авторизованными и идентифицированными. Благо, у нас как оператора для этого есть все возможности: в процессе подписания контракта на оказание услуг подвижной связи мы клиента и его документы видим, так что его идентификация для нас не является проблемой.

– Платеж с мобильного телефона, согласно действующей нормативной правовой базе, считается идентифицированным и авторизованным?

– С нашей точки зрения, да. Безусловно, этот вопрос должен быть уточнен и прояснен в поправках к закону «О национальной платежной системе» № 161-ФЗ, которые будут приняты на этот счет, для того чтобы мы как оператор могли применять четкие правила идентификации для своих абонентов. В этом направлении мы с регулятором работаем.

– К каким рубежам вам хочется выйти через два-три года?

– Через два-три года, я думаю, услугой мобильной коммерции будут пользоваться около 10% наших абонентов, которые смогут оплачивать со своих карманных устройств и приобретать товары и услуги 80–90% всех предприятий и сервисов, представленных в интернете. 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!